Азарий Плисецкий. Ураган по имени Майя

В молодости она была очень своенравной, безрассудной, вспыльчивой и упрямой. Не женщина, а стихийное бедствие!
Рахиль Мессерер с сыном Азарием Плисецким, братом Александром Мессерером и дочерью Майей Плисецкой Майя приезжала к нам в ссылку в Чимкент вместе с дядей Нодиком. Мне здесь три года, я на руках у нашей мамы Фото: из архива А. Плисецкого

Прошло девять месяцев. Я уже подумывал о том, чтобы пойти в Театр Станиславского и Немировича-Данченко (руководитель балетной труппы обещал главные партии), когда после аудиенции у министра культуры дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Меня зачислили в штат Большого. Начинал я в кордебалете, как большинство молодых артистов, и довольно долго ждал сольных партий. У Алика карьера тоже развивалась не слишком быстро. Хотя он был очень хорошим танцовщиком и в качестве солиста впоследствии преуспел больше, чем я. После выхода на пенсию стал прекрасным педагогом, преподавал в разных странах.

Из нас троих только Майя сразу получила статус солистки, а вскоре — и прима-балерины. В театре занимала главенствующую позицию, и дома была нашим светочем, центром семьи. Ей позволялось то, чего не позволялось другим. В молодости она была очень своенравной, безрассудной, вспыльчивой и упрямой. Не женщина, а стихийное бедствие! Когда ее на чем-то заклинивало, мама говорила: «Майечке опять вожжа под хвост попала. У нее очередной бзик». Это слово очень нравилось Белле Ахмадулиной.

Но при всех своих бзиках Майя была необыкновенно доброй и щедрой по отношению к семье. Как только начала гастролировать, стала привозить нам подарки. В основном самые простые и необходимые вещи, что-нибудь из одежды, обуви. В магазинах ничего приличного не было, и жили мы бедно. Первый настоящий костюм — так, чтобы и пиджак, и брюки были из одной ткани, — появился у меня только в восемнадцать лет. И вообще я все донашивал за Аликом. К счастью, у нас были одинаковые размеры.

Какое-то время всей семьей существовали на Майину зарплату. Мама не работала, мы с Аликом учились. И тетя Мита помогала — мамина сестра Суламифь Мессерер. Она была как вторая мама. Тетушка занимала две комнаты в коммунальной квартире в доме Большого театра в Щепкинском проезде. Одну из них отдала нам. Сейчас в этом здании служебные помещения, а тогда располагалось своеобразное общежитие, «воронья слободка». Почти все жильцы были так или иначе связаны с театром. В нашей квартире их насчитывалось двадцать восемь на семь комнат — и ничего, все неплохо уживались.

Моя судьба была предрешена, ведь в нашей «вороньей слободке» все дышало искусством и Большим театром, располагавшимся буквально в десяти метрах. И ближайшие родственники занимались балетом — сестра, брат, тетя, дядя. Я ходил на все спектакли с их участием, а потом пытался повторить какие-то пируэты.

— Ваша семья состояла из огромных кланов Мессереров и Плисецких...

— Лиля Брик когда-то сказала: «У Плисецкой один существенный недостаток — слишком много родни». Эту фразу любил цитировать Щедрин. Родственников у нас действительно хватало, и с материнской стороны — Мессереров, и с отцовской — Плисецких. За Майю говорить не могу, у нее были непростые отношения со многими людьми. А я совсем не тяготился своими близкими и был им всегда благодарен, особенно тете Суламифи и дяде Асафу. Если бы не они, вряд ли выжил бы...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...

Написать комментарий


Читайте также

Марьяна Полтева. Подарки судьбы

Марьяна Полтева. Подарки судьбы

Анджелина Джоли (Angelina Jolie) Анджелина Джоли (Angelina Jolie) актриса, посол доброй воли ООН, режиссер, сценарист, фотомодель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте