Кира Прошутинская о Гурченко: «Муж спасал ее от усталости и отчаяния»

Он всегда был рядом с ней. Вернее, на шаг позади (или в стороне). Не из-за комплексов. Просто так ему было виднее, что нужно той, кому он искренне и преданно служил.
Сенин с другом — Сергеем Никитиным, капитаном дальнего плавания. Одесса, 1979 год Сенин с другом — Сергеем Никитиным, капитаном дальнего плавания. Одесса, 1979 год Фото: из личного архива С. Сенина

Он меня за это явно пожалел — сколько лет я была лишена удовольствия наслаждаться этим Вианом. В тот день пообещала себе: обязательно прочитаю! Не прочитала. Пока...

Борис Виан появился у него на военных сборах после пятого курса. Вообще, Одесский инженерно-строительный институт, в котором он учился, был по городским меркам элитным. И попасть туда было трудно. И учились в нем люди чрезвычайно одаренные... творчески. Не знаю, сколько инженеров-строителей дал тот знаменитый вуз, но режиссеров, продюсеров, музыкантов, кавээнщиков он растил точно! Сенин говорит, что поступление в институт стало резким скачком в другое измерение. Тогда у него хватало сил и времени на все: на КВН, на несерьезный роман, на красный диплом и легкое поступление в аспирантуру.

И — на военные сборы. Рассказ Сергея Михайловича об этом очень напоминает что-то из творчества еще одного одессита — Михаила Михайловича Жванецкого.

Итак, за месяц до окончания института новоиспеченных инженеров должны были научить сразу всем премудростям армейской службы. Происходило это в Молдавии, в городе Дубоссары. Сенин (для своих просто Сеня) — сапер-минер. Вот ползет он по полю и попадает в коровье г...Полковник кричит:

— Сенин, ты взорвался!!! Куда ползешь?!!

Он тому, кто кричит о его преждевременной кончине, грубо так, по-мужски говорит:

— Идите вы в ... — и ползет дальше.

Но прошел месяц, ребятки потихоньку освоились, злобные полковники чуть вожжи отпустили, и саперы-минеры оглянулись по сторонам. Картина оказалась сказочной — прямо за забором военной части разместились три заводика: вино-соки, хлебный, а замыкал ряд колбасно-мясной. Перелезть через забор — дело плевое, соблазнительное, но стремное (вдруг часовые застрелят!). На заводе вина-соков какой-то дед со шлангом во рту отсасывал из цистерны в бидон яблочное вино. Этот способ саперы-минеры быстро освоили. Закуси — навалом, они на колбасном заводике подрабатывали, а за это им давали еду. Студенты этими колбасами разных сортов набивали свои сумки для противогазов. Выбор был как на одесском Привозе. И вот с вином и колбасами шли интеллектуалы-минеры в книжный магазин, а там им за принесенные «выпить-закусить» бесплатно разрешали выбирать книги.

И Мандельштама, и Пастернака Сергей оттуда привез.

Финал этой истории совсем по Жванецкому: когда они уже возвращались домой, решили взять с собой колбасу для подарков. Стояли на плацу сто дембелей, все с рюкзаками и чемоданами, и вдруг к ним со всех сторон поперли собаки и кошки! На запах! Полковники ничего понять не могли, а ребята давились от хохота...

Все это я рассказала из-за Бориса Виана — именно в книжном в Дубоссарах он был тогда приобретен. А потом о нем от Сени узнала Людмила Марковна Гурченко.

Компания институтская была яркой и дружной. Особенно он дружил с Аракелом (по паспорту), а «в миру» — Алексеем Семеновым. Тот был музыкантом, актером на киностудии, а мама его шила самым модным женщинам Одессы шикарные платья.

Я это к тому говорю, что именно у Аракела-Алексея Сенин познакомился со своей будущей первой женой. Она пришла к нему с подругой. И Сергей пришел. Он честно признается, что не влюбился в Галю. Это была какая-то странная, как ему кажется, история. Потому что перед тем у него была очень сильная, драматическая любовь, о которой он и сейчас, спустя столько времени, говорить не хочет. Сначала все вроде бы было хорошо, а потом что-то случилось... Он не называет случившееся трагедией, но драмой — безусловно. Тогда Сенин рвался на эти чертовы военные сборы, чтобы уехать и забыть. Не получалось. Аракел Семенов часами выслушивал его. И поддерживал, как мог. Вообще, Сенин не любит проговаривать свои проблемы, это случается только в крайних ситуациях.

«Я интроверт, — говорит он. — Там внутри все сгорает, сгорает, а потом — бах— и все улетело».

Увидев Галю, он не сошел с ума, у него не «поехала крыша» после первой встречи. Все было спокойно и разумно: ему — двадцать два года, Галя — симпатичная и умная. Почти ровесница, но уже директор картины на киностудии! Можно с ума сойти! Он уехал на сборы, потом вернулся, и они поженились, хотя Сергей не мечтал об этом. Просто так получилось после той, драматической для него любви.

Эта женитьба, как он считает, была большой ошибкой. И для него, и для нее.

Он переехал к Гале в общежитие Одесской киностудии, где у нее была комната. Как-то весело и безмятежно, по-молодежному шла их жизнь.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Виктория Дайнеко рассказала о любви и татуировках

Виктория Дайнеко рассказала о любви и татуировках

Зара Зара певица, актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте