Тамара Миансарова. Шаг длиною в жизнь

Предательство и обман отравляют жизнь мне и моему мужу Марку. Страшно, что исходят они от близких людей.
Осколком снаряда маму ранило в ногу, но она не стонала, чтобы не напугать меня, и лишь приговаривала: «Доченька моя, не бойся» Осколком снаряда маму ранило в ногу, но она не стонала, чтобы не напугать меня, и лишь приговаривала: «Доченька моя, не бойся» Фото: Из личного архива Т. Миансаровой

Я всегда находилась здесь же, в киоске, и иногда подавала из-под лавки голос. Чтобы не отвлекать маму, меня кто-нибудь из очереди брал на руки, качал, потом передавал следующему... Последним хлеба не хватало, и начиналось страшное. Доходило до того, что люди бросались на маму с кулаками.

Она боялась, что наступит момент и разъяренная голодная толпа убьет нас. Но ей повезло — удалось устроиться токарем на завод. Когда возникает необходимость, можно всему научиться...

При заводе были ясли. Жизнь стала потихоньку налаживаться. Мама даже начала выступать на сцене заводского клуба «Металлист». Она пела, а я играла в кулисах. Вскоре объявился мой отец Григорий Матвеевич Ремнев.

После войны у меня обнаружили туберкулез. Это фото сделано в санатории После войны у меня обнаружили туберкулез. Это фото сделано в санатории Фото: Из личного архива Т. Миансаровой

Он хотел вернуться, но цена пережитого была слишком высока и мама его не простила.

Когда мне исполнилось девять лет, маму пригласили в Минск работать на радио, солисткой. Мы переехали в Белоруссию. В мае 1941 года в Минске проходили гастроли Одесского музыкально-драматического театра. Мой отец был в нем ведущим актером. Мы втроем гуляли по городу. Я с интересом рассматривала папу, мама улыбалась, а воздух был напоен каким-то особым ароматом июньских трав. В тот вечер мы проводили его на поезд, папа возвращался в Одессу. Судьба дала моим родителям еще один шанс встретиться и, может быть, выяснить что-то недосказанное и важное...

Утром следующего дня началась Великая Отечественная война. Для тех, кто жил в Москве, она началась с выступления Молотова, а для нас в Белоруссии — с бомб, которые игрушечно падали с неба, отрывая людям руки, ноги...

Маму увозили в тюрьму, а я бежала в темноте за удаляющейся машиной и на всю улицу истошно кричала: «Мама, мамочка моя любимая, мама!» Маму увозили в тюрьму, а я бежала в темноте за удаляющейся машиной и на всю улицу истошно кричала: «Мама, мамочка моя любимая, мама!» Фото: Павел Щелканцев

Мы не могли понять, что происходит. Сознание застыло на стыке прежней жизни и происходящего рядом ужаса. Толпы метались по городу. А из репродукторов неслось: «Всем явиться на свои рабочие места, паникеры будут расстреляны на месте!»

Мы с мамой пытались пробраться к Дому радио, но когда дошли, его уже не было. Побежали к гостинице «Свобода». Она была набита битком, и нас не пустили. Бросились через площадь, сами не зная куда. Пахло дымом, обуглившимися телами, на асфальте шипело плавящееся стекло. Вдруг раздался оглушительный грохот. Оглянувшись, мы увидели, как оседает здание «Свободы» — в него попала бомба...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Степан Разин. Загадка Ваенги

Степан Разин. Загадка Ваенги



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Светлана Ходченкова Светлана Ходченкова актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй