Ольга Левитина. Одно абсолютно счастливое семейство

«С момента развода родителей прошло уже года три, когда в нашем доме появился Валентин Иосифович Гафт...»
Родители отправили меня учиться в Америку, не хотели, чтобы присутствовала при разводе… Родители отправили меня учиться в Америку, не хотели, чтобы присутствовала при разводе… Фото: Из личного архива О. Левитиной

Разговоры о том, что родители разошлись, начались только по возвращении. Мама сказала:

— У нас с папой возникли разногласия, и мы решили жить отдельно.

— Но ведь папа тебя так любит! Мечтаю, чтобы какой-нибудь мужчина относился ко мне так же! — говорила совершенно искренне. Когда мужчина по-настоящему любит женщину, это всегда видно.

— Тем не менее, — поставила точку мама, — чувствую себя вправе поступать так, как считаю нужным.

Конкретную причину разрыва не называли, а с расспросами я не приставала. Уверена: истину знает только пара, сколько бы вокруг ни судачили. Мама вообще такая: если в отношениях что-то надломилось, разворачивается — и поминай как звали.

Не останавливает ни отсутствие денег, ни наличие детей.

Она всегда была убеждена, что в любви не бывает третьего. Как только полюбила папу, тут же ушла от первого мужа, однокурсника по ГИТИСу Бориса Аннабердыева. Впоследствии он уехал на родину, работал режиссером-документалистом на «Туркменфильме». А родители познакомились в Московском ТЮЗе, где папа ставил спектакль «Пеппи Длинныйчулок», в котором мама играла одну из трех «злобных учительниц». Погруженный в работу, весь в мыслях об исполнительнице главной роли Лии Ахеджаковой, Остроумову Левитин не замечал. Но однажды зашел в женскую гримерку. Артистки начали флиртовать с режиссером-постановщиком, шутить и хохотать, но папа запомнил только скромно стоявшую в сторонке маму: мучительно краснея, она никак не могла справиться с пуговкой на воротничке, которая все время расстегивалась.

Потом, проходя по балкону Театра имени Моссовета, увидел Остроумову на сцене в чужой репетиции. Остановился потрясенный: какая красавица! Он всегда ценил мамину красоту, иногда даже называл себя «сторожем при портрете». Написал ей записку в командном тоне: «Жду под елкой. Левитин». Елка, если не ошибаюсь, стояла на Пушкинской площади. Мама не могла ослушаться режиссера, пришла почему-то с тортом в руках. Михаил Захарович проводил ее до дома, мама позвала зайти на чаек, но он твердо ответил: «Я никогда не буду пить чай с вашим мужем». Мама рассказывала, что папа подействовал на нее магнетически: спустя короткое время, даже не предупредив Бориса, она уехала с ним в Ленинград. Когда вернулись, держась за руки на эскалаторе станции метро «Комсомольская», поклялись друг другу отныне быть вместе.

Мама с порога объявила мужу, что уходит, даже затрещину от него получила. А папа, который тоже был несвободен, проявил некоторую нерешительность: боялся обидеть жену Машу, на которой женился очень молодым, и ушел из первой семьи только через три года. Встречались родители тайно. Мама вспоминала, как однажды на каком-то чердаке устремилась к папе с распростертыми объятиями и случайно попала ему кулаком в глаз. Вместо любовных признаний Левитин разразился поистине одесским криком.

Папа говорил, что они были совершенно не похожие друг на друга существа. Мама нашла в нем то, чего не хватало ей в себе, — свободу, веселье, хаос, карнавал. А он встретил свой идеал — женщину внешне холодноватую, но страстную внутри, безупречно моральную, чистую, с некоторой назидательностью.

…их расставание мы с Мишей не обсуждали: пытались соблюсти деликатность …их расставание мы с Мишей не обсуждали: пытались соблюсти деликатность Фото: Из личного архива О. Левитиной

Двадцать четыре года прожили в любви и согласии и вот решили развестись.

«Доченька, почему ты ничего не делаешь? Не уговариваешь маму передумать? Неужели все равно, что семья распадается?» — недоумевал папа. Я очень хотела, чтобы родители были вместе, но все-таки процитировала маму: она так решила, это ее право. Судя по персонажу, под которым папа вывел меня в своей книге «Еврейский Бог в Париже», он принял такую реакцию за черствость. Вся эта повесть — признание в любви маме, она о том, как Михаил Захарович вновь пытался наладить семейную жизнь, но, к сожалению, было поздно. Возможно, я реагировала бы иначе, если бы наблюдала какие-то родительские дрязги. Но они при мне вообще не ссорились, даже голоса друг на друга не повышали.

С Мишей мы случившееся не обсуждали: пытались соблюсти деликатность. Лишь спустя много лет он рассказал, что в тот мой «американский» год чувствовал какое-то напряжение между родителями. При нем они не ругались, но Миша переживал, если его выставляли с кухни, где мама с папой выясняли отношения.

Папа писал, что когда определил причину развода в своем «безответственном отношении к семье», мама поправила — в его «безудержной любви к свободе». Звучит красиво, но смахивает на художественный вымысел. В то время они надавали интервью, в которых иногда выражали взаимные обиды. Но сегодня столько воды утекло, что все как-то сгладилось. Так или иначе, мама сразу объявила: что бы там ни было, но папа остается папой.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Любовь Тихомирова. Совсем другая любовь

Любовь Тихомирова. Совсем другая любовь





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Екатерина Климова Екатерина Климова актриса театра и кино, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+