Надежда Грановская. Искушение «ВИА Грой»

«Я пыталась убежать, но ноги не слушались. Хотела позвать на помощь — не могла. И тут мне в спину вонзился нож...»
Надежда Грановская Надежда Грановская Фото: Дмитрий Перетрутов/ из архива Н. Грановской

Я пыталась убежать, но ноги не слушались. Хотела позвать на помощь — не могла, ужас сдавил горло. И тут мне в спину вонзился нож...

Удары сыпались один за другим. От дикой боли я закричала. И проснулась.

— Мама! — позвал из соседней комнаты маленький сын. Он испугался моего крика. Я успокоила его, укрыла одеялом:

— Спи, Игорь. Просто сон плохой приснился.

— А ты скажи ему: «Уходи», — пробормотал малыш, закрывая глаза.

— Обязательно, — пообещала я.

Открыла окно в спальне и сказала в темноту: «Куда ночь, туда и сон». Когда-то слышала, что именно так надо сделать. Но «заклинание» не подействовало. Кошмар возвращался снова и снова. Знать бы, что он значит! Кто-то замышляет против меня зло? Но кто? Во сне я не видела своего преследователя. Только тень.

На часах начало четвертого, неплохо бы еще поспать. Хотя едва ли удастся, сердце бьется как сумасшедшее. А через пару часов вставать, утром летим на очередные гастроли. И я опять буду умирать от страха, пока самолет не коснется земли.

Аэрофобия возникла внезапно. После тяжелого шестнадцатичасового перелета из Сингапура в Лос-Анджелес.

«ВИА Гра» ездила на зарубежные гастроли. Я и так была на нервах, а тут еще в новостях объявили об авиакатастрофе в Европе. В небе столкнулись два самолета. Меня потрясла эта трагедия. В тот раз долетела нормально, но пережитый шок, видимо, стал спусковым крючком паники, появившейся позднее.

Однажды возвращались из Москвы в Киев. Жара страшная, градусов тридцать пять. Сели в самолет, ждем десять минут, двадцать, тридцать, но не взлетаем. Спрашиваем стюардессу:

— Что случилось?

— Ничего, — улыбается она, — небольшие технические неполадки.

А мне накануне приснилось, что самолет наш падает.

Очень медленно и страшно. Проснулась от ужаса. И вот теперь наяву начинается колотун. Пытаюсь успокоиться и не могу. Подзываю стюардессу:

— Выпустите меня! Я ухожу!

Директор наш в шоке:

— Надя, ты что? Куда собралась?

А я твержу:

— Выпустите! Я не полечу!

Началась цепная реакция. Глядя на меня, другие пассажиры тоже стали возмущаться, и в результате нас всех высадили. Улетели мы позже, на другом самолете, в котором я почувствовала себя вполне нормально.

Приступы паники повторялись с пугающей частотой.

У родителей я была единственным ребенком. У родителей я была единственным ребенком. Фото: Из архива Н. Грановской

Как будто меня кто-то сглазил. До «ВИА Гры» никакой аэрофобией не страдала. Правда, я и не летала. Некуда было. Жила в провинции. Пришла в группу совсем молоденькой — в восемнадцать лет...

Бабушка моя тогда расстроилась. Она женщина простая, деревенская. Узнав, что внучка стала артисткой, спросила:

— Ты что же теперь, как Пугачева будешь?

— В каком смысле? — не поняла я.

— Петь и гулять до старости лет!

— Не знаю, так далеко не загадываю.

— А зря. Ох, Надя, шла бы ты лучше на юридический!

Баба Женя видела меня служителем Фемиды.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Александр Стефанович. Пугачевочка. Операция «Хижина»

Александр Стефанович. Пугачевочка. Операция «Хижина»

Кристина Орбакайте Кристина Орбакайте актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте