Лада Дэнс. Дорога любви

«До сих пор перед глазами стоит картинка: аэропорт, я и двое моих мужчин. С одним прилетела, другой — встречает».
Фото: ИТАР-ТАСС

А Леня не хотел терять свою рабочую лошадку.

Я растворилась в Игоре и в какой-то момент подумала даже, что могу не работать, бросить к чертям этот шоу-бизнес и быть просто женой. Игорь меня поощрял, заверял, что поддержит любое мое решение. Но тем не менее не торопился с разводом. Ситуация была неопределенной. И тут случилась Рига...

Величковский объявил: «У тебя концерт в Риге, надо выступить на крутом корпоративе. Правда, они хотели Ирку Салтыкову, но она почему-то отказалась. Так что полетишь ты».

Перед отъездом мы загуляли до утра на дне рождения нашего друга. Я задремала всего на час, еле встала, Леня привез меня в аэропорт усталую, бледную, ненакрашенную.

Там уже ждали два парня: один симпатичный, улыбчивый, а другой весь из себя серьезный.

«Это заказчики», — сообщил муж и распрощался.

Пока летели, мило болтала с улыбчивым (выяснилось, что он помощник, сопровождающий шефа). Сам шеф не проронил ни слова и показался мне довольно надменным. Свирский потом вспоминал: «Стою, жду Ладу Дэнс, и вдруг является какая-то недовольная девица с зеленым лицом. Я даже побоялся с ней заговорить».

Прилетели, повалялась в ванне, пришла в себя, расфуфырилась. Вечером вышла, спела и удалилась в гостиницу под гром аплодисментов. Через некоторое время стук в дверь.

Открываю — и в номер вплывает букет. Настолько огромный, что не сразу разглядела за ним Павла.

Он пригласил поужинать, мы разговорились, и я поняла, что первое впечатление было ошибочным. Его история меня поразила. Семья вполне обычная: мама — завуч в школе, папа — моряк, капитан. То есть помочь связями или большими деньгами они сыну не могли. Но в двадцать лет Павел, студент физфака МГУ, уже открыл свой первый бизнес — ресторан. Студенты нередко подрабатывают в ресторанах официантами или барменами. Свирский же рестораном владел! Потом он пошел еще дальше: стал одним из крупнейших в России поставщиков замороженных продуктов.

Когда Павел сел за рояль и заиграл как профессиональный пианист, он удивил меня во второй раз.

Я думала, сюрпризы закончились, но тут он повел меня на танцпол! Двигался Свирский божественно. «Несколько лет в кружке бальных танцев», — небрежно бросил Павел, увидев мои округлившиеся глаза.

Я почувствовала, что пропадаю. Мы кружились под медленную мелодию, Павел сжимал мою руку, и в голове вдруг пронеслось: «Хочу от него ребенка!» Я Свирского совсем не знала, но какой-то голос подсказывал: «У вас родится сын, и он будет похож на отца». Так и получилось. Меня и Павла соединил кто-то наверху, как будто души будущих детей выбрали нас.

Утренним рейсом я вернулась в Москву. У Свирского еще были дела в Риге. Думала о нем постоянно. Не могла ни спать, ни есть.

Павел позвонил из аэропорта, едва приземлился: «Лада, очень хочу тебя видеть».

Мы встретились и, не говоря ни слова, бросились друг другу в объятия. Было понятно, что с этого момента наша жизнь изменится. Павел меня в буквальном смысле околдовал. Я стала избегать встреч с Игорем. В конце концов он потребовал объяснений. И я призналась: «Прости, но ничего не могу с собой поделать. Чувствую себя серфингистом, на которого надвигается волна. Знаю: если пропущу ее, другой уже не дождусь».

Что-то похожее происходило и с Павлом. Он быстро понял, что втягивается в серьезные отношения, и решил поговорить со мной откровенно:

— Лада, прости, я должен был раньше сказать: у меня есть маленький ребенок.

Но это ничего не меняет. Я хочу, чтобы мы были вместе.

Меня его сообщение убило.

— Ты ошибаешься, это меняет все. Я очень тебя люблю, но не смогу сделать несчастными твоих жену и сына.

Когда мне исполнилось два года, а брату четырнадцать, наш отец ушел из семьи. Мама долго плакала, а потом, спрятав гордость, разыскала разлучницу Алевтину.

— Ты в курсе, что у меня двое детей? Пожалей хоть их, не лишай отца.

— Ну и чего теперь? Подумаешь! — бросила Алевтина.

— Напрасно ты так — на чужом несчастье счастья не построишь.

После свадьбы новая жена отца настояла, чтобы они переехали из Калининграда в Керчь, подальше от нас с мамой. Их первая дочь серьезно болела, все деньги стали уходить на лечение. Папа — красавец, любимец женщин, инженер, руководивший отделом в научно-исследовательском институте, — теперь влачил нищенское существование. Однажды отец тяжело переболел гриппом и еще не полностью поправился, но жена настояла, чтобы он сходил в магазин за продуктами. По дороге ему стало плохо с сердцем, и отец упал в сугроб. Прохожие думали: пьяный валяется. Никто не поторопился вызвать «скорую». Папа умер...

Когда я приехала на похороны, увидела Алевтину — расплывшуюся, в грязном халате.

— Права была твоя мать. Не получилось у нас с Женей счастливой жизни, — Алевтина вздохнула и попросила у меня денег на покупку квартиры для дочери.

— Господи, кого просите?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Александр Стефанович. Пугачевочка. «Рыжая бестия»

Александр Стефанович. Пугачевочка. «Рыжая бестия»






Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Кэмерон Диаз (Cameron Diaz) Кэмерон Диаз (Cameron Diaz) актриса, модель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+