Лада Дэнс. Дорога любви

«До сих пор перед глазами стоит картинка: аэропорт, я и двое моих мужчин. С одним прилетела, другой — встречает».
Фото: Геворг Маркосян

Уставившись в потолок больничной палаты, я вспоминала, как упорно и настойчиво зарабатывала популярность. Именно Величковский в конце концов стал мне в этом главным помощником и союзником.

Разузнав, в каких гостиницах мы с «Кар-Мэн» останавливаемся, Леня целый месяц заваливал меня телеграммами, атаковал звонками, говорил, что понял: я ему нужна. Первым, кого увидела в аэропорту, вернувшись в Москву, был Леня с огромным букетом. Вручив его мне, он подхватил чемоданы: «Поехали домой».

И я его простила. Так начался золотой период нашего творческого союза. Сколько женщин подходили ко мне после концертов и говорили: «Я рожала под вашу песню, было плохо, больно, но послушала «Жить нужно в кайф» и все вытерпела». Величковский вообще считал, что эта песня стала гимном молодого поколения.

Оформить наши с Леней отношения официально я не стремилась.

Он заводил об этом речь, но я перегорела. Когда поняла, что запросто могу его потерять, перестала этого бояться. Если человек перестает бояться, он становится сильным.

Я полностью посвятила себя карьере. Давала по пятьдесят концертов в месяц. Величковский тогда без преувеличения жил и работал для меня. Занимался репертуаром, гастрольным графиком, клипами, а дома выпекал какие-то кексы, носил завтрак в постель. Я полюбила Леню снова, но уже по-другому — за доброе ко мне отношение. Между нами не бурлили дикие страсти, мне они были не нужны. Гораздо больше я ценила то уважение, с которым мы стали относиться друг к другу.

В ту пору пресса писала о моем романе с Львом Лещенко.

Бред сивой кобылы! Мы с Львом Валерьяновичем вместе записали песню и подружились на всю жизнь. Мне повезло родиться в один день с Иосифом Кобзоном. Лещенко и Винокур из года в год приходили в мой дом на аперитив, поздравляли, а потом отправлялись на основное блюдо к Иосифу Давыдовичу. Это на моем дне рождения Винокур родил крылатую фразу: «Кто не выпьет — тот Киркоров». Филипп обиделся и полгода со мной не разговаривал, хотя я здесь совершенно ни при чем.

Но постепенно Леня стал предан не столько мне, сколько моему гастрольному графику и гонорарам. Чтобы преуспеть в профессии продюсера, надо либо очень сильно любить артиста, либо не менее страстно желать на нем заработать.

В последнем Лене равных не было. В отличие от меня, как я знаю, в то время он не имел музыкального образования, но является соавтором моего первого альбома. И если сегодня я хочу исполнить в концерте один из своих старых хитов, каждый раз вынуждена испрашивать у Величковского разрешения.

Впервые я поняла, что в наших отношениях стало что-то не так, во время поездки в Америку — на музыкальный фестиваль в Майами. Это огромная ярмарка талантов, куда съезжаются в поисках новых имен звукозаписывающие компании со всего мира. И вот объявляют: «Lada Dance from Moscow!»

В зале свистят, ноги у меня становятся ватными, но говорю себе: «Иди и порви их!» Вылетаю на сцену: в обтягивающих шортиках, майке с глубоким вырезом, сапогах-ботфортах от Шанель.

И мы вместе с кордебалетом как погнали! К середине первой песни зрители уже улюлюкали и пытались подпевать, а к третьей — орали как бешеные. Когда сошла со сцены, ко мне бросилось несколько человек, все протягивали визитные карточки. Я парила над землей от счастья. Мне стоя аплодировала Мадонна, она была в жюри того фестиваля.

На следующий день на пляже к нам с Леней подошел колоритный толстый негр. «Я продюсер Кристал Уотерс, — представился он. Она завоевала вчера главные призы. — Лада, хочу пригласить тебя вместе с импресарио в свою студию в Нью-Йорк. Запишем шесть треков и посмотрим, как они пойдут. Если публике понравится, будешь работать в Америке. Вылетаем завтра.

Все расходы беру на себя».

Я чуть не упала от радости. Меня приглашают в Нью-Йорк — мировую столицу шоу-бизнеса! И что заявляет на это Леня?

— Мы не можем лететь, у нас двадцать семь концертов по Сибири, деньги я уже получил.

— Леня, — умоляла я его, — давай все отменим, это же шанс, мой счастливый билет!

Величковский был непреклонен:

— Если мы кому-то нужны, нас подождут.

Конечно, никто ждать не стал. Мой гастрольный график был расписан на год вперед, когда я наконец смогла позвонить в Нью-Йорк и сказала, что готова приехать, тот человек с трудом меня вспомнил.

Я все чаще задумывалась: пашу как лошадь, а что в перспективе?

— Лень, мне двадцать шесть лет, хочу ребенка, хочу, чтобы кто-то называл меня мамой, — этот разговор я затевала с Величковским неоднократно.

— А как ты будешь ездить на гастроли, когда забеременеешь?

— Никак.

Перелеты на пользу малышу не пойдут.

— Ну и на что мы будем жить?

— Создай девичью группу. Это сейчас модно. Я помогу с репертуаром, научу девчонок всему, что знаю сама. Пусть они на нас поработают. А я посижу с ребенком.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Александр Стефанович. Пугачевочка. «Рыжая бестия»

Александр Стефанович. Пугачевочка. «Рыжая бестия»

Сати Казанова Сати Казанова певица, бывшая солистка российской женской группы «Фабрика»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте