Марк Горонок. Все будет хорошо?

«Полгода назад я решил покончить с собой. В бессознательном бреду перед глазами стали возникать картины прошлого...».
Я до сих пор храню  свою форму десантника Я до сих пор храню свою форму десантника Фото: Из личного архива М. Горонка

Не скажу, что как-то возвысился, сидел таким середнячком.

Это сейчас я залихватски рассказываю о своих приключениях, а тогда было не до шуток. Выход на волю тоже стал эмоциональным шоком. Стоял у ворот и не знал, к кому идти: с одной стороны отец, с другой — дружки. Пошел, конечно, к пацанам. Мы сели в «девятку» и уехали, а папа остался. Он ничего не успел сказать, просто окликнул «Марк!», но я не повернул головы. Лишь через заднее стекло увидел, что отец плачет. Мы ни разу не говорили с ним об этой ситуации, но знаю: он до сих пор помнит мое предательство. Казню себя, конечно, но по-другому тогда не мог. Не хотел отбиваться от «своих».

После колонии меня не хотели брать в школу, но все-таки пожалели, разрешили сдать экзамены за пропущенный год экстерном — ведь моя мама работала педагогом.

Получил аттестат со сплошными «тройками», только по физкультуре и хору «пять». Мечтал стать военным, хотя с судимостью думать об этом, конечно, глупо. Но мальчишеские грезы некоторым образом обрели реальность: меня призвали в армию, несмотря на «угонную» статью.

Естественно, ни в какую приличную часть попасть я не мог, светило лишь махать лопатой в стройбате. Помогло умение общаться с людьми: на призывном пункте уговорил капитана Гусева, набиравшего ребят в ВДВ, в нарушение всех правил увезти меня в 7-ю гвардейскую парашютно-десантную дивизию.

Вначале я был приписан к связистам, потом попал в спецгруппу, стал постигать основы диверсионной и разведывательной деятельности.

В учебке провели полгода, а потом нас перебросили в Закавказский военный округ. Там я быстро понял, что ничего геройского в этой войне нет. Полтора года наблюдал, как брат идет на брата, сосед на соседа, а мы между ними ходим как между небом и землей. За что воюем? Непонятно. Но я ни о чем не спрашивал, не рассуждал, просто воевал, сжав зубы. Родина приказала, значит, надо.

Никто из моих товарищей в этой войне не уцелел. У меня дома есть фотография, где мы отдыхаем перед очередным заданием: красивые, молодые, здоровые. И кажется, будем такими всегда. Помню, только помылись тогда, мой друг Лешка в карты решил сыграть, так с картами на снимке и остался. Лешке не повезло больше всех, он неудачно прыгнул с вертолета, когда той же ночью высаживались в тылу врага, и повредил колено.

Взять с собой раненого мы не могли — это значило бы сорвать продвижение группы. Я спрашиваю:

— Прапорщик, что будем делать?

Он спокойно так отвечает:

— Ты сам знаешь...

Когда нужно выполнить боевое задание, человеческая жизнь ничего не стоит. Мучительно больно, страшно даже говорить, что пришлось зарезать друга. Но я сделал это — выбора не было. Лешка до сих пор приходит ко мне во сне. Пробуждаюсь в холодном поту и ничего не могу исправить. Эта безысходность так давила на меня, что рука сама собой тянулась за бутылкой.

Да, война — это грязь, страх, пот, кровь.

Перед тем самым заданием. Мой друг Лешка решил сыграть в карты,  так с картами на снимке и остался. Он до сих пор приходит ко мне во сне... Перед тем самым заданием. Мой друг Лешка решил сыграть в карты, так с картами на снимке и остался. Он до сих пор приходит ко мне во сне... Фото: Из личного архива М. Горонка

И плюньте тому в лицо, кто говорит, что на войне не страшно. Страшно. Мы боялись всего, особенно плена. Чтобы узнать количество и место расположения бандформирований, шли по территории противника скрытно: ночью, в гражданской одежде. Небритые, пыльные, смуглые, неотличимые от местного населения — в разведроту набирали ребят, похожих на кавказцев. На шестнадцатом боевом выходе я все же попался...

Нас было семь человек, боевиков — около сотни. Все произошло очень быстро, мы с прапорщиком оказались в зиндане, остальные ребята полегли в бою. Прапорщику в тот же день перерезали горло, а мне пообещали, что моей головой их дети будут играть в футбол. Не знаю, почему бандиты не выполнили своей угрозы немедленно. Может, насытились кровью, может, отвлеклись. Не передать словами мертвящий ужас ожидания казни.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Любовь Тихомирова. Совсем другая любовь

Любовь Тихомирова. Совсем другая любовь





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Агния Дитковските Агния Дитковските актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй