Виктор Мережко: «Могу только догадываться, что отношения у Гундаревой и Шакурова были»

«Шакуров очень крутого нрава мужик, а с Наташей у него была полная гармония» — вспоминает режиссер и сценарист.
Наталья Николайчик
|
17 Августа 2017
Наталья Гундарева с Сергеем Шакуровым
С Сергеем Шакуровым в фильме «Личное дело судьи Ивановой». 1985 г.

«Они вместе много мотались с выступлениями. Наташа делала у Сережи ремонт, когда он развелся. Он хвастался: «Ну Наташка, ну молодец!» Поговаривали, что у них роман…» — рассказывает Виктор Мережко.

Наташа снялась в четырех фильмах по моим сценариям: «Здравствуй и прощай», «Вас ожидает гражданка Ника­норова», «Уходя — уходи», «Собачий пир». Как это началось? Шел 1971 год, мы с режиссером Виталием Мельниковым искали актрис в фильм «Здравствуй и прощай». Долго выбирали Шуру, делали пробы. Помню, пришла Людмила Мак­са­кова: с длиннющим ярким маникюром, огромными ресницами, модная, нарядная. 

Мы с Мельниковым даже испугались. Ну какая это сельская тетка? Не дай бог! Во-первых, она не даст все это с себя смыть, а во-вторых, если даже с боем даст, все равно попрет из нее московская дамочка… А вот Люду Зайцеву ассистентка заранее предупредила, что одеваться нужно попроще. Для Зайцевой это как раз было естественно: она сама тогда была нищая. Нигде не работала, жила в съемной квартире с мужем. До сих пор помню: на ней было какое-то зеленое пальто с ободранным воротником, она пришла, села скромненько на краешек стула… Как раз то, что нужно для роли Шуры. 

Перед ее уходом мы говорим: «Вот, не можем найти вторую героиню — буфетчицу Надёжку». И тут-то Люда нам и подсказала: «Кажется, подойдет Наташа Гундарева. Молодая артистка, недавно пришла в Театр Маяковского. Она такая талантливая! Правда, у нее большая задница, но если вас это не смущает...» Мы сказали ассистентке: «Найди Гундареву». Зайцева играла несчастную женщину, а Надёжка должна была быть такой сочной, радостной… И вот пришла Наташа. 

На дворе стояло жаркое лето, и одета Гундарева была простенько: какая-то ситцевая кофточка, юбчонка. Даже не помню, подкрашена Наташа была или нет. Мне кажется, она совсем не красилась. Лицо умытое, сияющее. В конопушках. Волосы рыжие, причесана гладенько… Что-то смешное стала рассказывать, хохотать. Смех у нее был естественный, не натужный, и вокруг Наташи счастье просто разливалось. Выплескивалось из нее! Конечно, она нас обаяла. И тут Наташа говорит: «Задница у меня вот только большая. Как с такой сниматься?» А Мельников ей: «Может, даже хорошо, что большая». — «Ну да, хорошо! На экране лица будет не видно, только ее».

Наталья Гундарева
«И вот пришла Наташа. Лицо умытое, сияющее, в канапушках. Волосы рыжие, причесана гладенько… Что-то смешное стала рассказывать, хохотать. Конечно, она нас обаяла» В фильме «Сладкая женщина». 1976 г.
Фото: LEGION-MEDIA

Бедра у нее действительно были широкие, красивые. Когда она ушла, мы с Мельниковым переглянулись: «Ну, как тебе?» — «Десятка». — «По-моему, тоже. Классная». — «А тебя не смущают бедра?» — «Тебе что, не нравятся широкие бедра?!» — «Нравятся». — «Ну тогда все».

Когда Наташа была утверждена, я пригласил ее и других артистов — Ви­тю Павлова, Мишу Кононова, Люду Зайцеву — на первое застолье к себе домой. Мы с моей молодой женой Та­марой снимали маленькую занюханную квартирку на первом этаже на улице Кирпичная возле Измайловского парка. Тамара накрыла стол замечательный. Она, ростовчанка, умела это делать. 

На столе был борщ, это обязательно, какой-то салатик, еще что-то из провизии, которую теща нам из Ростова поездом «Тихий Дон» передавала. Мы выпили, много хохотали, шумели, потом даже петь ста­ли. В фильме есть песня «Цвите терен». И Люда Зайцева говорит этак по-ку­бански: «Наташка, ты выучила текст песни? Давай, заспиваем. По­репе­ти­руем». А у Люды замечательный голос, слух потрясающий. У Наташки этого не было, она поперла поперек — не попадала ни в ноты, ни в ритм, так что Люда сказала: «Закрой рот, мешаешь мне спивать».

Ну а потом начались съемки. Сни­­мали в моих родных краях — под Ростовом-на-Дону. Красота невероятная, реки, поля. Кто-то из съемочной группы жил в Ростове, кто-то расположился в деревне. Наташа — в деревенском доме. Местные Гундареву полюбили. Особенно молодой лейтенант милиции. Он возил ее на съемки на мотоцикле с люлькой, над которой укрепил огромный пляжный зонт. Ведь солнце летом на Дону палящее, а по задумке режиссера Надёжка-буфетчица должна быть как пышное белое безе, никакого загара…

Еще особое внимание к Наташе проявлял Витя Павлов, который играл ее любовника. Он все время ее хватал за пятую точку. Наташка отбивалась, кричала: «Витька, перестань». — «А что, тебе жалко? У тебя много, дай потрогать». Они веселились от души. Гундарева давно дружила с Павловым. Именно он сказал Наташе, когда та собиралась поступать на инженера, что это ошибка и нужно идти в театральный. И она поступила в Щукинское училище…

Наталья Гундарева с Людмилой Зайцевой в фильме «Здравствуй и прощай». 1972 г.
«На эту роль Наташу нам посоветовала Люда Зайцева: «Кажется, подойдет Гундарева. Молодая артистка, но такая талантливая!» С Людмилой Зайцевой в фильме «Здравствуй и прощай». 1972 г.
Фото: LEGION-MEDIA

Наташа была удивительное божье ­ создание. Могла научиться чему угод­но. Помню, как снимали ту самую сцену, когда она с Людой Зайцевой поет «Цвите терен». Дело было ночью, вокруг софитов вились мотыльки и мошкара. И вот Наташа с Людой запели. И запели прекрасно — обе! Гундарева волшебным образом вы­училась замечательно петь. 

Абсолютно обучаемая, ей под силу было буквально все! По сценарию сцена, когда они поют, прерывается криком за кадром Павлова: «Надёжка, Надёжка, ты где?» — «Ой!» — восклицает Гундарева и опрометью несется к любимому. Когда снимали, за кадром кричал кто-то из ассистентов. И это поразительно, как Наташка реагировала, как неслась пулей, сияла неподдельным счастьем. Как можно такое сыграть? Я посмотрел на нее и понял: она талантлива в отношениях. Думаю, ей в любви не было равных…

Гундарева спасла режиссера из-под колес грузовика

Премьера фильма проходила в Доме кино. На сцену вышла вся команда. Пришел даже Олег Николаевич Ефремов, который не на каждую свою кинопремьеру приходил. Зал был полный, как обычно. Но овация — неимоверная. Мы так были рады тому, что сделали общее дело... Кажется, в этот момент мы с Наташей по-настоящему и подружились. 

Я увидел в ней что-то теплое, родное и радостное для меня. И полюбил ее, хотя у нас не было любовных отношений. Просто мы с ней стали практически родней. Одной крови. Наташа так же дорожила мной, как я — ею. Как же она радовалась, когда ее позвали в фильм «Вас ожидает гражданка Никанорова»! Сценарий был написан в конце 60-х годов и пролежал лет десять. В упрек мне ставили, что я чуть ли не про женщину легкого поведения написал. Хотя моя героиня просто искала любви, и ей попадались все время не те мужчины… 

Помню, предлагал я этот сценарий на «Мосфильм», но Борис Григорьевич Кремнев, главный редактор одного из творческих объединений, сказал: «Ты — графоман, писать не умеешь. Зато ты здоровый, у тебя бицепсы вон какие, иди разгружай вагоны». Потом, когда я стал известен, он встретил меня и говорит: «Вить, Мережко, а чего ты для моего объединения не пишешь?» Я удивился: «Я же вам «Гражданку Никанорову...» предлагал». — «Да ладно?» — «Да. Вы мне посоветовали вагоны разгружать». — «Я посоветовал? О я дурак»…

Наталья Гундарева с Александром Михайловым в фильме «Одиноким предоставляется общежитие». 1983 г.
«Она переживала из-за своей женской неустроенности. Были замужества, увлечения, но по-настоящему спасала только работа» С Александром Михайловым в фильме «Одиноким предоставляется общежитие». 1983 г.
Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО

Я уже и надеяться перестал на постановку «Никаноровой...», когда встретился случайно с режиссером Леонидом Марягиным и он спросил: «Нет ли у тебя сценария?» — «Есть. Но его не пускают». — «Дай почитать». Прочитал и говорит: «Какой классный сценарий». И удивительно, но Лёне удалось с ним запуститься. 

И вот Марягин стал советоваться, кого брать на главную роль. Я ответил: «Конечно, Гундареву». Никаких возражений не было. «Ты с ней знаком?» — спрашивает. «Ага, не то слово». — «А кто Дежкин?» Это главная мужская роль. Я говорю: «Есть одно предложение, но не знаю, как ты это воспримешь и что скажет худсовет. В общем, Брондуков». — «А кто это?» — «Хороший артист, украинский. 

Лёня, не говори «нет», пригласи его из Киева, посмотри на него. Там же странный человек такой, некрасивый, закомплексованный. А Боря как раз из этого разряда. Он очень хорошо с Наташей будет монтироваться». В общем, Боря приехал. Он, конечно, был обаятельный невероятно, но одного обаяния мало, чтобы режиссер решил тебя снимать. А я очень уж хотел увидеть дуэт Наташи и Брондукова… Позвонил ей, попросил в определенное время приехать на «Мосфильм». 

Говорю: «Боря чуть позже придет. Главное, среагируй должным образом». И вот мы с Наташей сидим у Марягина, открывается дверь, и Боря заходит. Наташа говорит: «Боречка! Какими судьбами?» — играет, как будто она не знала, что он будет пробоваться на роль. Мы с Борей обнялись. Я говорю режиссеру: «Лёнь, скажи, на кого ты его пробуешь». — «На Дежкина». И тут Наташа демонстрирует полнейший восторг: «Лёня, да ты гений. Гений! Лучшего партнера я себе не представляла!» И Марягин, конечно, согласился…

На тех съемках Наташа совершила героический поступок. Мы снимали сцену в Ростове, у вокзала. Вся кино­группа — большая, человек шестьдесят: ассистенты, массовка — сконцентрировалась на узкой, с крутым спуском дороге. Я сидел в автобусе звуковиков на ступеньках и смотрел. Марягин с Наташей и Борей разводили сцену. И вдруг я слышу испуганный крик, поворачиваю голову: летит грузовик прямо на них. 

Наталья Гундарева с Олегом Янковским в фильме «Сладкая женщина». 1976 г.
«Смех у нее был естественный, не натужный, и вокруг Наташи счастье просто разливалось. Выплескивалось из нее!» С Олегом Янковским в фильме «Сладкая женщина». 1976 г.
Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО

Как выяснилось, отказали тормоза. А у нас автобусы слева, справа, между ними артисты, ассистенты, операторская группа, осветители... Наташа, видя, что сейчас собьют, изо всех сил толкает Марягина в грудь, он летит назад, и она тоже успевает отскочить. Автомобиль проносится мимо и врезается в бетонную стенку… Вечером мы хорошо выпили, и Леонид Марягин всё говорил тосты за Наташу и за свое второе рождение.

Наташа переживала из-за своей женской неустроенности

А потом мы переехали снимать в Таганрог и жили там в занюханной гостинице. Как-то я позвонил в номер к Наташе: «Ты что делаешь вечером?» — «Да ничего не делаю, сижу в номере, чай пью». А было уже темно, часов одиннадцать ночи. И мы пошли с ней гулять по городу, вдоль Таганрогского залива. У нас был душевный разговор, я держал ее за плечи — у нее же были такие аппетитные плечи... Но мы обнимались не как любовники. Наташа была очень сексуальной, но мне даже в голову не приходило ничего такого, она же мой друг, родня… 

Прогуляли мы почти всю ночь. Она говорила, какой я счастливый, что у меня есть Тамара, призналась, что переживает из-за своей женской неустроенности. Она еще была замужем за режиссером Леонидом Хейфецем, но радости от этого брака не испытывала. У них все не клеилось: Наташа была лидером, и Хейфец тоже лидер. Я Лёню как-то встретил возле Дома кино, он говорит: «О, великий кинематографист». Он же сам гораздо больше работал в театре, чем на телевидении, где ставил фильмы-спектакли. Я говорю: «Ну, я не только кинематографист, у меня еще пьес куча». — «Пьесы пьесами, но ты больше киношник. Ненавижу вашего брата». — «Почему?» — «Ну, вы все какие-то высокомерные, ходите задрав нос. Моя Наташка такая же… 

Я говорю ей: работай в театре, не лезь ты в кино! Не слушает… Терпеть вас не могу!» Он говорил все это вроде бы шутя, но чувствовалось, что это правда. Думал он именно так, Наташина стремительная карьера его раздражала. И отношения быстро сошли на нет. Когда муж жену как женщину не замечает, чем хорошим это может кончиться? Наташе было больно, и в конце концов она его бросила. Потом было еще какое-то замужество, увлечения. Но по-настоящему спасала только работа…

Наталья Гундарева с Бориславом Брондуковым в фильме «Вас ожидает гражданка Никанорова». 1978 г.
«Это поразительно, как Наташка реагировала на съемках, как неслась пулей, сияла неподдельным счастьем. Как можно такое сыграть? Я посмотрел на нее и понял: она талантлива в отношениях. Думаю, ей в любви не было равных…» С Бориславом Брондуковым в фильме «Вас ожидает гражданка Никанорова». 1978 г.
Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО

Роль в «Собачьем пире», за которую Наташа получила много призов, я, если честно, писал не для нее, а для Светы Крючковой. Мы отдыхали в Репино, в Доме творчества, там был Юра Векслер, мой очень близкий товарищ, блистательный оператор и очередной муж Крючковой. И вот мы вместе сидели, разговаривали, и Света говорит: «Слушай, Вить, чего же ты для меня ничего не пишешь?» — «Напишу». А у меня была задумка, которую мне подсказали Армен Джигарханян и покойный Анатолий Ромашин — написать историю про двух мужиков-алкоголиков, которые возвращаются из ЛТП. Я их идею на вооружение взял, но потом подумал, что неправильно — два мужика, и написал историю любви двух опустившихся людей, мужчины и женщины. 

Прислал сценарий Свете, она согласилась сниматься. Но режиссер, который запустился с этим фильмом — Леонид Менакер, — мне заявил: «Я в упор не вижу Крючкову в этой роли. Она, к тому же, вымотает все нервы». — «А кого ты хочешь?» — «Гундареву». А тут надо сказать: характеры Наташи и Светы Крючковой — небо и земля. 

Наташа в работе была абсолютно удобной. Если она шла на картину, то заранее соглашалась на то, что главный человек там будет режиссер. И не сопротивлялась, помогала и режиссеру, и партнеру. Пришлось мне признаться Менакеру, что Наташа — моя подруга. Он был счастлив. Гундарева прочитала сценарий «Собачий пир», сказала: «Ой, это мое». В партнеры попросила Шакурова. Я передал это Менакеру, он сказал: «Блеск. Никакого возражения».

Когда Наташа приехала на кинопробы, ей подобрали соответствующий костюм, лицо сделали синюшное. Все ее хвалят, но она сомневается. И вот она решила проверить, насколько убедительна внешне и по поведению. Напротив «Ленфильма» была столовая самообслуживания, там вечно стояла очередь с подносами. Наташа потом рассказывала: «Я думаю, а на хрен мне эта очередь? Я алкоголичка, мне законы не писаны». 

Наталья Гундарева с Олегом Ефремовым в фильме «Однажды двадцать лет спустя». 1980 г.
«Наташа воплощала суть народного женского характера — доброго, широкого, чувственного, временами скандального, но умеющего быстро прощать. И не умела отказывать, когда нужно было кому-то помочь» С Олегом Ефремовым в фильме «Однажды двадцать лет спустя». 1980 г.
Фото: КИНОСТУДИЯ ИМ. ГОРЬКОГО

В общем, она схватила поднос и поперла к кассе. Кого-то даже оттолкнула: «Пошли на хрен!» В очереди стали орать: «Выгоните алкашку эту». Никто не узнал в ней народную артистку. Под осуждающими взглядами она поела и вернулась на «Ленфильм»… А мы же ничего не знаем, сидим с Менакером в комнате со съемочной группой. Врывается Наташка: «Ребята, победа! Я — алкашка, все!»

У Гундаревой с Шакуровым была полная гармония

В паре с Шакуровым они работали потрясающе. Видимо, между ними было какое-то взаимное душевное расположение. Сережка очень крутого нрава мужик, очень жесткий, очень вспыльчивый, а с Наташкой у него была полная гармония. Они потом вместе много мотались с антрепризами и выступлениями: Сахалин, Калининград, Дальний Восток… 

Поговаривали, что у них роман. Но я не знаю, правда ли… Мне казалось, что были какие-то отношения, но насколько глубокие и серьезные — сказать не могу… Наташа делала у Сережи ремонт, когда он развелся. Он хвастался: «Мне Наташка такую отделку устроила! Ну Наташка, ну молодец!» И больше ничего не рассказывал, только в этих пределах. Хотя мы с Сережей как раз в это время подружились: у нас с ним практически синхронно случились перемены — он расстался со своей женой, у меня умерла Тамара. И мы, два холостяка, ходили по Тверской и клеили от горя девочек. 

Как-то раз ночью нас окружили приезжие парни с намерением набить нам морды. Мы были выпивши, но оказались не такой простой добычей — Сережка очень сильный, акробат, я тоже спортивный… В общем, для нас все закончилось нормально. То есть, я хочу сказать, у нас с Сережей была нормальная мужская дружба, но про Наташу он не распространялся. Он вообще никогда не был болтуном. Наташа о нем тоже говорила аккуратно…

При этом у Наташи все было благополучно с Мишей Филипповым (до нее он был женат на дочери Андропова). Признаться, я удивлялся, почему На­таша выбрала этого мужчину. В тот момент она была звездой, а он ничем не поразил зрителей. Был хорошим средним артистом, ни в кино особенно не рванул ленточку, ни в театре… Думаю, она на нем остановилась, потому что Миша спокойный, покладистый, не звездный, не высовывается — удобный. А она, может быть, просто устала… 

Наталья Гундарева с Сергеем Шакуровым. 1997 г.
«У нас с Сережей была нормальная мужская дружба, но про Наташу он не распространялся. Мне казалось, что у них были отношения, но насколько глубокие — сказать не могу…» С Сергеем Шакуровым. 1997 г.
Фото: FOTODOM

Помню, как Наташа позвонила мне: «Вить, ты же никогда не был у меня в гостях. Мы сейчас переехали в новую квартиру. Ты знаешь, что я теперь с Мишей Филипповым живу? Приезжайте с Тамарой к нам в гости». Мы приехали на Тверскую. Нас встретила спокойная, красивая хозяйка, сразу видно — жена. Миша вышел, поздоровался. С ним я был мало знаком. Меня, до сих пор помню, поразили у них занавесочки на окнах. Не шторы, а именно занавески, которые только нижнюю часть окошка закрывают, — ситцевые в розово-голубой цветочек. 

Атмосфера создавалась сельская, деревенская. В самом центре Москвы! Я сказал: «Наташ, как красиво». Был абсолютный уют в квартире, какое-то царство добра, благоденствия и счастья. Наташа накрыла очень богатый и хороший стол. Мы выпили: Тамара вино, а все остальные водочку, в том числе и Наташа. Она предпочитала серьезные напитки — водку, коньяк. Слегка выпить и быть в веселом настроении — это про нее. Еще начиная со «Здравствуй и прощай» мы любили так собираться — под песни, хохот, под рассказы и общее веселье…

Возвращаясь к этому фильму, я все вспоминаю, как снималась одна из лучших сцен: Наташа отдает герою Вити Павлова, который никак не хочет жениться, отобранный у него паспорт. И уходит. В ее широких бедрах, в ножках чуть иксиком, разлапистых, в этой спине, в этих чуть-чуть поникших плечах чувствовалось такое одиночество! Великая актерская игра! 

А ведь это Наташина первая большая роль в кино. Когда эпизод был снят, Мельников попросил: «Наташ, давай еще дубль». Еще сняли. И опять она одной спиной сыграла это бабье одиночество. Наверное, оно в ней самой было и не оставляло ее всю жизнь. Нет детей. «Удобный» муж появился только к концу ее жизни. И море работы, которое Наташу просто захлестнуло...

Из нелепой девочки превратилась в блистательную женщину

В последние годы Гундарева была абсолютно замотана — театр, поездки, к тому же она стала депутатом Госдумы… До сих пор не знаю, кто Наташу надо­умил. Я удивлялся: «Наташ, какого черта ты пошла в Ду­му? Ты выдающаяся артистка, ты нарасхват, а тут еще Дума, ты же надорвешь себя». Она ответила: «Вить, ну а кто вас, дураков, защитит, кроме меня?» — «Чем ты защитишь? Наташ, не неси бред». — «Вить, ну влипла! Что ты хочешь? Не доставай меня! Уже все, я там. Значит, буду делать то, что могу!» 

Наталья Гундарева
«Из нелепой девчонки она превратилась в блистательную женщину. Она же была не просто популярна, а суперпопулярна. А успех, любовь публики — это всегда поднимает»
Фото: Валерий Плотников

Наверное, что-то она сделала. Она старалась, но пробить ватную стену невозможно. Толкни, будет вмятина, и все. Можно бетонную стену пробить, но не ватную… Когда она стала депутатом, ее стали называть Наталья Георгиевна. А она это ненавидела. Она хотела всегда и для всех оставаться даже не Натальей, а именно Наташей Гундаревой…

Просто она не умела отказывать, когда нужно было кому-то помочь и в чем-то поучаствовать. И, если честно, даже я этим однажды воспользовался. Мне сделали в «Останкино» творческий вечер. Звоню Наташе: «Слушай, можешь провести?» — «Вить, я так занята... А там обязательно нужна ведущая?» — «Наташ, ты понимаешь, кто тебя просит? Это Витя Мережко тебя просит!» — «Ой, какая я дура, Вить, извини, пожалуйста. Когда?» И она отработала замечательно! Наташа была немножко уставшая, но такая красивая! 

Помню, я тогда отметил, насколько она изменилась. Из нелепой девчонки превратилась в блистательную женщину. Она же была не просто популярна, а суперпопулярна. А успех, любовь публики — это всегда поднимает. Она хорошела, хорошела, хорошела и, конечно, уже была такой актрисой, которая знала себе цену. Но Наташа не зазнавалась, это ей не было свойственно. Она обладала замечательным юмором, была очень живой — и великолепно держала зал… То, как она провела мой вечер, было подарком настоящего друга...

Как-то мы с ней встретились возле станции метро «Маяковская». Она куда-то торопилась. Я окликнул: «Наташ!» — «Ой, Вить, привет!» У нее было личико такое вспотевшее, она бежала, было жарко. Спрашиваю: «Как ты?» — «Вот, бегу…» И матерком припустила на тему, как устала уже бегать. Я говорю: «Наташ, ну остановись, откажись». — «Да как «откажись», когда нужно помочь, сейчас в Моссовет надо идти. Они говорят, что я должна быть, потому что иначе квартиру не дадут». Это она пробивала кому-то жилье… 

Виктор Мережко
Фото: Марк Штейнбок

Она не принадлежала себе, куда-то ее несло. Совсем себя не берегла. Может, это потому, что не для кого? Когда нет детей, нет и цели: вырастить, воспитать, уберечь. Конечно, материнская любовь нерастраченная в Наташе была… Вроде бы у них в семье появилась какая-то девушка, которая теперь выдает себя чуть ли не за дочку. Но это какая-то очень странная история. Я ни разу не видел этого человека ни рядом с Наташей, ни в квартире. По-моему, они совершенно не монтируются…

Когда с Наташей случилось несчастье, я рвался к ней поехать, звонил: «Миш, хочу проведать Наташу». Он сказал: «Я ей скажу и перезвоню тебе». И не перезвонил. Я снова набрал его номер и услышал: «Не приходи. Она сказала, что не хочет, чтобы ты видел ее в таком состоянии». Она хотела оставаться для тех, кто ее любил, Наташей — красивой и веселой. Воплощавшей суть народного женского характера — доброго, широкого, чувственного, временами скандального, но умеющего быстро прощать. 

Вообще, русская женщина, я считаю, самая лучшая в мире. Она — жена и мать в одном лице. Так и слышу голос Наташи Гундаревой: «Витюш, чаек будешь?» Она всегда меня опекала, подкармливала, интересовалась: «Вить, ты поел? Вот, бутербродик хороший». — «Наташ, не хочу». — «Ну как хочешь». Она не была навязчивой. Она была очень комфортным, легким и красивым человеком.

События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Тертый пирог с зеленым луком и сыром: рецепт от Александра Бельковича
«Для приготовления этого пирога вам понадобится форма с разъемными бортами диаметром 23 см и пергамент. Чтобы начинка получилась плотная и нежная, нужно добавить белки», — говорит шеф-повар и телеведущий Александр Белькович.




Новости партнеров




Звезды в тренде

Анна Заворотнюк (Стрюкова)
телеведущая, актриса, дочь Анастасии Заворотнюк
Елизавета Арзамасова
актриса театра и кино, телеведущая
Гела Месхи
актер театра и кино
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Ирина Орлова
астролог