София Ротару: «Мама мне говорила: «Ты будешь очень жалеть, что не родила второго ребенка»

«Я довольна, что мой сын не захотел стать артистом. Отрываться от семьи — это невыносимо тяжело», — признается София Ротару.
Инна Фомина
|
12 Марта 2014
София Ротару София Ротару Фото: Елена Сухова

«Я довольна, что мой сын не захотел стать артистом. Отрываться от семьи, видеть, как ребенок провожает тебя на гастроли весь в слезах, — это невыносимо тяжело», — признается София Ротару.

— София Михайловна, для суперзвезды у вас на редкость незвездная биография.

Единственный муж, с которым вы прожили 34 года, а теперь, когда Анатолия Кирилловича не стало, вы уже 12 лет храните ему верность. Прекрасный сын, который, вопреки общепринятой практике, не стал артистом. Как вам удается вести обычную, счастливую жизнь в столь суетном мире, как эстрада?

— Что заложили во мне мои родители, с тем и иду по жизни. Нравы у нас в семье, да и вообще в селе (Маршинцы Черновицкой области. — Прим. ред.) были строгими. Мы, дети (а нас у родителей было шестеро), выполняли очень много домашней работы. Девушек готовили к замужеству и учили, чтобы они все умели делать: и готовить, и убирать, и в огороде работать. Родители-колхозники днями пропадали на полях, а мы доили корову, сено убирали, огород поливали, а он был очень большой. А воду надо было подготовить, согреть на солнце — помидоры и огурцы нельзя поливать холодной.

Сын Руслан: «Один мой студенческий друг говорит, что самые вкусные котлеты в его жизни были те, которые готовила и привозила в общежитие София Ротару» Сын Руслан: «Один мой студенческий друг говорит, что самые вкусные котлеты в его жизни были те, которые готовила и привозила в общежитие София Ротару» Фото: Елена Сухова

Поэтому отец сначала закачивал воду в яму, а мы потом уже ведрами таскали ее на огород. Никто и не думал возмущаться — знали, что это наша обязанность. Проблема была только со мной, потому что вечером, когда мы ложились спать, старшая сестра открывала для меня окошко, и я убегала в школу, где занималась в кружке танцев. Бежала по улицам, а сама боялась, что кто-то из односельчан меня увидит, как, впрочем, и все другие участницы кружка.

— Почему?

— В то время у нас в деревне, как только солнце сядет, девушка не имела права выходить на улицу. А село — это большая семья, когда каждый друг о друге знает все. Естественно, родители волновались за репутацию своих детей.

«Я не боюсь слова «бабушка», но так получилось, что внуки называют меня по имени. Просто мой образ не ассоциируется у них с этим словом» «Я не боюсь слова «бабушка», но так получилось, что внуки называют меня по имени. Просто мой образ не ассоциируется у них с этим словом» Фото: Елена Сухова

Поэтому, когда за мной в 10-м классе приехали из Черновцов специалисты по художественной самодеятельности и стали убеждать родителей, что я должна уехать в областной центр учиться в музучилище, те, в первую очередь мама, сначала испугались. Она плакала, говорила, что мне надо замуж выходить, а не уезжать неизвестно куда неизвестно зачем. Но папа поддержал меня и дал согласие. Он работал бригадиром виноградарей. Но натура у него была артистичная, он прекрасно пел. И хотел, чтобы я стала певицей. Так я уехала в Черновцы. Училась старательно, одновременно с первым курсом музучилища ходила еще и в вечернюю школу, чтобы получить аттестат. А когда получила, почувствовала себя взрослой и первым делом состригла косы и сделала модный по тем временам начес. Очень похожий на тот, что был у Варлей в «Кавказской пленнице».

«Конечно, мне было очень приятно, что внучку назвали Соней в мою честь» «Конечно, мне было очень приятно, что внучку назвали Соней в мою честь» Фото: Елена Сухова

Да и повязочку на голову такую же надевала. Так что я была модница. Но о том, чтобы приехать в село в таком виде, не могло быть и речи. Пришлось остаться на каникулы в Черновцах. Прошла неделя каникул, и вдруг родители приехали сами! Заходят ко мне в общежитие — я едва успела накинуть на голову платок. Но мама быстро все поняла и строго сказала: «Сними платок». Я сняла, а она в ужасе: «Пока волосы не отрастут, домой не приезжай!» Потом, конечно, меня простили. И, кстати, когда я вышла на большую сцену, у меня опять были длинные волосы.

— А ведь мода 60-х предполагала не только начес, но и мини-юбки…

— До сих пор храню замшевую юбочку, длиной сантиметров 15, всю в заклепках, которую носила и в училище, и даже после того, как родила Руслана, — я тогда весила 47 килограммов.

«Внучка очень похожа на меня — такая же шустрая, «зажигалка». Дома нас называют Соня-большая и Соня-маленькая» «Внучка очень похожа на меня — такая же шустрая, «зажигалка». Дома нас называют Соня-большая и Соня-маленькая» Фото: Елена Сухова

Все хочу, чтобы моя внучка Соня ее примерила. Правда, боюсь, она ей уже впритык будет… Помню, как я ходила в этой юбке, из-под которой едва не были видны трусики, да еще и на шпильках. Были у меня умопомрачительные французские туфли — замшевые, в дырочках, мы с девчонками из училища, когда ездили в Питер выступать, купили себе по паре, ничуть не смущаясь, что будем ходить в одинаковых. И вот идем мы по Черновцам — с начесом, в мини-юбках и на шпильках, а бабушки неодобрительно кричат нам вслед: «Как вам не стыдно!» Но когда я ехала к родителям в деревню, то брала с собой другую, «приличную» одежду…

— Именно в те времена ваш будущий супруг, Анатолий Едвокименко, влюбился в вас, увидев ваше фото на журнальной обложке… — Да, тогда Толя был в армии, и ему в руки попал тот журнал.

«Я жалею, что остановилась на одном ребенке. И когда у Руслана и Светы родился сын, я через пару лет уже начала их доставать, чтобы они родили еще». София Ротару в кругу близких –  с сыном, невесткой Светланой и внучкой Соней «Я жалею, что остановилась на одном ребенке. И когда у Руслана и Светы родился сын, я через пару лет уже начала их доставать, чтобы они родили еще». София Ротару в кругу близких – с сыном, невесткой Светланой и внучкой Соней Фото: Елена Сухова

Меня там напечатали как победительницу республиканского конкурса. А потом он разыскал меня в Черновцах… На самом деле, у нас обоих была любовь с первого взгляда. Мы и со свадьбой не стали тянуть, хотя Толику оставался год до окончания университета (он учился на факультете физики и оптики, хотя музыка его тогда уже гораздо больше интересовала). Я на год отложила поступление в институт искусств — ждала, пока муж доучится, а сама преподавала в культ­просветучилище теорию музыки. А что вы хотите — любовь захлестнула! (Улыбается.) А уже потом мы вместе создали коллектив «Червона рута».

— София Михайловна, вы и ваш ансамбль быстро стали популярными и гастролировали по всему СССР. Но у вас к тому моменту уже родился сын Руслан.

«Когда мы с подругами шли по Черновцам в мини-юбках и на шпильках, бабушки неодобрительно кричали вслед: «Как не стыдно!» София Ротару с братьями Анатолием и Евгением. 1964 год «Когда мы с подругами шли по Черновцам в мини-юбках и на шпильках, бабушки неодобрительно кричали вслед: «Как не стыдно!» София Ротару с братьями Анатолием и Евгением. 1964 год Фото: из личного архива Софии Ротару

Кто же занимался его воспитанием?

— Да, такая доля у артистов — мы расплачиваемся за любовь к профессии, за успех разлукой с детьми. Когда родился Руслан, он долго жил с родителями Анатолия. А потом, когда мы переехали в Ялту — для моего здоровья подходил именно этот климат, — мы перевезли Руслана сюда. Поняли, что иначе вообще увидим его раз в году. Может, мы и неправильно поступили: наверное, Руслану здесь, без бабушки и дедушки, было несладко. Ведь мы постоянно уезжали — раньше гастроли длились по два-три месяца. Потом три дня дома — и снова в путь! Филармонии, к которой мы были приписаны, нужен был план. Вот мы и пахали. Когда наш путь лежал через Москву, первым делом бежали с Толиком в «Детский мир» — за школьной формой. Потому что знали: когда мы домой вернемся, старый пиджак сыну еще, может, будет как раз, а из брюк он точно успеет вырасти.

А за Русланом присматривали то соседки, то нянечки. Да, с сыном были рядом не мы, родители, а чужие люди. Отрываясь от ребенка, мы плакали, наши сердца разрывались. Возвращаясь с гастролей, мы снова плакали — уже от счастья. А Руслан бросался к нам, обнимал, замирал и первым делом спрашивал: «Вы на сколько приехали?» Если он приходил из школы, когда мы уже находились дома, он залетал в квартиру и, даже не видя еще нас, шмыгал носом: «Мамой пахнет!» Да, Руслану не хватало материнской ласки, он хотел, чтобы папа и мама были рядом.

— София Михайловна, а давайте спросим самого Руслана, страдал ли он в детстве от одиночества?!

Руслан Евдокименко: Да ни от чего я не страдал! Конечно, скучал по маме и папе, их мне не хватало, но я не страдал. Я же воспринимал их частые отъезды как данность. Кстати, когда за мной досматривали соседи или мамина подруга, это был «легкий» вариант. А вот когда к нам в Ялту приезжала моя бабушка со стороны отца Клавдия Ивановна, педагог по профессии, это уже был «тотал контрол». (Смеется.) Бабуля обычно появлялась в начале третьей учебной четверти — самой ответственной. И если две первые четверти я чуть расслаблялся, то в этот период у меня заканчивались все гулянки и начиналась очень плотная учеба. Бабушка приезжала, проходило три-четыре дня, и школьные учителя меня спрашивали: «А что, Клавдия Ивановна приехала?» Потому что все домашние задания у меня были выполнены на «пять»… — Бабушка с вами была строга.

«Почувствовав себя взрослой, я состригла косы и сделала начес, как у Варлей в «Кавказской пленнице». Мама была в ужасе: «Пока волосы не отрастут, домой не приезжай!»   «Почувствовав себя взрослой, я состригла косы и сделала начес, как у Варлей в «Кавказской пленнице». Мама была в ужасе: «Пока волосы не отрастут, домой не приезжай!» Фото: из личного архива Софии Ротару

А родители баловали?

— Конечно! Например, с гастролей родители всегда привозили потрясающие подарки. Впрочем, в эпоху всеобщего дефицита чуть ли не любая импортная вещь казалась потрясающей. А самое большое впечатление на меня произвела упаковка апельсинового сока, которую мама привезла с Олимпиады-80 из Москвы. Это были 24 маленькие коробочки, на которых сбоку приклеили трубочки. Сейчас такие продаются в каждом киоске, а тогда это казалось чудом света, меня шокировало, что сок бывает не в трехлитровых банках, а в таких маленьких «штучках», и его пьют через соломинку! Помню, рассчитал, что упаковки мне хватит почти на месяц, и пил по одной в день, получая неимоверный кайф! Чудом были и бананы, которые родители привозили из Москвы.

Обычно они были зелеными, и их прятали в пакеты и клали на шкаф, чтобы они там «доходили». Каждый день я открывал пакет, чтобы посмотреть, есть хоть один спелый банан или нет. Часто терпения не хватало, и я начинал грызть неспелый банан… А в старших классах вопрос дефицита мог уже сам решать. Ведь Ялта была городом иностранных туристов, а значит, и фарцовщиков. Я знал большинство из них. К слову, недавно в Европе зашел в спортивный магазин и увидел финские кроссовки. Сейчас эту фирму наша молодежь не знает, а в то время в Ялту приезжало много туристов из Финляндии, и они продавали именно эту обувь. Когда увидел знакомый логотип, вспомнил юность и так тепло на душе стало… Да, родители меня баловали. Но, мне кажется, не особо испортили. (Смеется.) Особых бесчинств за собой не припомню — папа всего пару раз ставил меня в угол за какие-то шалости.

Может, просто время было такое. А может, сильно не хулиганил, потому что все время был чем-то занят: учился в музыкальной школе, ходил в авиамодельный и автомодельный кружки, катался на велосипеде и скейте.

— Знаменитой мамой перед друзьями хвастали?

— Нет, никогда. Вообще всю жизнь старался быть «неузнанным». Мне всегда было комфортнее и проще жить, когда люди не знают, кто мои родители. Когда после школы я поехал в Москву и поступил в МАДИ, там минимум год не знали о моем происхождении. Никогда это не выставлял, потому что заслуги родителей — это заслуги родителей, а мои — это мои.

«С Толей у нас была любовь с первого взгляда. Мы и со свадьбой не стали тянуть — чувства нас захлестнули». Свадьба Софии Ротару и Анатолия Евдокименко. 1968 год «С Толей у нас была любовь с первого взгляда. Мы и со свадьбой не стали тянуть — чувства нас захлестнули». Свадьба Софии Ротару и Анатолия Евдокименко. 1968 год Фото: из личного архива Софии Ротару

— А ведь часто в звездных семьях дети растут избалованными...

София Михайловна: И мы баловали сына. Но, видимо, несильно, потому что он остался скромным. В детстве так просто стеснительным был! Может, другой ребенок ходил бы и хвалился, что у него мама и папа известные люди. А он — никогда. Наоборот! Однажды встречает меня дома, а сам такой грустный. Расспрашиваю: что случилось? Руслан расплакался и говорит: «Ребята на улице увидели меня, стали показывать пальцами и кричать: «Вон пошла София Ротару!» Он так расстроился, что целый день не выходил во двор... Со временем Руслан сам понял, какая у его родителей миссия, какая на нас лежит ответственность и что ему тоже нужно достойно себя вести. Нет, пошалить он мог — например, школу иногда пропускал. Но меня больше беспокоило то, что сын увлекся мотоциклами.

Лет в 12 попросил у нас с отцом купить мопед. Но это такой опасный вид транспорта, вот мы с Толей запретили Руслану и думать об этом. А он втихаря все равно стал кататься. Вместе с другом Мишей купил мопед «Верховина», уезжал подальше от дома, чтобы их никто не видел, и там гонял по дороге с трамплинчиками! Это мы потом с Толиком обо всем узнали. Лет в 16 Руслан также втайне от нас сел за руль джипа — мы как раз купили первую такую машину. Долго ничего не замечали, а потом выяснилось: мы уезжаем на гастроли, а сын рано утром открывает гараж, чтобы соседи не увидели, тихонько выводит машину, гараж закрывает, и айда с ребятами кататься! Покатался, ночью ставит джип на место, и вроде все нормально. Но потом мы его все-таки застукали…

— Чей выбор — поступать в МАДИ?

Родителей или сына?

— Конечно, его. Когда Руслан поехал в Москву поступать, нам с Толей сказал: «Даже близко к вузу не подходите!» И я, пока он сдавал там вступительные экзамены, стояла у входа под цветущими липами — они и сегодня там растут. Стояла, как все родители, переживала, ожидая результатов экзаменов. И от волнения собирала цветочки липы и складывала их в книгу, которая была со мной. Этот гербарий потом целый год хранила… Было очень тяжело отпускать Руслана в самостоятельную жизнь. Помню, проводили сына на квартиру, которую сняли для него в Москве. Едем в гостиницу, где сами остановились, а я как начала плакать, так всю дорогу и прорыдала.

— Кстати, а почему ваш сын не остался в Москве после института?

«Внук Толя очень настойчивый. Он всех поразил, когда взял и похудел, буквально за полгода. Сам захотел, сам сел на диету, сам считал калории» «Внук Толя очень настойчивый. Он всех поразил, когда взял и похудел, буквально за полгода. Сам захотел, сам сел на диету, сам считал калории» Фото: из личного архива Софии Ротару

Руслан: Так я и МАДИ не окончил — после третьего курса перевелся в Севастопольский приборостроительный, где учились многие мои ялтинские друзья. А уехал, потому что Москва не мой город — трех лет хватило, чтобы это понять. Пожил и с удовольствием уехал… Мама ко мне в Севастополь часто приезжала — это всего час на машине от нашего ялтинского дома. Там я жил в общежитии, и маму ждал не только я, но весь наш этаж. Ведь мама перед каждым таким визитом отправлялась на рынок, покупала пять килограммов свинины, пять килограммов говядины, пять килограммов творога, двадцать яиц и делала из всего этого тазик котлет и тазик сырников. Заматывала тазы одеялами и привозила мне. Правда, ассортимента хватало всего на пару часов — едоков было много. Один мой друг до сих пор говорит, что самые вкусные котлеты и сырники в его жизни были те, которые готовила и привозила София Ротару.

— София Михайловна, вы хорошая мать.

А почему вы с Анатолием Кирилловичем остановились на одном ребенке?

— Потому что очень много работала. Мама все время просила меня родить еще: «Дочка, ты только роди и продолжай работать, а мы второго поднимем». Еще она говорила: «Ты будешь очень жалеть о том, что у тебя всего один ребенок». И я действительно жалею. Поэтому, когда у Руслана и Светы (невестка Софии Михайловны. — Прим. ред.) родился Толя, я через пару лет уже начала их доставать, чтобы они родили еще, и они это сделали через семь лет. Помню, о том, что Света во второй раз в положении, сообщил Толя-маленький. Пришел и продемонстрировал бумажку — наверное, выписку из женской консультации.

Говорит: «На, возьми, вы же хотели! У меня будет брат или сестра». А я только и вымолвила: «Слава тебе, Господи». Кстати, мы были уверены, что во второй раз родится девочка. И с выбором имени все было понятно: сын с невесткой сразу думали назвать сына Толиком в честь дедушек (отец Светланы тоже Анатолий), а девочку в мою честь. Конечно, мне было очень приятно. А чтобы не было путаницы, меня дома называют Соня-большая, а внучку — Соня-маленькая. Хотя с недавних пор Соня-маленькая больше Сони-большой по росту.

— А почему внуки называют вас не бабушкой, а просто Соней?

— Я не боюсь слова «бабушка», но так получилось, что внуки называют меня по имени. Просто мой образ у них не ассоциируется с этим словом.

Помню, Толя в первом классе пришел из школы и говорит: «Мне никто не верит, что ты моя бабушка». Я удивилась: «Почему?» А он: «Ребята говорят, что бабушки такими молодыми не бывают». Когда Толик был маленький, он обращался ко мне не только по имени, но и по фамилии. Помчится навстречу, руки раскинет и кричит: «София Ротару! София Ротару!» Привык, что окружающие называют меня именно так...

— Вы помогаете сыну и невестке воспитывать внуков?

— Я их люблю и балую, потому что не так часто вижу. А воспитывают их родители, и я совершенно согласна с тем, как они это делают. Руслан и Света очень много уделяют им внимания, следят за тем, чтобы они хорошо учились, были приучены к порядку, к ответственности, к чувству меры.

«Возвращаясь с гастролей к сыну, мы с мужем плакали от счастья. А Руслан бросался к нам, обнимал, замирал и первым делом спрашивал: «Вы на сколько приехали?» София Ротару с сыном Русланом. 1974 год «Возвращаясь с гастролей к сыну, мы с мужем плакали от счастья. А Руслан бросался к нам, обнимал, замирал и первым делом спрашивал: «Вы на сколько приехали?» София Ротару с сыном Русланом. 1974 год Фото: из личного архива Софии Ротару

Мои внуки знают слово «нет», и это очень хорошо… Сонечка и внешне, и характером похожа на меня, такая шустрая, «зажигалка». А Толя скорее пошел в Свету — спокойный, уравновешенный, настойчивый. Он всех поразил, когда сам похудел. То ли девушкам захотел нравиться, то ли еще что, но факт: одно время Толя был полненьким, а буквально за полгода его стало не узнать (он совсем не ел сладкого и каждый день занимался спортом). Нам все говорили: «Что вы сделали с ребенком?» Моя сестра Лида, которая не так часто видит Толю, даже заплакала: «Если бы он прошел мимо меня на улице, я бы не узнала». А мы его не заставляли. Нет, он сам захотел, сам сел на диету, сам считал калории и похудел.

— А на эстраду Толя не рвется?

Руслан: Нет, как и его сестра. Впрочем, Соне пока 12 лет, так что говорить об окончательном выборе профессии рано. Но толкать на сцену мы их не будем, как родители в свое время не толкали меня. Меня часто спрашивают, почему не стал артистом, как папа и мама. И я нашел шутливый ответ: «Чтобы выделиться среди других детей артистов!»

София Михайловна: Руслан окончил музыкальную школу по классу фортепиано, но скорее потому, что мы его заставляли. Дальше учиться музыке сын не захотел. И мы с Толиком не настаивали. Все-таки в артисты стоит идти только тем, кто без музыки жить не может — как мы с мужем, оба ненормальные. Хотя у Руслана абсолютный музыкальный слух, он прекрасно знает музыку. Поэтому после смерти Анатолия сын стал моим музыкальным продюсером. Весь репертуар, который я пою сегодня, — это его заслуга.

Сын говорит: «Мама, есть новый материал». Я приезжаю в студию, мы садимся вместе, слушаем и выбираем песни… Руслан сам нашел свой путь. И внуки пусть сами поймут, что им хочется делать. Мы поможем. А пока София учится в международной школе с преподаванием на английском. Даже дома и фильмы смотрит на английском, и книги читает. Еще она занимается хореографией, фортепиано, вокалом и конным спортом. Ну а Анатолию — ему уже 19 лет — предстоит еще три года учиться в университете искусств в Лондоне. Внук тоже музыкальный, пишет музыку, но в своем, молодежном, направлении.

— Не страшно было в 16 лет отпускать ребенка за границу?

Руслан: Толик сам захотел и был готов к этому. Его в четыре года отдали в британскую школу в Киеве, так что для него английский как родной, он на нем думает.

Когда я привез Толю на предварительные переговоры в колледж, мне сказали, что все иностранцы должны сдать серьезный тест по английскому. После того как он перекинулся с профессором парой фраз, тот улыбнулся: «Вам тест не страшен…» Как иногда шутит мама, «наш Толя — англичанин».

София Михайловна: Когда внук или внучка между собой говорят по-английски, я им завидую. В наше время мы же языки не старались выучить. Думали: зачем нам эти вражеские «мовы» нужны? Но, может, еще не поздно это поправить?

Вилла София, Ялта — Москва


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • L_u_n_a

    #
    Потрясающая женщина! Вот как можно так выглядеть в 66 лет?????
  • gary

    #
    Выглядит просто сказочно! Очень достойная женщина, достойная жизнь, без всякого пугачёвского эпатажа
  • mereandra

    #
    Фантастика! Женщина победившая время!

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Зара Зара актриса, певица
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +