Райан Рейнолдс: «Развод с Йоханссон пошел на пользу»

После его развода с главной голливудской звездной блондинкой женщины устроили на него настоящую охоту.
Мария Обельченко Нью-Йорк
|
08 Февраля 2012
Фото: Splash News/All Over Press

Рейнолдс, не раз удостоенный в Голливуде титула «самый сексуальный мужчина», всегда легко справлялся с грузом собственного очарования —в основном благодаря склонности к самоиронии. Но впоследнее время этому рослому красавчику приходится несладко. После его развода с главной голливудской звездной блондинкой Скарлетт Йоханссон женщины устроили на него настоящую охоту.

Скарлетт Йоханссон и Райан Рейнолдс поженились неожиданно для всех в 2008 году в Ванкувере, родном городе Райана, умудрившись скрыть свою скромную, отнюдь не голливудскую свадьбу от папарацци и репортеров.

Разумеется, не обошлось тогда без намеков — мол, звезда такого ранга, как Скарлетт, да еще известная своей не по годам мудростью и хваткой, могла бы остановить выбор на ком-нибудь более знаменитом и не поддаваться лишь на привлекательную внешность Рейнолдса. Но уже два года спустя насыщенные рабочие графики обоих и «слишком критичное отношение» к мужу (по признанию Скарлетт) привели к разрыву. Надо отдать им должное, вместо сухих формулировок о «непримиримых противоречиях» в тексте пресс-релиза прозвучали слова любви и взаимоуважения и трогательное признание обеих сторон — они не жалеют о том, что вступили в этот брак, ибо провели вместе два прекрасных года.

Разумеется, несмотря на благородное отсутствие упреков и публичных обвинений, избежать слухов о главной причине развода — неверности — не удалось. Много говорили о том, что Скарлетт попала под обаяние самого Шона Пенна, который находился тогда в процессе окончательного разрыва со своей многострадальной женой Робин Райт. В прессе появились документальные свидетельства их встреч — фото с их свидания в мексиканском ресторане. А про Райана судачили, что во время съемок «Зеленого фонаря» он увлекся своей партнершей Блэйк Лайвли (пышногрудая молоденькая звезда популярного сериала «Сплетница», уже успевшая занять в голливудской иерархии свое место в череде многоопытных соблазнительниц). Слухи не утихают и по сей день. Создается такое впечатление, что на Рейнолдса идет постоянная охота — женщины сходят по нему с ума.

Например, Сандра Буллок (с ней Рейнолдс сдружился на съемках ставшей суперхитом комедии «Предложение»), по мнению окружающих, готова на все, лишь бы выйти за него замуж. А Блэйк Лайвли вовсю намекала друзьям, что подыскивает совместное «гнездышко» в Нью-Йорке — для себя и... Райана! Блэйк уже облюбовала роскошный пентхаус в Челси с террасой, где можно устраивать вечеринки на сто гостей. Вот только готов ли Райан к столь быстрым переменам в личной жизни или ему еще нужно время после первого не вполне удачного опыта? Во время встречи с актером в Нью-Йорке по случаю выхода на экраны нового фильма «Код доступа «Кейптаун», где Райан играет на пару с Дензелом Вашингтоном, нам показалось, что Рейнолдс еще не готов к новым отношениям. Чувствительный парень (сам себя он называет «ходячей антенной с оголенными проводами») только выходит из кризиса.

С Дензелом Вашингтоном в боевике «Код доступа «Кейптаун». 2012 г.
Фото: UPI

Он с грустью и неохотой говорит о разводе с Йоханссон, и уж тем более не может и не хочет подавать кому-то надежду...

— Райан, благодаря своей недавней малоизвестности вам удалось жениться без шума и пыли, если так можно выразиться…

— Да, окружающему миру этот мой шаг был абсолютно безразличен. Зато когда дело дошло до развода, я понял всю свою ценность и важность в глазах общества. (Улыбается.) Хорошо, хоть мы со Скарлетт не успели усыновить ребенка из Ганы или Эфиопии — ведь в течение всего нашего короткого брака почему-то именно эти две страны, по мнению прессы, были для нас приоритетными в данном деле. Откуда вообще им пришла в голову такая идея? Но шутки шутками, а развод — самое неприятное занятие из всех существующих в этой жизни.

Любой человек испытывает огромную боль во время этого мучительного процесса. Я — не исключение. Но в конце этого пути должен прийти оптимизм. Я уже близок к тому, чтобы обрести душевный покой. Хотя, к сожалению, и отличаюсь с детства излишней чувствительностью. Несмотря на свой рост. И очень сожалею, что эти два года семейной жизни из-за работы оказались за бортом. Не скажу, что я снова готов жениться, но ведь все меняется, не так ли? Любой кризис может пойти на пользу. Я вот точно стал другим человеком. Крушение отношений служит невероятным катализатором — самым быстрым — в процессе изменения личности, причем в правильном направлении. Ты становишься тем, кем, по идее, должен рано или поздно стать. Только гораздо быстрее, чем если все идет ровно и гладко.

— Про вас нельзя сказать, что однажды вы проснулись знаменитым.

Карьера и ступеньки к олимпу и статусу суперзвезды были у вас пологими, а восхождение не быстрым.

— Точно. Взлета не произошло. Шаг первый — выбраться на просторы мира из богом забытой Канады. (Смеется.) То есть отметиться в телевизоре в детских телешоу, несмотря на явное неодобрение всех трудящихся членов моей семьи. Крупный телеканал проводил в Ванкувере кастинг в школах для своего шоу. Я провалился. Но потом с невесть откуда взявшимся упорством продолжал ездить на кастинги и терпеливо ждал. Результат: постепенно все четыре тысячи предварительно отобранных мальчишек забраковали. И взяли… меня. Отца утешило в этой новости только одно: его сын побил несколько тысяч пацанов.

«Хорошо, хоть мы со Скарлетт не успели усыновить ребенка...»
Фото: SPLASH NEWS/ALL OVER PRESS

Шаг второй — прорваться на большой экран, пусть даже в смехотворных эпизодических ролях. И наконец, шаг третий, решающий — сесть в раздолбанную машину и теперь уже не виртуально, а реально отвалить из Ванкувера в Лос-Анджелес, штат Калифорния. Несмотря на то что в Канаде я только-только получил легальную возможность выпивать, а в Америке должен был ждать этого еще пару лет. (Смеется.) И снова та же проблема: как сообщить новость отцу? Позвонил ему из автомата уже из Лос-Анджелеса. Он бросил трубку. И вот я стал одним из самых успешных и процветающих официантов в этом городе и его окрестностях. (Смеется.) Пока через пару лет госпожа удача не подкинула мне роль в ситкоме. Весьма, впрочем, сомнительного качества.

— Но теперь все позади. Вы продемонстрировали отличный дар комика (достаточно вспомнить хит с Сандрой Буллок «Предложение»), сыграли в драме, а после фильма «Люди Икс: Начало. Росомаха» теперь навеки стали Уэйдом Уилсоном (сыграть героя комиксов, как известно, — это получить признание в Голливуде), отметились в главной роли в блокбастере («Зеленый фонарь», бюджет 200 миллионов долларов). Ну и наконец, заполучили своего рода зачетную роль секретного агента ЦРУ в новом фильме «Код доступа «Кейптаун». Отличная работа!

— Спасибо! На самом деле я даже рад, что не в двадцать с чем-то лет, а гораздо позже стал коммерчески успешным парнем. (Смеется.) Родители в свое время очень надеялись, что я стану хотя бы пожарным. Отец мой — офицер полиции, два брата тоже в полиции работают.

Мама с отцом познакомились еще в школе, на выпускном вечере. Поженились, врачи сказали, что она никогда не сможет забеременеть. И родители усыновили мальчика — Патрика. А потом неожиданно мама родила еще двух сыновей — Терри и Джеффа. Конечно, стали еще пытаться: о девочке размечтались. Но на свет появился я… (Смеется.) Родители сомневались, что из меня получится детектив-полицейский. Особенно после того, как, уступив давлению отца — я всегда очень хотел, чтобы он мною гордился, — я пошел в колледж изучать криминалистику. Продержался на первом занятии ровно 45 минут. Почувствовал, как сосет под ложечкой — такое ощущение, когда точно знаешь — происходит типичное не то и надо делать отсюда ноги. (Смеется.) А уж когда отец узнал, что я еще в школе увлекся актерством, он на меня не на шутку обиделся.

Так-то он ни одной моей игры в бейсбол или футбол не пропускал, в дождь, в любую погоду — всегда я его видел на стадионе, а тут отказался ходить на мои выступления. Слава богу, он не приверженец физических методов воздействия на непослушных детей. Молчание — вот какое было главное наказание... Но все равно у меня чудесные родители и чудесные братья. (В 2008 году Рейнолдс участвовал в знаменитом Нью-Йоркском благотворительном марафоне. Его проводит фонд борьбы с болезнью Паркинсона. Уже много лет отец актера страдает от этого заболевания. Райан занимается благотворительностью, связанной с разработкой лекарств и помощью таким больным, но категорически отказывается обсуждать эту тему. — Прим. ред.) Лучше не бывает. И они самые лучшие критики на свете: в каком бы фильме я ни снялся, всегда радуются и никогда не подвергают его критическому анализу.

Братья вообще принадлежат, знаете, к такому типу мужчин, любящих посплетничать. Их гораздо больше интересует не что происходит в кадре, а кто что и кому сказал после того, как звучит «Снято!».

— В «Зеленом фонаре» вы впервые сыграли настоящего супергероя. Увлекались этими парнями с детства, как большинство американских ребят, или в Канаде другие кумиры?

— Нет, почему же, я вырос на «Супермене» точно так же, как мои американские друзья. На «Звездных войнах» и всей этой Вселенной, где властвуют супергерои. Но если честно, никогда не фанател до такой степени, чтобы вешать постеры на стены и тому подобные вещи. В нашей семье больше увлекались спортом — регби, бейсбол, футбол. Отец и мои братья все играли в эти игры.

Хэл Джордан из «Зеленого фонаря» — один из самых старых героев подобного толка, историям о нем уже больше семидесяти лет. Хотя с ним я как раз меньше всего был знаком до того, как сценарий получил. Зато он один из самых сложных по характеру: хоть и супергерой, но все время преодолевает страхи разного рода.

— А вы себя когда в реальной жизни последний раз героем ощущали?

— Для меня любое преодоление страха и есть героизм. Я боюсь, например, высоты. Всегда ужасно не любил летать на самолетах. Ну страшно мне торчать в этой стальной капсуле, болтающейся на черт знает какой высоте в воздухе, и все тут! Но, как известно, страх побороть можно только одним способом — делать то, что страшно. Во время съемок «Зеленого фонаря» я более чем достаточно на высоте поработал, чего там только не вытворял!

Поначалу было очень страшно, а потом стало… скучно.

— Ну а в фильме «Погребенный заживо» не страшно было сниматься? Вы же там все время в гробу, да еще заживо похоронены…

— После этих съемок мне уж точно ничего не страшно! (Смеется.) Дней двадцать я лежал в этом гробу. Никто не верил, что из этой затеи может выйти что-то путное. Ну кому, скажите, охота полтора часа смотреть на живого покойника? Это был жуткий стресс, правда.

— Выглядите вы просто отлично! Это результат подготовки к роли агента ЦРУ в фильме «Код доступа «Кейптаун»?

— Да ладно вам! (Смеется.) В основном я там быстро бегаю. Занятия сводились к хореографии по большей части — ну, для постановки сцен самых разных драк.

«Когда встает вопрос выживания, инстинкт срабатывает. Пару раз я бывал в таких ситуациях — перед лицом смерти, пафосно выражаясь. Но тест прошел...»
Фото: SPLASH NEWS/ALL OVER PRESS

И вождению в экстремальных условиях — этому меня тоже научили, как выжимать из машины максимум. Здорово, мне очень понравилось! Понравилось и с настоящими агентами общаться. Любопытно было. На самом-то деле их работа далека от киношной, мало в ней гламура. Да и денег они не много получают, а сколько риска — многим жизнью жертвовать приходится. И главное, что, конечно, вызывает уважение и сочувствие, — очень «одинокая» у них работа. Человек предоставлен сам себе.

— Правда, что у секретных агентов не может быть личной жизни, семьи?

— Нет, это неправда. У них есть семьи. Только они чаще всего не имеют права рассказывать близким о своей реальной работе. Я много общался с одним агентом, так вот он как раз вынужден был обратиться к начальству с просьбой — разрешить ему открыть своей жене правду.

Потому что не все выдерживают такой эмоциональный груз. Возвращаешься домой после тяжелейшего дня, и еще надо придумывать целую историю о несуществующей работе. И так из года в год. Отношения накаляются, жены чувствуют что-то неладное, воображают себе невесть какие вещи, семья распадается. Поэтому, когда он понял, что женщина, которую он любит, с которой хочет прожить до конца своих дней, окончательно от него отдаляется, пошел и сумел получить разрешение открыть ей, чем занимается в реальности.

— Ваш герой в «Коде...» все время в движении, от быстроты реакции зависит жизнь...

— Честно признаться, я сам не всегда успевал за ним. (Смеется.) Как-то раз мне с Дензелом Вашингтоном, засунутым в багажник машины (он в этом фильме преступник, плохой парень, а я его пытаюсь обезвредить), пришлось во время сцены погони выезжать на встречку. Чувствовал себя полным салагой, хотя вообще-то я парень не промах. Когда встает вопрос выживания, инстинкт срабатывает. Пару раз бывал в таких ситуациях, перед лицом смерти, пафосно выражаясь. Но тест прошел…

— Например?

— Занимался тем, что терпеть не мог. Чтобы преодолеть страх. Прыгал с парашютом. И однажды он не раскрылся. Но, к счастью, я сумел открыть запасной.

— А еще, говорят, вы любите на мотоциклах путешествовать…

— Да, один раз проехал всю Новую Зеландию вдоль и поперек.

А вот в Австралии не сложилось. Хотел пересечь весь континент, но мой друг, к сожалению, попал в аварию, разбил в хлам свой мотоцикл. Я посадил его на свой байк и отправился искать ближайшую больницу. Там наше путешествие и закончилось. К счастью, он легко отделался, но оставшееся время я провел с ним в клинике.

— Чему вас актерская работа научила?

— Я не понимаю актеров, которые становятся этакими нарциссами. Как можно быть нарциссом, если целыми днями только и думаешь, каково это — быть в шкуре другого человека? Очень полезно работать вместе с такими живыми легендами, иконами, можно сказать, как Дензел Вашингтон.

Его невероятная дисциплина по отношению к самому себе не может не воздействовать на тех, кто рядом.

— Вот Вашингтон играет плохого парня, а вы ни разу такого героя не сыграли. Интересно, почему? Слишком уж вы симпатичный и обаятельный?

— Ну да, мне не хватает страшных усов и бороды! (Смеется.) О, я уверен, что отлично бы изобразил «плохого парня». Мне нравится, что я в жизни не похож на такого типа. Если бы сам снимал фильм, то обязательно пригласил бы на роль преступника-негодяя только актера с самой что ни на есть невинной внешностью. Например, Вуди Аллена. (Смеется.) Впрочем, если бы я стал режиссером — а почему бы и нет? — вряд ли взялся бы снимать триллер. Скорее что-нибудь более человеческое.

— А врать вы умеете?

— Нет. Поэтому вряд ли смог бы и в жизни работать секретным агентом. Я — сама наивность. (Смеется.)

Подпишись на наш канал в Telegram



Новости партнеров

популярные комментарии
Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.



Звезды в тренде

Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Павел Прилучный
актер театра и кино
Зепюр Брутян
актриса театра и кино