Николь Кидман: «Я мечтала, чтобы этот кошмар поскорее закончился»

«Мы снимали в самых неблагополучных районах Лос-Анджелеса. Однажды на съемочной площадке объявился...
Джеймс Уотфорд / Famous — специально для «7Д»
|
03 Апреля 2019
Николь Кидман
Фото: East News

«Мы снимали в самых неблагополучных районах Лос-Анджелеса. Однажды на съемочной площадке объявился настоящий преступник с оружием! Представляете, лежу я, спряталась, сама с пистолетом в руках, и понимаю — меня-то этот тип первым и пристрелит. Я в полицейской форме, и пушка у меня побольше, чем у него», — рассказывает Николь Кидман.

Николь Кидман и Кит Урбан женаты уже 12 лет. Но между ними по-прежнему чувствуется «химия». Искры вокруг сыплются, стоит этой парочке появиться на публике. Но, несмотря на все сплетни, 51-летняя Николь кажется абсолютно счастливой. Она с гордостью утверждает: «Моя любовь к мужу обладает огромной силой. И мне, и нашим дочкам невероятно повезло, что у нас есть Кит. Он — настоящий мужчина. В мире множество парней, но Кит — мужчина».

— Как здорово видеть вас такой счастливой!

— Когда я была маленькой, очень надеялась, что у меня будут дети и такой вот муж. Это была моя мечта. Потому что именно в такой семье я сама выросла. Мои родители были женаты 50 лет, и эту цифру можно помножить на десять — ведь все эти годы были счастливыми. Поэтому, наверное, у меня такая романтическая душа.

— Ваш брак с Томом Крузом продлился почти 10 лет. Вам было 33 года, когда он ушел…

— И я не верила, что снова смогу полюбить. Надеялась, но не была уверена. И кто бы на моем месте думал по-другому?

— Но судьба решила иначе, когда в 2005 году на гала-вечере в Лос-Анджелесе вы встретили певца и музыканта Кита Урбана…

— Мы стали разговаривать с ним по телефону. А в день моего 38-летия Кит стоял на ступеньках моего дома в Нью-Йорке с букетом гардений. В пять часов утра. И тогда я поняла: «Это мужчина, за которого я надеюсь выйти замуж». Кит взял меня с собой на музыкальный фестиваль в Вудсток — мы ехали на его мотоцикле. Мой тип мужчины, однозначно. (Улыбается.) Все развивалось очень быстро и интенсивно. И я вскоре поняла: этот мужчина — любовь всей моей жизни.

— Но вскоре после свадьбы начались трудности… (Кит Урбан лечился от алкоголизма, в очередной раз он отправился в клинику по настоянию Николь, уже ставшей его женой. С тех пор музыкант не пьет. — Прим. ред.)

— Настоящая любовь бывает не только когда все прекрасно. Но и когда судьба ставит подножку. Именно в такие моменты люди особенно сильно нуждаются в близости и любви. Над решением проблемы нужно работать вместе. И вот это «вместе» и является главным фактором — определяет сущность брака, союза, преданность друг другу. Мы много раз с Китом говорили об этом. Когда в одночасье умер мой отец, Кит отменил свой концерт — он должен был уже выходить на сцену — и первым же самолетом вылетел в Австралию. «Вот для чего я есть у тебя. Ты не будешь проходить через все это одна». Очень надеюсь и верю, что наши девочки будут сильными, видя такие отношения между нами, наблюдая за нашим с ним союзом — прочным, полным любви и глубины. Я не стесняюсь повторять: любовь — великое путешествие. Если совершаешь его с любимым и близким человеком, оно приносит невероятно много радости и наслаждений — всего того, о чем можно только мечтать.

В фильме «Время возмездия» Николь играет женщину на грани нервного срыва. С юной партнершей Кенли Смит. 2018 г.
Фото: Legion-media

— Признайтесь, согласились сыграть «морскую владычицу» в фильме «Аквамен» не только потому, что съемки проходили в родной Австралии, но и из-за детей?

— Да, девочки очень просили меня сняться в «Аквамене». И коман­да актеров подобралась отличная — Уиллем Дэфо, Джейсон Момоа, Патрик Уилсон… Это красивая и эпичная сказка. Мои дочки уже понимают меня — мои артистические порывы и стремления. И преисполнены не просто интереса, но восхищения перед этим миром. У них отличное воображение, и им интересно узнавать и рассказывать истории. Особенно если их мать участвует в них. Поэтому, конечно, «Аквамен» — на сегодня их фаворит. (Улыбается.)

— А ваши родители способствовали любви и интересу к кино?

— Не особенно. Книжки, наука, политика, эмоции и очень дружная семья. Вот на этом я выросла. Родители водили меня в театр, помню, как я стеснялась первый раз, когда папа повел меня на балет. Ох, думала, только бы он не заметил, что я смотрю на этих полуголых мужчин на сцене! (Смеется.) Я прочитала «Войну и мир» Толстого в 13 лет. Роман входил в список ста великих книг всех времен и народов, и мне захотелось прочитать все эти книги, а не только несколько — как предлагалось в школе. Пристрастию и любви к чтению отчасти способствовала моя… кожа. Настолько светлая, что мама не пускала меня на улицу, пока солнце не заходило. Она сама прошла через множество неприятностей со своей кожей — ей удаляли родинки. И нас, дочек, очень тщательно оберегала. Одно время малышкой я даже мечтала, чтобы моя кожа потемнела!

— Выходит, родители не предполагали, что вы в актрисы пойдете?

— Мой отец был биохимиком, психологом-клиницистом, и какое-то время думал, что я могу пойти по его пути. Мама же работала медсестрой, она только потому не получила диплом врача, что, когда отец учился в Америке, кому-то нужно было зарабатывать деньги. И мама взяла это на себя. А так-то она была настоящим ученым по своему уму, духу и призванию. Недаром стала редактором отцовских книг по клинической психологии. Ну а что касается меня, увы, я совсем не унаследовала академический склад ума. С трудом училась, и нет у меня диплома о высшем образовании. Для родителей это, конечно, было неприятно. «Значит, ты хочешь быть актрисой?» — в этом вопросе сквозило недоумение и сожаление. Слава богу, моя младшая сестра Антония в 48 лет получила все-таки диплом юриста. Уже будучи матерью шестерых детей и вполне успешной журналисткой и телеведущей. Думаю, актерство — в моей крови. Не имею понятия, откуда что взялось, но это неистребимый зов, вечное желание, которое не поддается анализу.

«Настоящая любовь бывает не только когда все прекрасно. Но и когда судьба ставит подножку. Именно в такие моменты люди особенно сильно нуждаются в близости и любви» С мужем Китом Урбаном
Фото: Legion-media

— На экранах сейчас идет фильм «Время возмездия» — не имеющая ничего общего со звездным статусом Николь Кидман картина, где вы просто чудовищно поиздевались над своей внешностью, играя побитую жизнью копа-алкоголичку…

— Да, эта роль на время погрузила меня в состояние, знакомое по давним временам моей собственной жизни. Добиться, чтобы такую картину запустили в работу, очень трудно. Но я же недаром дала слово как минимум раз в полтора года сниматься у женщины-режиссера! А этот фильм как раз женщина и снимала — режиссер Карин Кусама. Из-за маленького бюджета у нас съемочные дни длились от рассвета до заката. Было холодно и сыро, снимали в самых неблагополучных районах Лос-Анджелеса. Однажды пришлось прервать съемку из-за того, что объявился настоящий преступник с оружием! Прямо там, где мы работали. Представляете, лежу я, спряталась, сама с пистолетом в руках, и понимаю — меня-то этот тип первым и пристрелит. Я в полицейской форме, и пушка у меня побольше, чем у него. Смех и грех. Слава богу, все обошлось. Кит, обычно все понимающий и умеющий легко меня отвлечь и заставить смеяться, в каком бы состоянии я ни возвращалась со съемок, на этот раз мечтал только об одном — чтобы этот кошмар поскорее закончился.

— А вот интересно, брак с Томом Крузом помог вам в карьере, в обретении влияния в мире Голливуда?

— Нет, ни о какой власти речи не шло. Я получила защиту. Выйдя замуж по любви за очень влиятельного человека в бизнесе, я избежала всякого рода сексуального харассмента. Я могла работать, но была словно в коконе из той силы и влияния, которыми обладал муж. Поэтому в 33 года, лишившись этой защиты, мне пришлось научиться заботиться о себе самой. Но когда получила в 2003 году «Оскар» за фильм «Часы», никакой силы и уверенности в себе не почувствовала. Я вообще тогда не очень понимала, как жить дальше и что я делаю на этой сцене, сжимая в руках статуэтку. Все было для меня как в тумане…

— К вопросу о детях. Вы почти никогда не говорите о своих старших — Конноре и Изабелле, которых усыновили в браке с Томом Крузом…

— Да, я очень осторожна в этом вопросе. Это слишком для нас всех личное, частное дело. Моя задача — защищать и оберегать эти отношения. В одном уверена на 150 процентов: что бы ни происходило, ребенок должен знать, что он любим. Если эту уверенность у ребенка — не важно, в каком возрасте, — отнять, могут произойти ужасные вещи. Наша задача, родителей, всегда предлагать своим детям безусловную, не зависящую ни от обстоятельств, ни от их решений любовь. Коннор и Изабелла — давно уже взрослые люди. И сделали свой выбор, в частности в отношении сайентологии. Но мне как матери это не должно мешать их любить. Это моя работа.

В фильме «Роковое искушение». 2017 г.
Фото: Legion-media

— А как удается отключиться от своей славы и ее издержек?

— После развода с Крузом я хотела купить ферму в Орегоне и уехать туда жить. Думала, может, стану матерью-одиночкой. А получилось, что вместо этого оказалась в Нэшвилле, штат Теннесси, на родине кантри-музыки. Вместе с Китом... У нас земля и животные, много друзей, дети играют на природе. Я, когда не работаю, по субботам в школе читаю для детей в классе разные книжки, рассказы, истории. Это моя обязательная программа. В нашем доме не принято пользоваться гаджетами. Только по необходимости. Друзья и наши, и дочек знают об этом и не приносят их с собой. Основное правило — играйте как можно больше, и не дома — на воздухе. Мы подолгу не включаем телевизор. Проводим такую детоксикацию — от всех плохих новостей, агрессии, злобы… 

Я отказалась от своего офиса в доме — и считаю это очень важным и полезным решением. Правда, в доме есть студия, где Кит записывает свою музыку. Но это необходимость, чтобы всякий раз не уезжать куда-то и работать дома, в тишине и спокойствии. Очень удобно было, когда в 2017 году Кит записывал свой трек Female, где я тоже пела. Прямо в пижаме после завтрака приходила в студию. Да. Для мужа я готова на все. Главное — организовать жизнь так, чтобы она была простая, тихая и спокойная. Поскольку мы оба австралийцы, вода для нас обладает терапевтическим свойством. Когда живем в нашем пляжном домике, бежим еще до завтрака плавать. Риз Уизерспун, наша соседка, каждый раз удивляется: «И что вы там делаете в этой воде, голубки мои?» Она нас называет «сумасшедшими детьми Австралии»! (Смеется.)

— Все-таки вас, икону стиля, завсегдатая красных дорожек и гламурных мероприятий, ужасно трудно представить себе фермершей в глубинке…

— Одна из причин, почему мы с Китом выбрали именно Теннесси, причем через год после свадьбы, — там очень многое напоминает нам родную Австралию. Образ и ритм жизни, природа, прекрасные соседи. Они относятся к нам обоим с уважением, стараются нас оберегать. И церковь в этом немалую роль играет. Мы ходим в католическую церковь на службу и иногда слушаем хоровое пение. Это чудесное наслаждение. И я узнала в 40 лет, что беременна, именно там, в нашем доме в ковбойском сельском Нэшвилле! Это было настоящее чудо. Я была уверена, что никогда уже не смогу сама родить. И врачи не обнадеживали совсем… И вдруг… Появилась на свет наша девочка… (Спустя два года на свет появилась вторая дочка — с помощью суррогатной матери. — Прим. ред.) Если бы мы встретились с Китом раньше, я знаю — у нас было бы не меньше десяти детей.

«Любовь — великое путешествие. Если совершаешь его с любимым и близким человеком, оно приносит невероятно много радости и наслаждений» Николь на рекламном плакате к фильму «Аквамен»
Фото: East news

— Это вы там стали прихо­жанкой?

— Я выросла в католической семье. Когда мне было 14 лет, отец сказал, что он теперь атеист. Для меня это стало большим потрясением. Но он сделал свой выбор, а я — свой. Вера для меня играет важную роль… Мой отец никогда не обращал внимания на то, как мы с сестрой одеваемся. Я могла выкрасить волосы в розовый цвет и спокойно явиться домой, и он не делал никаких комментариев. Зато, если я рассказывала какую-то смешную историю или делала что-то полезное для кого-то, всегда замечал… Начав зарабатывать миллионы, я часто отца уговаривала: «Давай я куплю тебе новую машину». Или часы, или еще что-то, не важно. Но он никогда не соглашался — ему это было не нужно.

— Сейчас поклонники с нетерпением ожидают выхода нового сезона «Большой маленькой лжи», где вы играете героиню, у которой все идеально, если бы не насилие мужа…

— Да, мы и не мечтали, что этот сериал получит такую большую аудиторию. Все главные героини — женщины, автор романа, по которому написан блестящий сценарий Дэвидом Келли (мужем Мишель Пфайффер), тоже женщина. И продюсеры женщины — и я, и Риз Уизерспун. Я много, увы, знаю всего об этой проблеме. Работала и с международными организациями, и с людьми, которые помогают жертвам насилия. Насилие на всех уровнях и во всех сферах — тема мне хорошо известная. Но если честно, я часто приходила домой и плакала. Настолько сильным был стресс. Снимали сцены, где герой Александра Скарсгарда, муж моей героини, меня избивает, и весь этот жестокий секс. Я была вся в синяках и царапинах. Залезала в ванну и продолжала рыдать. Слава богу, дома мне было с кем поговорить — с моим все понимающим мужем. И дочки утром: «Мама, а что на завтрак сегодня?» Вот так и приходила в себя. Жаль, я готовить так и не научилась. Ничего, кроме бутерброда с сыром на гриле, сделать не могу.

— Вы верите в идеальную жизнь?

— Нет, ее не бывает в принципе. Люди стараются выживать, и никто не знает, что происходит за закрытыми дверями. Собственно говоря, об этом и сериал «Большая маленькая ложь». Но тем более важно пытаться помочь друг другу. Нельзя судить людей по каким-то критериям. Как это делается в том числе в Голливуде. Я денно и нощно учу своих детей — будьте снисходительнее, добрее, отзывчивее. Несите эти эмоции и чувство сострадания в мир. Мир может быть очень грубым и жестоким. Даже в школе бывает трудно. Я помню, как плакала, меня осуждали в школе за что-то, и мама меня утешала. Только любовь и тепло в доме и семье могут помочь все это выдержать.

Подпишись на наш канал в Telegram
Накал страстей и ошеломляющий сюжет: 5 лучших психологических триллеров последних лет
2 февраля в прокат выходит психологический триллер «Хищники» с Дени Меноше («Бесславные ублюдки») и Мариной Фоис («22 пули: Бессмертный»). К премьере мы вспомнили лучшие психологические триллеры последних лет, сюжет которых будет держать вас в напряжении до самого конца.

«Хищники», 2022




популярные комментарии
Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.



Звезды в тренде

Арсений Шульгин
предприниматель, блогер, сын певицы Валерии
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Принц Уильям (Prince William)
монарх, член королевской семьи Великобритании
Никита Пресняков
актер, певец, режиссер
Селена Гомес (Selena Gomez)
актриса, певица
Анна Романова
актриса театра и кино, астролог