Лариса Вербицкая: «У меня железная сила воли»

«Тебе хорошо — улыбайся! Плохо — улыбайся тем более!» — по такому принципу живет Лариса Вербицкая.
21 Марта 2005
Лариса Вербицкая с дочерью Инной
Лариса Вербицкая с дочерью Инной
Фото: Марк Штейнбок

«Тебе хорошо — улыбайся! Плохо — улыбайся тем более!» — по такому принципу живет Лариса Вербицкая. Возможно, благодаря этой оптимистичной установке именно она в течение 17 лет остается ведущей программы «Доброе утро». Ведь всем приятно, когда утро начинается с улыбки.

— Лариса, в рейтингах «7Д» за прошедший год вы заняли престижное пятое место в номинации «Самая обаятельная и привлекательная телеведущая». Как вам удается поддерживать такой завидный имидж?

— Мой муж говорит, и я с ним согласна, что главное в жизни — не деньги, не карьера, хотя они, несомненно, слагаемые счастья, но главное — это взаимная любовь.

Когда тебя любят, когда в душе гармония — время отступает. Но при всем этом я не считаю позволительным забывать о своем бренном теле. Поэтому встаю очень рано, любуюсь просыпающейся природой, благо окна квартиры выходят на Царицынские пруды, иногда устраиваю пробежки, делаю упражнения на растяжку. Два раза в год я стараюсь выезжать на талассокурорты, где в руках специалистов расслабляюсь по полной программе. Внешний облик — моя визитная карточка, ради зрителя я обязана хорошо выглядеть. Включив телевизор, люди должны видеть меня бодрой и подтянутой, заряжаться от меня положительной энергией. И не важно, плохо я себя чувствую в этот момент или нет, есть ли у меня проблемы дома… Такой уж у меня характер — чем больше трудностей, тем сильнее я мобилизуюсь для их преодоления.

— Не поэтому ли и в «Последнем герое», несмотря на то что вас первую прочили кандидатом на выбывание, вы продержались на острове чуть ли не до конца? Откуда в хрупком теле столь сильный дух?

— Я с раннего детства занималась спортом. Мне было шесть лет, когда одна девочка из нашего двора начала ходить в секцию акробатики и потянула меня за собой.

Потом были гимнастика, прыжки в воду, плавание, с которым пришлось расстаться, потому что нестерпимо болели уши, и, наконец, легкая атлетика — я прыгала в высоту. Показывала хорошие результаты, тренер думал, что стану спортсменкой. И хотя этого не случилось, я уверена, что именно спорт дал мне железную силу воли. Не могу, а все равно делаю, буквально через «не хочу».

Лариса Вербицкая
«Я преклоняюсь перед женщинами, которые посвящают себя семье, детям, дому, но сама не из их числа…»
Фото: Марк Штейнбок

— Вам прочили спортивное будущее, а вы оказались на телевидении…

— Судьбу определили счастливый случай и еще особенности моего характера.

Когда я была маленькой, думала, что стану хирургом. Мама работала старшей операционной сестрой и хотела, чтобы единственная дочь воплотила ее собственные мечты (ей из-за частых переездов с мужем-военным не удалось получить диплом врача).

Когда меня не с кем было оставить дома, мама брала с собой на работу. На меня надевали колпачок, бахилы, хирургический халат и разрешали играть рядом с операционной. Однажды я заглянула в окошко и увидела, как у больной ампутировали руку…

Тогда я поняла: маминых надежд мне не оправдать, моря крови я не вынесу. А в старших классах папа прочил мне ни много ни мало карьеру дипломата. Он очень любил фильм «Посол Советского Союза» и мечтал вырастить из меня Александру Коллонтай. Однажды так и сказал: «Дочь, будешь ты у меня послом нашей Родины. Для начала поступишь в МГИМО…» Мне тут же наняли репетиторов и усадили за книжки. Я с иронией относилась к подобным прожектам, понимая, что МГИМО для девочки из Кишинева — высота недосягаемая, ведь кроме меня в дипломаты метят еще тысячи людей, большинство из которых имеет деньги и связи. Тем не менее английский я учила прилежно. Знания были хорошие, в старших классах даже написала на английском большое сочинение по особенностям характера Тома Сойера. Работа победила на республиканской олимпиаде, и учителя прочили меня в иняз. Но в последний момент я испугалась инязовского конкурса и подала документы в педагогический институт на факультет русского языка и литературы. Смешно, но именно в тот год в инязе конкурс оказался меньше, чем у нас в педагогическом, и я локти себе кусала, узнав об этом.

Лариса Вербицкая с мужем
«Мы с мужем считаем, что главное в жизни не деньги, не карьера… Главное — взаимная любовь»
Фото: Марк Штейнбок

— А почему вы так боялись не поступить? Многие штурмуют заветный вуз по несколько лет.

— Родители не уставали повторять: «Завалишь экзамены, пойдешь улицы мести!» Почему-то эта фраза вызывала у меня священный ужас. Мама и папа считали, что поступать в институт надо непременно с первого захода. А тот, у кого это не получилось, — неудачник, и жизнь его сломана. Худшей мне быть никак не хотелось, поэтому рисковать я боялась и хотела только одного — стать студенткой.

— Вы росли послушным ребенком? У папы-военного, наверное, не забалуешь?

— Хотя меня растили в большой строгости — если что, могли и ремнем пройтись и в углы ставили, — но все равно послушанием я не отличалась. Характер проявляла всегда и везде. Однажды, семилетней, я тяжело заболела коклюшем. Мама считала, что меня надо везти в больницу, вызвала «Скорую», но я сказала, что, мол, хоть меня режьте, никуда отсюда не поеду, и заперлась в ванной. Как только меня оттуда не выманивали — и угрозами и посулами, но я не сдалась. Доктора, отчаявшись, уехали, только тогда я вышла... Родители меня особо не баловали. Даже когда я болела, температурила, со мной никто не оставался, я сидела дома одна. И постоянно искала на свою голову приключений. Как-то раз нашла на земле птенцов, гнездо которых было на крыше нашего 4-этажного дома, и отправилась водворять их на место. Мама в это время возвращалась с работы и первое, что увидела, подойдя к дому, — свою маленькую дочь, стоявшую на самом краю крыши… Наказания родителей отрезвляли меня ненадолго, вскоре я опять бралась за старое. Так что назвать меня «пай-девочкой» никак нельзя.

Лариса Вербицкая
«Когда все здоровы, когда любимые люди меня поддерживают, я преодолею все!»
Фото: Марк Штейнбок

— Тем не менее в институт по настоянию родителей вы исправно поступили. Что же вы стали делать с дипломом учительницы?

— Так сложилось, что к окончанию вуза я уже работала на молдавском телевидении. Как только в институте началась педагогическая практика, мне стало понятно: идти работать в школу я не хочу. И тут как раз мой сокурсник Эдик Котовский, которому я по доброте душевной всегда давала списывать конспекты, сообщил, что на днях на телевидении будет проходить конкурс по подбору дикторов, и предложил мне попробоваться. Сам он подрабатывал там оператором и знал все новости. Как оказалось, вакансий дикторов было всего две: требовались мужчина на молдавский канал и женщина — на русскоязычный. Я ему сказала, что он сумасшедший, кому я там нужна? Но рискнуть решилась и вместе с Эдиком пошла на конкурс. В тот день к телецентру нельзя было пробиться, так много было желающих, причем девушки — все как на подбор, красавицы. Все решил господин Великий Случай. Выбрали почему-то меня… Может быть, я сильнее всех хотела изменить свою жизнь?

— И все пошло как по маслу?

— Если бы! Хотя мне вскоре поручили вести огромное количество программ — и молодежных, и спортивных, и музыкальных, — было выдвинуто условие: работать над голосом. Дело в том, что диктор должен уметь все. И концерты вести, и новости читать, а у меня был тихий, нежный, я бы даже сказала — эротичный, голос, с которым следовало что-то делать, так как для новостей он никак не годился. Мне опять повезло. Постановкой голоса со мной стала заниматься режиссер музыкальной редакции, которая когда-то серьезно училась вокалу и даже собиралась петь в Большом театре. У Елены Ивановны и ее мужа не было собственных детей, и меня они приняли как дочь. Мы тесно общались, я к ним приходила чуть ли не каждый день, во всяком случае чаще, чем к собственным родителям. Долгое время Елена Ивановна ставила мне голос. Через год собрался художественный совет, я им прочла какой-то текст, и меня утвердили на новостные программы.

Как раз в то время умер Брежнев, и совершенно неожиданно мне доверили читать некролог. Прежде чем выпустить меня в эфир, главный телевизионный начальник сказал: «Понимаете, Лариса, какое доверие мы вам оказываем? Накраситься — минимально, одеться — скромнее!» Некролог был благополучно прочитан, и мое положение на телевидении упрочилось. Хотя, если бы то мое «выступление» не прошло гладко, карьера могла рухнуть.

Лариса Вербицкая с дочерью Инной
«Инна — девушка с характером: ей запретишь, а она все равно сделает по-своему»
Фото: Марк Штейнбок

— А как вы оказались в Москве?

— Опять же случай. Это было двадцать лет назад. Повела своего пятилетнего сына Максима в цирк и там встретила будущего мужа, который работал в Москве кинооператором. Через год мы поженились, и я с сыном переехала к нему. Саша был в разводе, слава богу, детей в том браке у него не было, а я тогда уже пару лет жила с сыном и родителями в их квартире. Папа тяжело болел, у него был диабет, и я крутилась, работая практически без выходных, чтобы содержать всю семью.

— А кто подарил вам красавца сына?

— На том периоде жизни давно поставлен огромный жирный крест. Максим — вылитый я! Похож только на меня… Коротко я сказала бы так: то был брак двух молодых противоположностей. Он не мог длиться долго. Когда моя карьера пошла вверх, в семье начались скандалы и мне был выдвинут ультиматум: или муж, или работа… Последнее значило для меня слишком много, даже раздумывать о выборе было глупо. Обстановка дома накалилась, я понимала, что больше всего от происходящего страдает сын. Подумав, решилась поставить закономерную точку в давно уже мертвых отношениях. Собрала вещи, взяла Максима и переехала к родителям. С тех пор моего сына растили я, бабушка и дедушка, которые его обожали.

Дед, отставной военный, для Максима был всем, и в первую очередь примером настоящего мужчины.

Лариса Вербицкая с мужем Александром и сыном Максимом
Лариса Вербицкая с мужем Александром и сыном Максимом
Фото: Марк Штейнбок

— Но все же дед, даже самый лучший, не может заменить отца…

— Это правда. Наверное, поэтому однажды ребенок сказал мне: «Мама, давай напишем письмо в правительство, пусть нам дадут папу!» Вскоре мы пошли на представление в цирк, и там нас увидел Саша, который снимал документальный фильм про цирк. Уже позже он рассказал, что сразу меня заметил. Действительно, на фоне смеющихся людей я, видимо, сильно выделялась… Дело в том, что цирк я вообще не люблю, к тому же в тот день сильно устала после ночной телевизионной смены, но пошла с Максимом на представление, потому что давно ему обещала. Сын от радости смеялся все время невпопад, и Саша подумал, что эта женщина с отрешенным лицом и странным ребенком, наверное, иностранка. Но тем не менее в антракте он предложил Максиму пересесть поближе к манежу, рядом с ним было одно свободное место. Так мы познакомились.

Буквально через пару дней он уехал в Москву, и мы стали переписываться. Так продолжалось целых восемь месяцев… Саша очень легкий в общении человек, но при этом необыкновенно глубокий. Меня поразила его искренность во всем. В то время в моем окружении людей, подобных ему, не было. Все мне казались скучными и фальшивыми… В общем, начался роман, как сейчас говорят, виртуальный. Созвоны-перезвоны, письма… Кстати, у нас были не по-современному романтические отношения — до самой свадьбы мы с ним оставались на «вы». Мы не спешили ни в чем и только после свадьбы стали по-настоящему близки.

— Вы легко решились на переезд из Кишинева в Москву?

— В Кишиневе у меня было все: положение, любимая работа, большая квартира, родители. Но не было любви. Мы с Сашей обсуждали возможность его переезда ко мне, но и его держала своя интересная работа. Мы решили, что в Москве нам всем будет лучше. Я была так влюблена, что не просчитывала ходы наперед, твердо знала лишь одно: этого мужчину я люблю и хочу быть с ним. Однажды, еще до свадьбы, я прилетела в Одессу — Саша там снимал программу. Он назначил мне свидание у Потемкинской лестницы, вокруг все было так романтично — пахло морем, кричали чайки, цвели каштаны… И вдруг Саша заговорил про трудности, которые нас поджидают в Москве, про то, что он живет в коммуналке, что зарабатывает довольно скромно, что мне стоит еще раз серьезно подумать, надо ли связывать с ним судьбу. Помню, я долго пыталась понять смысл сказанного. Мой любимый, вместо того чтобы говорить о наших неземных чувствах, пугает какими-то бытовыми неурядицами?! Трудности меня в то время абсолютно не волновали. Я любила и была готова на кардинальные изменения в жизни. Тем более что сын свято верил: правительство откликнулось на его призыв и у него наконец появился папа! Так я оказалась в Москве.

Лариса Вербицкая с мужем Александром и сыном Максимом
«Я была так влюблена, что не просчитывала ходы наперед, твердо знала лишь одно: этого мужчину я люблю и хочу быть с ним »
Фото: Марк Штейнбок

— Москва редко кого встречает с распростертыми объятиями. Вы стали исключением?

— Помог мой характер. Я решилась позвонить Игорю Кириллову и попросила его посмотреть на меня. В принципе, имея уже большой опыт работы на телевидении, я в себе не сомневалась, поэтому и подумала: попытка не пытка, надо рискнуть. И вдруг без обязательного в то время конкурса он меня принял на работу. Мы договорились, что уже через месяц я принесу трудовую книжку. Но у меня продолжал болеть папа, я вынуждена была улететь к нему в Кишинев и вернулась в Москву лишь через три месяца. Набралась храбрости и снова позвонила Игорю Леонидовичу. Он меня вспомнил и строго сказал: «Я же сказал приехать через месяц!

А теперь ваше место занято». Но потом сделал эффектную паузу и добавил: «Ну ладно, приходите, держим мы вам место».

— А как в это время устраивался семейный быт?

— Случилось все то, о чем предупреждал муж. Семь лет мы жили в большой коммунальной квартире, где кроме нас обитали еще с десяток людей, среди которых один был сильно пьющим. Тем не менее семья наша там увеличилась, я родила дочку Инночку. Но со временем мы все-таки смогли купить собственную квартиру, в которой сейчас и живем.

Лариса Вербицкая
«Внешний облик — моя визитная карточка, ради зрителя я обязана хорошо выглядеть»
Фото: Марк Штейнбок

— Чем занимаются дети?

— Максим окончил юридический факультет Международного университета, открыл частную компанию, успешно ведет гражданские дела. Недавно уехал от нас и живет с любимой девушкой Леной в съемной квартире. Лена тоже юрист, и, кажется, у них все хорошо. А Инне 15 лет, и, к моей радости, она собирается поступать в архитектурный.

Лариса Вербицкая
Лариса Вербицкая
Фото: Марк Штейнбок

—То есть на телевидение дети не рвутся?

— Сын хотел было пойти учиться во ВГИК и стать оператором, как Саша. Он много фотографировал, ездил с отцом в экспедиции, но мне казалось, что нет в нем того количества творческого фанатизма, который сделает из него профессионала. Он прагматик, и нам показалось, что юриспруденция подойдет ему как нельзя лучше. В общем, нам удалось убедить Максима, что первое образование должно быть юридическим. Мы даже пообещали помочь ему, если он потом захочет получить второе во ВГИКе. К счастью, мы не ошиблись, Максим стал успешным юристом. А Инна как-то раз напугала меня тем, что собралась идти на кастинг сериала. Я сказала ей, что не стоит распыляться, надо готовиться к поступлению в институт, потому что серьезное базовое образование в жизни не помешает. Хотя Инна — девушка с характером: ей запретишь, а она все равно сделает по-своему, но на кастинг все же не пошла и в сторону телевидения смотреть перестала.

— Александр не ревнует вас к профессии?

— Такого не случалось никогда, иначе наш союз распался бы. Без работы я погибну. Я преклоняюсь перед женщинами, которые посвящают себя семье, детям, но сама не из их числа. Я всегда стремилась держаться золотой середины: семья не должна ощущать недостаток моего внимания, но при этом близким непременно следует с пониманием относиться к моей работе. В день эфира домашние сидят тише воды ниже травы, не шумят, меня не трогают, знают, что я либо текст учу, либо привожу себя в порядок. И я им благодарна за это. Для меня исключительно важен психологический комфорт в семье. Когда все здоровы, когда любимые люди меня поддерживают, я преодолею все!

События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Топ-8 московских выставок июня
В Москве в первый месяц лета можно посетить множество интересных экспозиций и выставок, интересных как детям, так и подросткам и взрослым



Новости партнеров




Звезды в тренде

Анна Заворотнюк (Стрюкова)
телеведущая, актриса, дочь Анастасии Заворотнюк
Елизавета Арзамасова
актриса театра и кино, телеведущая
Гела Месхи
актер театра и кино
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Ирина Орлова
астролог