Колин Фаррелл: «В Америке я чувствую себя эмигрантом»

«Я очень просил: «Пожалуйста, не вызывайте меня 1 июня! У меня 31 мая день рождения!» Думал, что...
Мария Обельченко
|
11 Июля 2021
Колин Фаррелл
Фото: LEGION-MEDIA
После провала фильма «Александр» Колин пустился во все тяжкие. С Анджелиной Джоли и Вэлом Килмером. 2004 г.
Фото: Shutterstock/Fotodom

«Я очень просил: «Пожалуйста, не вызывайте меня 1 июня! У меня 31 мая день рождения!» Думал, что фильму с таким бюджетом не нанесет ущерба перенос одного дня. Ночка выдалась, конечно, та еще. Я не спал ни минуты. И явился с такого похмелья, что пришлось сделать 56 дублей одной сцены — я не мог буквально двух слов связать...» — рассказывает актер.

В 2004 году, после того как грандиозный проект режиссера Оливера Стоуна «Александр» с Колином в главной роли удостоился самых нелестных отзывов (слишком высоки были ожидания), актер полностью слетел с катушек. В невменяемом состоянии отправился на озеро Тахо в горы Калифорнии. Спрятался там и выработал, как он позже признался, план — как справляться с публичным унижением. План был так себе. Колин каждый день напивался с утра пораньше и, когда отправлялся в магазин за добавкой, прятал лицо под лыжной маской, чтобы никто его не узнал.

С тех пор прошло 17 лет. И ему больше не надо прятаться. Простой ирландский парень, бывший футболист (травма помешала ему продолжить футбольную карьеру в самом ее начале) занял прочное место среди звезд, востребованных у самых значительных режиссеров в независимых артхаусных фильмах. «Залечь на дно в Брюгге», «Новый Свет», «Телефонная будка», «Мечта Кассандры», «Семь психопатов», «Лобстер», «Убийство священного оленя», «Настоящий детектив», «Джентльмены», «Фантастические твари и где они обитают» — Фаррелл достиг высшего актерского класса в Голливуде — снимается и в блокбастерах (недавно возобновились съемки «Бэтмена», где он играет Пингвина, суперзлодея, противостоящего супергерою Роберта Пэттинсона), и в независимых малобюджетных картинах.

Да, его жизнь была полна взлетов и падений, борьбы с собственными демонами, но Колин не хочет оценивать свое прошлое «сквозь линзы сожаления». «Всю жизнь нас подвергают критике, изучают. Семья, родные, общество, друзья — каждый по-своему... Я не отрицаю свое прошлое, у меня с ним особые отношения, потому что оно и сделало меня тем, кем я стал сейчас».

— Колин, вам исполнилось 45 лет — самый расцвет сил для муж­чины и актера...

— Да, мне тоже нравится! Я бы не вернулся в свои 20 лет ни за что, даже если бы мне много заплатили! Нет, и в юности все было здорово, я не жалуюсь, но мне очень даже комфортно в своих нынешних летах.

С Чарли Ханнэмом в фильме «Джентльмены». 2019 г.
Фото: LEGION-MEDIA

— Отцовство вас сильно изменило?

— Полностью. И стало самым большим вызовом и поводом для рефлексии... Я обожаю своих сыновей. (17-летний Джеймс от бывшей подруги актера модели Ким Борденэйв и 11-летний Генри — от еще одной возлюбленной Колина польской актрисы Алиции Бахледы, они вместе снимались в фильме «Ундина». — Прим. ред.) Если бы только мы, родители, могли не слишком доставать своих детей и портить им жизнь... А ведь это часто делали и наши папы и мамы. Но все повторяется... Мои дети — мои хозяева, начальники, самое важное в моей жизни. Они у меня вызывают множество страхов и влияют на мою само­оценку. Как-то я не снимался почти год. И мальчишки собрали чемодан с моими вещами и поставили его у двери. «Папа, тебе уже пора. Давай лучше ты снова будешь для нас таинственным незнакомцем!» Это они имели в виду, что обычно я все время в разъездах, на съемках, они привыкли к этому и поняли, что что-то неправильное происходит. (Смеется.) Я же говорю — они мной руководят, а не я ими.

— Вы и впрямь на редкость заботливый отец — даже удивительно иногда, насколько... (У Джеймса — старшего сына актера — синдром Ангельмана, серьезное отставание в развитии во всех сферах. Но и Колин, и мать мальчика делают все возможное, чтобы облегчить ему жизнь. Актер очень много времени и сил посвящает благотворительности — помогает людям с этой болезнью, врачам и ученым, разрабатывающим лекарства. — Прим. ред.).

— Быть отцом для этих двух мальчиков — самая тяжелая и одновременно самая благодарная работа. Значимая, наполненная смыслом и имеющая большие последствия, что я прекрасно понимаю, по сравнению со всем, чем я в жизни занимался. И я не скрываю, что нахожу эту работу намного труднее актерской... Но мне нравится быть с ними рядом, видеть мир их глазами и показывать им его. Дети помогли мне жить настоящим и верить в будущее. Верить в то, что можно быть альтруистом и не обращать внимания на тех циников, кто говорит, что это всего лишь проявление эгоизма и самонадеянности, желание ублажить свое эго.

— Вы живете в Лос-Анджелесе вместе с детьми, но часто бываете в Ирландии и снимаетесь там...

— Я всегда скучаю по Ирландии. Хотя вроде бы чувствую себя вполне комфортно в Калифорнии, и дети мои здесь, а у меня с ними сильная эмоциональная связь. Но с Ирландией меня тоже очень много эмоций связывает. И я впадаю в грусть-тоску, меланхолию, если долго не могу попасть туда. В Америке я чувствую себя эмигрантом, хотя и крутым, «люксовым», так сказать.

С Томом Крузом в фильме «Особое мнение». 2002 г.
Фото: LEGION-MEDIA

— А как дети относятся к вашему творчеству?

— Ну, их это не слишком интересует. Хотя говорят мне иногда, чтобы я перестал играть «плохих парней». (Смеется.) Им, мол, осточертело уже смотреть на меня в этом образе.

— Правда, что вы однажды чуть было не сорвали съемку фильма «Особое мнение» c Томом Крузом?

— Да, было дело. Но это старая история. Я просил, чтобы меня в тот день не вызывали на площадку. Потому что накануне мне исполнялось 25 лет, ну и я прекрасно понимал, чем все дело кончится... Очень просил: «Пожалуйста, не вызывайте меня 1 июня! У меня 31 мая день рождения!» Думал, что фильму с таким бюджетом, кажется, миллионов сто долларов, не нанесет ущерба перенос одного дня. И что к моей просьбе хотя бы прислушаются... Но ничего подобного. Ночка выдалась, конечно, та еще. Я не спал ни минуты. И явился с такого похмелья, что пришлось сделать 56 дублей одной сцены — я не мог буквально двух слов связать... «Я уверен, вы все смогли постичь фундаментальную суть парадоксальной методологии профилактики преступлений». Как-то так звучала моя реплика. Ее надо было бы выбить на моем надгробии. Спустя столько лет не могу ее забыть. Моя сестра Клодин, мой менеджер, была в тот день на площадке, но после 56-го дубля сбежала. Это была совершенная катастрофа. (Смеется.) Такой паники я еще ни разу не испытывал... Между прочим, именно сестра приохотила меня к кино и к актерству. Она вставала в детстве посреди ночи, будила меня, и мы смотрели по телевизору черно-белые фильмы. Хичкок и все прочее.

— Были времена, когда вас считали «пропащим» — из-за многочисленных зависимостей... Особенно после того, как фильм «Александр» разорвали в клочья критики...

— На самом деле главный срыв случился после съемок в «Полиции Майами: Отдел нравов», киноверсии этого сериала. Я осознал, что утратил свою страсть к актерству. Это было плохое для меня время — и в личном, и в профессиональном плане. Я понимал, что должен изменить свою жизнь... Не хотел умирать, но и жить не хотел... Вот так я бы охарактеризовал свое состояние тогда.

С Дэнни Де Вито и Нико Паркер в фильме «Дамбо». 2019 г.
Фото: Shutterstock/Fotodom

— Вы нашли в себе силы отправиться в реабилитационную клинику...

— Родственники меня уговорили. Неудивительно, что я дошел до ручки — ведь я практически не просыхал с 14 лет... И пил, и наркотики всевозможные употреблял, все время был под кайфом... Довольно долгое время мой организм справлялся с этим. Казалось, мне это не мешает. Очень высокая была устойчивость к самого разного рода препаратам... Мне было тошно все время, вот я и «лечился» таким образом от депрессии... В среду заваливался с приятелями в паб, шесть пинт пива выпивал, они по домам расходились, а я до утра куролесил. «Порошок» доставал, травку и бутылку виски опустошал до утра — представляете, какое здоровье надо иметь? И так я мог зажигать пять месяцев подряд, а потом раз — и как ни в чем не бывало пару месяцев ходил «чистый». Полтора часика поспал и вперед — 14 часов смена. И я никогда не пропускал ни дня, ни минуты, ни кадра своего, ни реплики. Работал как настоящий профессионал. Поэтому так долго и не был, что называется, пойман с поличным... Пока не случилась история на съемках «Особого мнения»... После 15 лет такой гульбы и пьянства оказаться в «трезвом» мире поначалу мне было очень страшно... Прийти домой и не поддержать себя выпивкой, чтобы нервы успокоить? Это было чрезвычайно странно и непривычно. Я был постоянно на взводе первое время. Словно накачался каким-то сильнодействующим препаратом. Помнится, на фестивалях особенно тяжело было. Остальные-то все веселятся от души. (Смеется.)

— Зато трезвый образ жизни помог вам стать куда лучшим отцом, чем были...

— О боже, конечно! Мне еще не доводилось встретить человека, кому трезвость бы навредила! Ухудшила бы жизнь. Не превратила в хорошего отца, друга... Может, конечно, еще встречу — кто знает? Но если вдруг вам такой попадется, пожалуйста, свяжите его со мной. Потому что я с ним хотел бы поболтать и задать пару-тройку вопросов.

— А на творчество как повлияла смена образа жизни?

— Не знаю, если честно. Были бы мои актерские представления, моя игра лучше или хуже на трезвую голову... Честное слово, не знаю, я не обманываю вас. И теперь уже никогда не узнаю.

С Джессикой Честейн в фильме «Фрекен Юлия». 2014 г.
Фото: LEGION-MEDIA

— В свое время писали, что вам повезло — не повторили судьбу того же Хита Леджера, хотя были на грани...

— Знаете, когда я вышел из клиники, писали, что моя мама не спит по ночам, ждет, что ей позвонят и сообщат, что я умер. Ну понимаете — сорвался и все такое... Но на самом деле моя мама только тогда и стала наконец спокойно спать, впервые за 15 лет.

— И как вам теперь удается выпускать пар, избавившись от своих зависимостей?

— Бегаю. Много времени провожу на природе. Брожу по тропам, горам. Природа очень здорово освобождает от напряжения, позволяет сбросить его к чертям со своих плеч... Путешествую на машине, хожу в кино и конечно же провожу время со своими детьми. Слушаю музыку. Всего понемногу. Живу. Без яда, которым травил себя годами. Вот иногда слышу такое мнение, что в Лос-Анджелесе невозможно измениться, пройти путь самоэволюции, саморазвития. Но это не так. Лос-Анджелес огромный, разный, это всепрощающее место. Ты можешь быть тем, кем хочешь. И здесь очень много групп поддержки. Люди со всего мира — и поэтому нет какой-то одной линии поведения, что ли. При всей моей любви к Ирландии я должен сказать, что, пожалуй, нет лучше места, чем Лос-Анджелес, для того, чтобы начать новую жизнь.

— В одном из ваших последних фильмов — «Поколение Вояджер» — вы играете единственного взрослого в группе молодых людей, которых вырастили в лаборатории. Причем ваш герой-ученый отправился с ними в космос, чтобы именно там научить их быть настоящими людьми — поскольку никакой семьи у них никогда не было и они даже не подозревали, что такое любовь и прочие чувства, свойственные человеку. Вас не случайно эта роль привлекла?

— Это было интересное приключение. Мой герой чертовски одинок, ему не на кого положиться в бесконечном космическом пространстве. Меня привлекло в роли то, что персонаж олицетворяет образ отца. Который заботится об этих детях с рождения и до того момента, как они вступают во взрослую жизнь. Он пытается в том числе понять, что важнее — природа, которая сама расставит все по своим местам, или все-таки воспитание и окружающая среда? Для меня как для отца такие вопросы всегда остаются важными...

«Залечь на дно в Брюгге». 2008 г.
Фото: LEGION-MEDIA

— За последние годы вы вышли на счастливый и устойчивый актерский уровень в своей карьере — сочетаете участие в студийных блокбастерах типа «Бэтмена», «Фантастических тварей...», «Джентльменов» с работой в малобюджетных, но успешных картинах. Испытываете удовлетворение?

— Знаете, актеры всегда надеются, что поклонники оценят их работу — в больших или маленьких ролях... Когда снимаешься в таких фильмах, как «Лобстер», «Ундина» или «Убийство священного оленя», отдаешь себе отчет в том, что у этих картин, скорее всего, будет ограниченная аудитория. «Бутиковая», как я это называю. Но все непредсказуемо. Например, снимаясь в «Дамбо», я не рассчитывал на такой большой успех, даже не понимал, как много зрителей этот фильм способен привлечь благодаря краскам, свету и чувству надежды, его наполнявшим. А вот поди ж ты — все случилось само собой. Мне, как любому актеру, важно участвовать в качественных проектах и сниматься у выдающихся режиссеров. Не только потому, что я хочу оставить след в истории кино. Всегда приятно, когда люди получают удовольствие от твоей работы и не испытывают чувство, что напрасно потратили свои деньги и время.

— Какие фильмы вы бы внесли в личный список самых для вас важных?

— Те, от которых я получил максимум опыта. Пожалуй, их шесть. «Телефонная будка», потому что съемки длились всего 10 дней. «Страна тигров» и «Александр» — за полученный опыт, сами знаете какой! (Смеется.) «Ундина» — маленькая картина, но я потрясающе провел время. Мало того что снимали в Ирландии, так благодаря этому фильму на свет появился мой младший сын Генри. (Именно на этих съемках у Колина случился роман с польской актрисой Алицией Бахледой — будущей матерью его сына. — Прим. ред.). Ну и конечно, «Залечь на дно в Брюгге» и «Лобстер» — они очень для меня связаны, поэтому я их ставлю вместе на пятое место.

— А случалось ли вам по-настоящему испытывать страх во время съемок?

— Пожалуй... На «Убийстве священного оленя» во время работы с режиссером Йоргосом Лантимосом — он заставил меня присутствовать в операционной, где работали настоящие хирурги. И когда они вскрыли грудную клетку человеку, я чуть не свалился в обморок. Позеленел весь. Это было ужасно. Но теперь я думаю, если придется самому ложиться на операцию, я, по крайней мере, буду меньше бояться — потому что видел своими глазами, как все это технично и классно происходит.

С сыном Генри. 2019 г.
Фото: Shutterstock/Fotodom

— У вас было много взлетов, но и немало падений. Менялись приоритеты, цели, желания. На каком сейчас вы этапе?

— Может, вас удивит мой ответ, но я давно уже перестал воспринимать себя в первую очередь как актера. Прежде всего я считаю себя отцом, мужчиной, другом. Я сосредоточен на своей жизни. На первом месте семья, мои мальчики и только потом работа. И может, как раз поэтому я люблю свою работу последнее время сильнее, чем раньше. Потому что я не ограничен ею, не привязан к ней, как когда-то. С тех пор как осознал, что нет ничего важнее детей. Сейчас я стремлюсь всегда присутствовать в жизни сыновей. Даже будучи на расстоянии. Я верю, что это самое важное. Дети должны знать, что отец постоянно доступен и готов сделать для них все, что в его силах. Выслушать их, играть с ними, приготовить им завтрак, пускай и немудреный, выключить вовремя телевизор. (Улыбается.) Необходимо, чтобы дети чувствовали такого рода поддержку и ощущали себя в безопасности. Особенно отчетливо я это понял, когда мы сидели на карантине. Съемки «Бэтмена» в конце марта прошлого года прервались, и я с мамой, сестрой и детьми провел много времени дома. В вакууме, который образовался, я осознал, какой я везунчик — есть дом, в холодильнике полно еды, на счету в банке кое-какие доллары. (Улыбается.) Никто из моих близких не заболел. Вот оно — счастье. И еще я понял самое главное — насколько быстротечна жизнь. Как же все-таки быстро пролетают дни и годы. Вы когда-нибудь смотрите свои старые фотографии или видео? Испытываете ностальгию? Полагаю, многие чувствуют нечто подобное... Помню, как-то в три часа ночи смотрел видео, где моим сыновьям было 4 и 10 лет.

— Как вы любите теперь расслаб­ляться? Ну например, опишите свое счастливое воскресенье...

— Поздно встать, поваляться в постели. Не готовиться к марафону, как я в этом году готовился три месяца подряд. (Смеется.) Это был мой первый в жизни марафон — такой я себе сделал подарок к 45-летию. Ничего, вроде не слишком опозорился. Из 600 с лишним участников пришел 222-м по счету. Выдержал эту гонку в Австралии, в Брисбене. Я там снимаюсь в фильме Рона Хауарда «13 жизней». Но мы об отдыхе, да? Так вот, в воскресенье люблю поваляться подольше в постели, потом поехать куда-нибудь в местное кафе на бранч. Дома меня ждут дети, все немного сонные и спокойные, мы смотрим кино, играем, так и проходит весь день...

— А какую бы, интересно, роль мечтал сыграть Колин Фаррелл — из тех, что уже сыграны?

— Из тех, которые никогда не сыграю? (Смеется.) В «Тутси». Это один из моих любимых фильмов. Там все на высоте. И режиссер Сидни Поллак, и актеры. А уж Дастин Хоффман просто безупречен. Такой засранец в начале его герой, и Дастин не скрывает этого. Потрясающая роль. Не уверен, что справился бы, но...

Подпишись на наш канал в Telegram
Гороскоп на воскресенье 7 августа для всех знаков зодиака
7Дней.ru узнал советы астрологов, как правильно провести первое воскресенье августа 2022 года.

Гороскоп на воскресенье 7 августа Овен




Новости партнеров

популярные комментарии
Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.



Звезды в тренде

Селена Гомес (Selena Gomez)
актриса, певица
Татьяна Брухунова
директор Театра эстрадных миниатюр под руководством Евгения Петросяна
Кейт Миддлтон (Kate Middleton)
член королевской семьи Великобритании
Ксения Бородина
актриса, телеведущая
Ксения Собчак
актриса, журналист, общественный деятель, теле- и радиоведущая