Иван Охлобыстин: «Многие мои друзья навсегда остались в девяностых...»

Откровенный рассказ актера о «поколении последних романтиков»: о бурной студенческой жизни, о первых съемках и лихих 90-х.
Наталья Николайчик
|
12 Ноября 2015
Иван Охлобыстин
Фото: ТНТ

«Девяностые годы были очень противоречивыми и звонкими. Их почему-то сейчас принято описывать мрачно. Но все не так. Это было одновременно и кровавое средневековье, и ренессанс. То, что сегодня может кончиться судом, тогда могло кончиться смертью. Криминал был частью жизни. Но при этом шло возрождение. Появились Балабанов, Цой и иже с ними, художники всякие, даже попса цвела буйным цветом. Общага ВГИКа тоже была центром буйной творческой жизни 90-х», — вспоминает Иван Охлобыстин

Поступив на режиссуру, я поселился в общежитии. Мне, москвичу, это не полагалось. Но мама сказала: студент не проживает студенческую жизнь, если он не в общаге. И я очень поверил маме. На курсе моим лучшим другом был Петька Ребане, и я поселился в блоке, где он жил с Юрой Белянским. Там вполне вставала третья кровать. Вахтерши были тетками добрыми, а единственная непримиримая гражданка почему-то решила, что я на законных основаниях там живу — настолько я примелькался в общежитии. К счастью, ей не пришло в голову поискать мою фамилию в списке... На улице бурлили страсти времен начала Древней Эллады, Кронос пожирал своих детей, а внутри царила все-таки романтическая обстановка, потому что там жили художники, режиссеры, актеры. В блоках постоянно шла какая-то работа, нужно же было всем этюды сдавать. Позже, попав на нью-йоркские студии времен 98—99-го годов, я понял, что общага ВГИКа перестроечных времен была дико на эти студии похожа. В одной комнате за чашкой японского чая молодые кинематографисты с разных концов света шумно спорят о последнем фильме Тарковского. В соседней комнате кто-то йогическими упражнениями занимается: одна барышня другой ногу тянет, а кто-то в это время на плитке яичницу жарит. В третьей комнате единственный на этаже видеомагнитофон, там идет просмотр американского фильма, например «Оборотня». В четвертой — беспробудная пьянка с обсуждением стихов Есенина, со стоянием на столах, с визжащими веселыми студентками. Сейчас бы это носило блудный оттенок, а тогда мы до такой степени были наивными… Мы же из Советского Союза вышли, мы были абсолютно по-хорошему выжжены. То есть если влюб­лялись, то женились. Были, конечно, исключения, но большинство считало, что идти другим путем беспокойно и странновато… Ну вот такая обстановка.

«Сейчас Федю Бондарчука считают страшно пафосным персонажем. На самом деле он по сути панк», — Иван Охлобыстин
Фото: РИА НОВОСТИ

Моими ближайшими друзьями кроме Петьки Ребане, который умер, как многие «чегевары» из 90-х, от цирроза печени, были Федька Бондарчук и Тигран Кеосаян. Сейчас Федю Бон­дарчука считают страшно пафосным персонажем. На самом деле все внешние атрибуты — дорогие костюмы, загар — маска. Федя по сути панк, такой, знаете, из чистых яппи-панков. Он человек обалденный, хороший, отзывчивый, и отец у него волшебный. От такого родителя нельзя было не унаследовать.

Мы всей компанией часто устраивали гулянки студенческие — дикие, иногда с кровищей. Но это были не пустые гулянки, не было желания просто нажраться водки и уйти от реальности. Реальность нам нравилась, нравилось жить. Мы хотели снимать кино. Мы хотели жить хорошо. И мы были уверены, что, если будем хорошо работать, — все так и будет. И все планировали, фантазировали, как же эти планы и идеи, от которых нас распирало, осуществить… Почти всегда гуляли в общаге, а иногда ехали к Феде в Подмосковье на дачу. От института до общаги три минуты, а до Феди пилить и пилить на электричке. Как-то мы приехали к нему, прогуляли день и ночь. После бурного застолья большой компанией пошли гулять по лесу к реке. Вернулись часа в четыре утра усталые, пьяные, завалились спать где попало. Я — в грязных сапогах, тяжелых джинсовых шортах с карманами, деревенской рубахе с петухами и кожаной жилетке — отключился на самой большой в доме кровати. Просыпаюсь от внимательного взгляда. В дверном проеме стоит Сергей Федорович Бондарчук и с умилением смотрит на эту картину. Увидев, что я проснулся, он говорит: «Лежи, Ванек, лежи». И ушел. Я поднялся в ужасе! Это же постель режиссера, который снял «Войну и мир»…

«Артистом я как-то неожиданно для себя стал. Снялся в фильме «Нога». Для своего времени это была настоящая бомба. И обо мне писали, мол, появился новый герой молодого поколения», — Иван Охлобыстин
Фото: RUSSIAN LOOK

Но не все относились к бриллиантовой когорте кинематографистов с пиететом. Страна рушилась, менялась, преобразовывалась, как бабочка в коконе. Это было странное время. Процессы гниения и цветения шли одновременно. На V, перестроечном, съезде Союза кинематографистов стариков уничтожали, старались истоптать ногами. Прошлись по Бондарчуку, Ростоцкому, Наумову, Михалкову. Даже Герасимова посмертно распинали… Досталось тогда и Евгению Матвееву за то, что Брежнева сыграл. После того жуткого съезда кинематографистов прошло несколько лет. Я приехал на «Кинотавр». Гулянки там всегда дикие. И я был под стать им. Шальной. Приехал на своем мотоцикле. Вернее, как приехал… Его поездом привезли — я не хотел с ним разлучаться. Рудинштейн мне два номера дал, в одном стоял мой мотоцикл, а в другом я спал. С третьей стороны, в соседнем номере, жила Вера Глаголева. И эта милая дама очень возмущалась, потому что вечерами, приходя с тусовок, я любил «поездить» на мотоцикле. Заводил его прямо в номере и газовал. Романтика: открыто окно, море перед тобой…

Вот так я безбашенно жил. Это потом я опомнился, женился и стал нудным дядькой, а тогда был диким… И вот я «погонял» на мотоцикле, чуть проспался, а часов в шесть утра вышел из номера. Меня тянуло на набережную, где много всяких шашлычных и все такое. Иду и вижу — сидит взрослый человек и плачет. А у меня к взрослым людям пиетет. Думаю: какая-то беда, надо помочь. Подошел, оказалось, это Евгений Матвеев, и он как-то по-мужски так, не оскорбительно плакал. Я сел рядом, спрашиваю, что случилось, может, помочь чем-то могу. И он мне говорит: «Жизнь порушена. Меня все чморят. Вы, молодежь, ни фига не понимаете. Я пропал». Я интересуюсь: «Простите, давайте разберемся. В чем проблема?» Он говорит: «Я Брежнева сыграл, и сейчас за это меня все пинают…» — «Нет, сейчас времена наживы и капитала. Сейчас все решает рынок. Вы Брежнева сыграли, вам же премию дали?» — «Да, — говорит, — большую». — «Квартиру дали?» — «Да, я ею очень доволен». — «У вас все окупилось. По нынешним временам вы герой». — «А как же моральные ценности?» — «Но вы же верили в это». — «Да». — «Греха нет». — «А что посоветуете?» — «Допейте вашу чекушку. И бутылку в витрину!» Я ушел. И услышал звон стекла… Где-то через год или два он снял свой фильм «Любить по-русски» — и начался его новый взлет… Не знаю, возможно, тот разговор чуть на это повлиял, а может, и нет. Это не важно. Важно, что Матвеев устал страдать и взял судьбу в свои руки.

«Мы жили в Тушино на 48 метрах вшестером — Оксанка, я и четверо детей. Денег нет, жрать нечего. Приходит Мишка Ефремов и, уходя уже, дико стесняясь, дает мне тысячу долларов. Он обеспечил нам месяц очень хорошей жизни», — Иван Охлобыстин
Фото: Михаил Клюев

Ножи носили все

Мы были из того поколения, кто совершенно не умел обращаться с деньгами. Если они появлялись, мы их прогуливали. Как-то мы получили стипендию и пошли в ресторан «Охотничий» почти всем курсом — я, Федька Бондарчук, Тигран Кеосаян, Сашка Баширов и Фуад Шабанов. Мы туда часто захаживали, он находился совсем рядом со ВГИКом. Взяли шашлыки, водку, и нас поперло на романтику. В ресторане выступал снулый певец в сером костюме. Он пел много песен, но нам особо полюбилась «Черный ворон», и мы ее заказывали раз 30. Проблема была в том, что кроме нас в «Охотничьем» гуляла цыганская свадьба, и им 30 раз слушать песню о гнилом пальце и кольце вообще не в кайф было. И у нас случилась драка и поножовщина. Что с нас взять — пьяная глупая молодежь. Могло закончиться плохо, потому что на столе было полно ножей и с собой ножи имелись. В те времена практически у всех мужчин с собой был ножик. Я всегда носил. А вот Федька нет. Он даже надо мной подтрунивал: «У тебя апокалиптический синдром». Как-то я приехал к нему на съемку в Питер, и он обнаружил у меня в рюкзаке стратегический запас: банку конины, нож с разнообразными открывашками, веревку и фонарик. Федька над этим набором дико хохотал, меня всячески обзывал и издевался. Я даже оправдывался, мол, ножик ношу символически, без всякого зловещего умысла…

Оксана Арбузова в фильме «Авария — дочь мента». 1989 г.
Фото: RUSSIAN LOOK

Но вообще в те времена грань между жизнью и смертью была тонка. В той драке южные товарищи — в лице Тиграна Кеосаяна, выступавшего на нашей стороне, — отличились громкими проклятиями и бряцанием железками откуда-то из-за барной стойки, с безопасного расстояния, Тигран не любил сам кулаками махать. А Федя любил, он тот еще проказник… В той драке победителей не было. Приехала милиция, и мы с цыганами, как две капли ртути, разбежались в разные стороны. Свадьба заиграла, певец запел, а мы вернулись к столику. И официант, который милицию вызывал, стоял с растерянным видом посреди пустого зала, где буквально минуту назад было просто ледовое побоище. Милиционер остался недоволен. Официанту пришлось ему дать денежку за напрасный вызов.

«Мишка Ефремов уже много лет как перешел в категорию родственников». На фото: Михаил Ефремов и Евгения Добровольская с детьми. Кадр из клипа Гарика Сукачева «За окошком месяц май». 1995 г.

Много раз мы дрались по каким-то бытовым причинам — из-за девчонок, например. Но не это было главным. У нас была дружная компания, объединенная романтическим духом и верой в триединство: Тарковский, Шукшин, Вампилов… Они были наши кумиры… А мы были идеалисты. Мечтали стать великими кинорежиссерами, хотели открывать горизонты людям. Мы не ленились ходить в кинотеатр «Иллюзион», где крутили ретроспективы великих классиков.

Я сопротивлялся: не хочу быть артистом

Частью нашей компашки был Ромка Качанов. Он тоже ввязывался с нами во всяческие авантюры. Но не это главное. Он мог своим бурчанием заставить кого угодно делать что угодно. Он заставил меня писать сценарии. И Рома первый купил у меня сценарий под названием «Урод». Потом Качанов заставил меня написать еще два сценария — «ДМБ» и «Даун Хаус». Вышло смешно — я учился на режиссера, а вышел сценаристом. Так и продолжаю писать. Скоро выйдет фильм «Иерей-сан. Исповедь самурая» по моему сценарию.

Артистом я тоже как-то неожиданно для себя стал. Снялся в фильме «Нога». Для своего времени это была настоящая бомба. И обо мне писали, мол, появился новый герой молодого поколения. Но эти похвалы я всерьез не принимал. В историю с фильмом «Нога» меня втянул Ролан Быков. Он решил снимать этот фильм на своем объединении «12А». А я в это время сижу в общаге, времени у меня свободного много, и я трачу его на тусовки со студентами, гулянки и первые влюбленности. В перерывах какой-то необязательный сценарий пописывал. И вот врывается ко мне в блок Ренат Давлетьяров, которого Быков сделал директором этой картины, и говорит так настойчиво: «Поедем на юг! Будешь артистом!» А я, как все режиссеры, на артистов свысока смотрел. Я сопротивляюсь: «Да не хочу я артистом». Я же Тарковским хотел быть, Иоселиани, Жан-Люком Годаром. И тут хитрый Ренат произносит сакраментальное: «Море, халява, вино, деньги, женщины!» Все из этого списка было мне доступно, кроме моря. И вот на море он меня купил. Ренат — гениальный психолог. И я поехал туда, познакомился с режиссером Никитой Тягуновым. Интеллигентнейший парень из среды мажоров конца 70-х, откуда вышел в том числе и Мамонов. Тягунов к тому времени уже ничем серьезным не злоупотреблял, но ничего не ел. У него была пустая квартира, заставленная порожними бутылками. Если сейчас снять о нем кино, никто не поверит, что так может быть. Рядом с ним была его любимая Надя Кожушаная. Надя — это стихия, Угрюм-река, вся русская душа.

«С Горынычем (так я стал называть Гарика Сукачева) у нас прямо дружба и любовь возникла. Ощущение, что он не просто друг, а сосед по дому и мы вместе держим свинок». На фото: Гарик Сукачев и Иван Охлобычтин на съемках фильма «Девочка и Птицы». Ноябрь, 2015 г.
Фото: Андрей Федечко

Если с кого-то лепить дикую родину-мать, это с Нади Кожушаной. Она была бесконечно талантлива, сценарист от Бога и при этом красивая, широкая женщина, я восхищался ею. И выпивка ей не мешала, а даже помогала писать. Сейчас, когда повсюду говорят про фитнес, диетические программы, витамины, мы понимаем, что что-то в нашем тогдашнем образе жизни было не так. Но в то время нам это в голову не приходило. Все пили и сжигали себя. Кого-то это сгубило. Кто-то остановился. «Не все вернутся из похода, но кто вернется, тот с медалью...» Режиссер Никита Тягунов был интеллигентным мягким человеком. На съемках он подходил ко мне и тихо говорил: «Ванечка, мне бы хотелось, чтобы сейчас люди почувствовали, что тебе дико одиноко в этой странной ситуации…» — потом раз тридцать извинялся за свою просьбу и уходил к режиссерскому креслу в нелепых шортиках на тоненьких ножках, покрытых пигментными пятнами. И хорошо, если он по пути где-нибудь не падал. Ему страшно не везло — он постоянно падал, и его ловили всей группой. Кто-то даже предложил: «Давайте ватник и каску ему дадим», — потому что Тягунов был постоянно как избитый. После премьеры фильма Никита пожил всего годик. Умер, когда ему еще и сорока лет не было. Вскоре умерла его Надька, совсем еще молодая девка…

На съемках фильма «Нога» собралась компания, заряженная идеалистическим духом. Картина — точно передающая состояние фантомной боли, которую ощущают люди, прошедшие Афганистан. После премьеры ко мне подходили ребята-афганцы, которые не были выпускниками высших учебных заведений, детьми профессора и балерины, а были контуженными жизнью людьми. И они говорили, что это единственный фильм, который точно передает их ощущения, когда возвращаешься в мирную жизнь и не можешь ее принять, не понимаешь, что происходит вокруг. Это как ломка, как похмелье. В титрах мы писали, что консультантами в картине являются рядовые. Это заставили убрать. Моей фамилии в титрах тоже не было. Я взял псевдоним — Иван Чужой. Я человек простой, деревенский, мои представления о том, что можно, что нельзя, тоже простые. Мой персонаж стрелялся, и я думал, взяв псевдоним, как-то дистанцироваться от его трагической судьбы. Потом меня стали часто звать на разные роли. Актерскую работу я как-то несерьезно воспринимал. Но в результате по актерской линии очень активно развивался. Это Промысел Божий. Несмотря на мое такое высокомерное юношеское отношение к актерской деятельности...

«Мамонов философ, человек уровня Махариши. Понять это можно, только вживую с ним общаясь. Он него исходит сила. Он — древний бог язычества, принявший христианство на самом глубоком уровне». Олег Янковский, Петр Мамонов и Иван Охлобыстин на съемках фильма «Царь». 2009 г.

В Крыму и Рыбинске, где снимали «Ногу», подобралась прекрасная компашка. Тягунов подтащил Петра Мамонова. Они были друзья не разлей вода. Мамонов играл моего брата и сразу стал родным человеком. Помню, мы все время хохотали, что внешне с ним похожи, как настоящие братья… Мамонов философ, человек уровня Махариши. Понять это можно, только вживую с ним общаясь. От него исходит сила. Он — древний бог язычества, принявший христианство на самом глубоком уровне. Он всегда был мудр, бесконечно силен, у него тяжелая рука, он действительно как из леса вышел, такой Святогор, но при этом и старец одновременно. Мы с друзьями на его концерты часто ходили. То, что он там вытворял, обычному человеку может показаться полным безумием. Это не музыка, не поэзия, это кач, мистика. Как укачивает шаман где-то в тундре, и ты — у-у-у-у, и полетел, полетел, полетел за ним. Он уводит за своей личностью, за своей харизмой, окутывает. Мамонов — это просто неразлитый вискарь. Он всегда таким был…

Все это рок-н-ролл

В 90-е киношная и рок-тусовка были как-то слиты воедино. Помню, как, вернувшись из армии, в которую я попал после первого курса, я позвонил своим друзьям — Федьке и Тиграну. Их не было. Как потом выяснил, их тоже призвали, но чуть позже меня. Я расстроился. Мне, одичавшему за время службы, страсть как охота было с кем-нибудь о жизни поболтать. Дозвонился я Аркаше Высоцкому, он говорит: «Приезжай!» И я поехал к нему на «Белорусскую». И оказался в квартире Владимира Высоцкого… Увидел его гитару, магнитофон, на который он на кухне записывал свои песни. Для меня, чувака, который только демобилизовался и еще имел мозоль на указательном пальце от спускового крючка, это было потрясением. Следующее потрясение — люди, которых я там увидел: в рядок сидели Цой, Бутусов, Гарик Сукачев, Шевчук, БГ и Серега Курехин. Я тихо присел рядом с ними и обалдел… Ведь такие люди! Пацанами они оказались хорошими. БГ — это разлитая вокруг него любовь. Цой — очень порядочный, добрый, но внешне хмурый. Курехин — гений чистой воды, взрывающий мозг и сознание, изобретатель «поп-механики», легкий, просто современный Моцарт, и даже, возможно, круче…

Иван Охлобыстин на праздновании дня рождения Сергея Галанина с Гариком Сукачевым и женой Оксаной. 2006 г.

Но самым серьезным шоком стало, что в этой компании был Шевчук — в армейском госпитале меня «штопали» под песни Шевчука. Я слушал «Наш бог всегда нас всех поймет, грехи отпустит, боль возьмет. Вперед, Христос, мы за тобой, наполним небо добротой». И вот после дембеля наткнулся на Шевчука. Я просто испытал культурный шок. Шевчук оказался суровым мужиком… А с Горынычем (так я стал называть Гарика Сукачева) у нас прямо дружба и любовь возникла. Мы никогда с ним не расставались. Ощущение, что он не просто друг, а сосед по дому и мы вместе держим свинок. Мы с Гариком не только подружились. У нас с ним сложилась работа по киношной части. Гарик — режиссер. Его картины «Праздник» и «Дом Солнца» сильно недооценены…

У Горыныча чуйка развита очень. Вот вчера он приезжал на съемки ленфильмовской картины «Девочка и Птицы» в Питер. В фильме я играю рокера. А Гарик сыграл ангела рок-н-ролльщиков, который встречает рокеров за гранью бытия. Горыныч целый день расхаживал по съемочной площадке с ангельскими крыльями. Гарик очень избирательный и тонкий в плане сценариев. Его нельзя позвать просто так, где-то лицом торгануть. Он прочитает сценарий, он посмотрит кусочки, он оценит мысль. Эта история ему показалась интересной. Ну и конечно, он приехал сюда поддержать друга. Так у нас принято — поддерживать друзей…

МХАТ был странным местом

Еще один мой друг — Мишка Ефремов — уже много лет как перешел в категорию родственников: он Анфискин крестный и всегда нашей семье очень помогал. В том числе и со свадьбой. Мы с Оксанкой были голодранцы. Свадьба стоила две тысячи долларов, по тем временам для нас это было чем-то нереальным. Но я получил хорошие гонорары за постановки, которые шли по моим пьесам во МХАТе. Эти пьесы мне заказал Мишка Ефремов, и он же их поставил как режиссер. А дело было так: я пришел к нему домой, там сидела компания — Мишка, Машка Евстигнеева и Серега Шкаликов. И Мишка говорит: «Напиши нам пьесу». Я соглашаюсь: «Хорошо, давай выберем жанр». — «Ну, вообще, тянет к эпосу». Я говорю: «Такая же фигня, давай пойдем в сторону древнегреческой драмы, с хорами». В результате там казачий хор есть в спектакле «Злодейка, или Крик дельфина». И пока ребята сидели, я пошел на кухню и стал писать. А когда приехал домой, все доделал. Вот прям с лету!..

«Земля сейчас не рождает таких драйвовых персонажей, как в 90?е. Но грядут другие времена. А мы очень комфортно же себя в них чувствуем, мы в них выросли». На фото: Иван Охлобыстин на отдыхе в Сочи. 2015 г.
Фото: INSTAGRAM*.COM

Прошло время, и Ефремов мне сказал: «Твоя «Злодейка» идет с аншлагами. Перевели ее с малой на основную сцену. Напиши нам еще пьесу». Я согласился и написал «Максимилиана Столпника». Шкаликов сыграл там главную роль. За эту роль ему даже дали театральную премию. Это было в 98-м году. В этом же году он и умер внезапно. Ему было 35. Он себя, конечно, не жалел совсем, злоупотреб­лял и всячески себя сжигал. Многие мои друзья так жили и ушли из жизни совсем молодыми. Чуть раньше трагически погибла Ленка Майорова. Не люблю, когда событиям придают мистический оттенок, но все же что-то странное в этом было. Они вдвоем с Сергеем Шкаликовым играли в спектакле «Тойбеле и ее демон». Ленка — Тойбеле, он — демона… Их любовная история заканчивалась смертью…

МХАТ в то время был весьма странным местом. Ефремов-старший тяжело болен. Но при этом даже в самом своем беспомощном состоянии он оставался человеком мощным. Мишке при таком авторитарном отце было довольно тяжело, хотелось абсолютной самостоятельности. Он сейчас раза в два переиграл отца по диапазону, глубине актерской игры и совершенству. Мишка — золото. Лучше друга нет. Много раз он меня выручал. Как-то я лежу со сломанной ногой, а мы жили в Тушино на 48 метрах вшестером — Оксанка, я и четверо детей. Денег нет, жрать нечего. Приходит Мишка, и, уходя уже, он как-то мне так очень стыдливо, дико стесняясь, дает тысячу долларов. А я тоже дико стесняюсь — взять неудобно. Но взял в итоге. Он обеспечил нам месяц очень хорошей жизни. Мишка трогательный и деликатный человек. Человек-праздник. Все люди в моем окружении — люди-праздники.

«Мы приложили все усилия, чтобы умереть, но мы живы. Для нас форс-мажорные времена — возможность встряхнуть всю эту обыденную кислятину». На фото: Иван Охлобыстин
Фото: Юрий Феклистов

Когда наступили кислые нулевые, я и мои друзья как-то потухли. Это время было нам абсолютно идеологически чуждо. Рок-н-ролльщики сейчас в тени. Их не слышно и не видно. Нет уже таких диких проявлений, как прежде. Но рок-н-ролл — это не обязательно топать ногой и быть пьяным. Рок-н-ролл — это работа с утра до вечера. Рок-н-ролл — это отдаваться всей душой семье. Земля сейчас не рождает таких драйвовых персонажей, как в 90-е. Но грядут другие времена. Сейчас опять сдвинулась земная ось, приближаются времена перемен. А мы очень комфортно же себя в них чувствуем, мы в них выросли, для нас это самые органичные времена. Мне полтос будет в следующем году. То, что пугает сейчас обычных людей, нас заводит. И я смотрю на Мишку Ефремова, на Гарика Сукачева и вижу — им это тоже нравится. Мы последнее поколение романтиков. Для нас форс-мажорные времена — возможность наконец-то встряхнуть всю эту обыденную кислятину, эту зависимость от этих жирненьких пальчиков, считающих денежки. Игорю Ивановичу принадлежит фраза: «Надышаться можно только ветром»... То, что я и многие мои друзья остались живы, — это Провидение, милость Божья. Мы приложили все усилия, чтобы умереть, но мы живы. Видимо, это закон Вселенной — чтобы жить, нужно умирать.

«Мишка Ефремов — человек-праздник. Все люди в моем окружении — люди-праздники». На фото: Иван Охлобыстин и Михаил Ефремов
Фото: RUSSIAN LOOK
* Организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена
Подпишись на наш канал в Telegram
До слез: Мария Шарапова растрогала видео кормления новорожденного сына
35-летняя Мария Шарапова этим летом впервые стала мамой, о чем она с гордостью сообщила поклонникам. На свет появился мальчик, его назвали Теодором. Отцом ребенка является британский миллионер Алекс Гилкс, с которым спортсменка помолвлена. Он, конечно, тоже заботится о малыше, однако основные хлопоты легли на плечи Марии.




Новости партнеров

популярные комментарии
#
<<> По поводу таланта – почитайте сценарии, которые он написал, поймете, что он талантлив очень, может создавать такие вещи, за которые можно браться и снимать чудесные фильмы, глубоко, иронично и вполне умно.... Кто ещё смог повторить рейтинг цитируемости "ДМБ" или "Даун Хаус" в современном русском кино? > И как актер Иван Охлобыстин - уникальное явление в русском, а может и мировом, кинематографе. Скажите- есть ли иной артист, хоть примерно похожий по манере игры на Ивана? В общем, побольше бы таких мужчин, как Иван, и таких семей, как его, в нашей России, и все было бы не так серо, не так плохо и был бы свет в конце туннеля. Были бы у меня такие друзья, я была бы счастлива. > Спасибо, что тогда, в 2010-м, вернулся к нам, зрителям и поклонникам! > >> Что-то я не поняла, это кто тут такой злобный троль минуснул мой комментарий??? Для тех, кто в танке, повторюсь: Иван один из самых лучших, харизматичных и талантливых актеров, сценаристов и режиссеров нашего современного российского кинематографа. Это мое личное мнение, и не нужно тут минусы наставлять.
#
Какой же он умничка! Всегда читается на одном дыхании
#
<<> Не знаю, не знаю... Красиво, конечно, написано, и хочется верить, что все персонажи из статьи добрые, веселые и честные. Только вот год назад по американскому телевидению для русскоязычной публики показывали интервью с гастролировавшим г-ном Ефремовым Михаилом. Сколько же грязи он вылил на Россию и российских граждан! Смотрелось и слушалось это отвратительно. Буквально пускал слюни, когда говорил "Ах, как хорошо в Нью-Йорке! А в Росии такое г....". После этого пассажа лично для меня этого человека и актера больше не существует. > Так что, скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты...>> Знаете, есть в этом мире такая интересная особенность. Кто сам чист - видит чистое в людях. А грязи не замечает. А у кого за пазухой вместо души дверка с надписью "сортир", тот только тем и будет заниматься, что кидаться г..ом в вентилятор, потому что больше, собственно, нечем. Так-то...
#
#comment#
0 / 1500



Звезды в тренде

Алсу
певица
Алена Григ
астролог
Ольга Бузова
актриса, певица, телеведущая
Давид Манукян
певец, танцовщик, блогер
Ани Лорак
певица