Дмитрий Орлов и Ирина Пегова: Ревнивая парочка

В первый же вечер своего знакомства они оказались в постели.
|
20 Июля 2009
Дмитрий с женой Ириной Пеговой и дочкой Таней Дмитрий с женой Ириной Пеговой и дочкой Таней Фото: Андрей Эрштрем

На экране он настоящий мачо и супермен: то бывший спецназовец, то капитан милиции, то брутальный главарь налетчиков. «Моих героев объединяет одно: все они, в отличие от меня самого, пьющие, гулящие, неженатые раздолбаи», — смеется 37-летний актер, режиссер и прекрасный семьянин Дмитрий Орлов. «Мой муж — это тот мужчина, с кем я хочу прожить всю жизнь и кому хочу рожать детей», — подхватывает Ирина Пегова.

«Первое время у нас были сюсюшки-мусюсюшки, а потом — внимательный контроль за тем, какая Пегова хозяйка... Она похожа на автомат Калашникова — очень стабильна и надежна» «Первое время у нас были сюсюшки-мусюсюшки, а потом — внимательный контроль за тем, какая Пегова хозяйка... Она похожа на автомат Калашникова — очень стабильна и надежна» Фото: Андрей Эрштрем

— Дмитрий, зрители Первого канала уже второй сезон наблюдают за перипетиями вашего героя в сериале «Морской патруль». Капитан милиции Мельников — парень безбашенный, мужественный и немногословный, выполняющий на воде такие кульбиты, что Джеймс Бонд позавидовал бы. А вы какой в жизни?

— Обычный парень, нежно любящий свою жену, актрису Ирину Пегову, и нашу дочку Татьяну. В отличие от своих героев я абсолютно семейный человек, такой же, как мои самые близкие друзья — Стасик и брат Артем. Мы просто фанаты семьи и считаем, что главное на свете — это наши дети, жены, мир в доме и покой, поэтому и таких разговоров, типа: «Представляешь, моя сука...» — у нас не бывает. Когда собираемся, обсуждаем детей — у Артема их двое, а у Стаса вообще четверо, — какие-то дела бытовые…

Ирина Пегова с Евгением Цыгановым в фильме «Прогулка» Ирина Пегова с Евгением Цыгановым в фильме «Прогулка» Фото: Андрей Эрштрем

Мне интересны разговоры про то, как правильно лестницу в доме построить да крышу положить. (Смеется.) Мы с Ирой года четыре назад купили участок в двадцать соток на ее родине — в Нижегородской области, а в прошлом году решили там строиться. А что? Воздух потрясающий, Ока рядом, и главное — Иркина родня по соседству: родители, бабушка, сестра с семьей.

— Ирина, долго уговаривали мужа согласиться на строительство дома почти за четыреста километров от столицы?

— Даже заикнуться на эту тему боялась. Думала, что Дима захочет дачу в Подмосковье. И когда под Выксой (город, где я родилась и где прошло мое детство) продавался участок за символическую цену, мы купили его просто так — пусть, мол, будет. И вдруг Дима решил: «Мне в тех краях нравится, там и построим дом».

Конечно, я обрадовалась! И теперь, опять же по собственной инициативе, как только появляется свободное время, муж везет меня с ребенком сюда. Новый год знаете, как мы отмечаем? Сначала в Москве, с Диминой мамой, а потом в Выксе, с моими родителями. Чтобы успеть к праздничному столу, в час ночи прыгаем в машину и несемся туда на всех парах.

Дмитрий: Может, это кого-то и удивляет, но для меня такие отношения в семье — в порядке вещей. Стресс я получаю не тогда, когда рулю в новогоднюю ночь, а когда приходится разлучаться с семьей. В прошлом году на съемках в «Морском патруле» провел в Анапе несколько месяцев, так это, скажу я вам, было совсем не здорово. Ира, конечно, прилетала ко мне, но не часто — тоже снималась.

И дочка наша совсем от меня отвыкла. Первые слова при встрече были: «Мама, кто этот дядя?» Мне очень трудно дается разлука с семьей... К тому же мужскую психологию нельзя со счетов списывать — сидишь на съемках и думаешь: «Блин, а где моя жена?» Одно полушарие мозга понимает, что нужны деньги и жена не прохлаждается, а тоже работает, и все-то у нас с ней прекрасно — любовь-морковь. Но другая половина мозга не соглашается: «Ага! Так где же все-таки моя жена?!» Тогда и начинаешь скандалить по телефону, тупо предъявлять претензии. Вообще в нашей семье главный скандалист — я, настолько у меня буйная натура. Мне почему-то долгое время казалось, что за все, что происходит в моем доме, я в ответе. Грубо говоря, если у ребенка текут сопли, значит, я что-то делаю не так. Мне надо было все контролировать: точно знать, кто и чего поел, сколько раз Таня пописала, с кем и о чем говорила моя жена.

Дмитрий Орлов в сериале «Морской патруль» Дмитрий Орлов в сериале «Морской патруль» Фото: Андрей Эрштрем

Но потом понял, что это уже попахивает паранойей, и делегировал часть дел Ире. Теперь наша трехлетняя дочь полностью на ней. За ее здоровье и воспитание отвечает жена, а глобальные вопросы семьи решаю я.

— В итоге, как и большинство отцов, вы устранились от воспитания ребенка и все больше времени проводите на работе, деньги зарабатываете?

— Конечно, заработки меня интересуют. Дай Бог здоровья Олегу Павловичу Табакову — помог нам купить квартиру в Черемушках за четверть рыночной цены. А раньше мы с Пеговой на съемной жили. На житье-бытье хватало, а на жилье — нет. Что касается дочери, то я не сказал бы, что самоустранился от воспитания.

Ирина: «Мне было все равно, женаты мы или нет, по-моему, все это какая-то глупость. Если бы очень хотела замуж, заранее сказала бы: «Прежде чем сумку в мой дом принести, отведи меня в ЗАГС» Ирина: «Мне было все равно, женаты мы или нет, по-моему, все это какая-то глупость. Если бы очень хотела замуж, заранее сказала бы: «Прежде чем сумку в мой дом принести, отведи меня в ЗАГС» Фото: Андрей Эрштрем

Меня-то как раз Таня и слушается. Приструнить ее могу только я. Поскольку мы с Пеговой растим маленькую женщину, то, конечно, руку на нее не поднимаем, не пугаем и не унижаем. Я изобрел такой шлепок — не шлепок даже, а этакое толкание по попе. От него много шума, поскольку ладонь у меня немаленькая, а боли нет. С Таней не работают наказания типа: «Вот, получай, в следующий раз так не сделаешь!» Потому что Танюша — это сплав маминого и папиного настырничества, и живет она в особом мире. Ну посудите сами. Лежит дочка на диване, я беру ее на руки и иду на кухню, где Пегова готовит ужин. Говорю: «Жена, смотри, я себе новый мобильник купил». Мама тут же включается в игру: «Ой, какой красивый телефончик!» Я нажимаю на Танино пузо: «Трунь, трунь. Ой, у меня зазвонил телефон. Кто говорит?» Таня хохочет: «Слон!»

«У меня очень сильный характер, но в семейной жизни пришлось сознательно себя зажать. Никогда не перебиваю Орлова и не спорю с ним» «У меня очень сильный характер, но в семейной жизни пришлось сознательно себя зажать. Никогда не перебиваю Орлова и не спорю с ним» Фото: Андрей Эрштрем

— «Откуда?» — «От верблюда…» В мире нашей дочки случается самое невероятное. Она — то Павлик, то Миша (так зовут ее двоюродных братьев), то собачка. Однажды смотрю: обула мамины туфли на каблуках, открыла входную дверь и пошла к лифту. Я спрашиваю: «Куда намылилась, Орлова?» «Как куда? На работу, в театр», — отвечает. «А кем ты работаешь в театре?» — спрашиваю и жду ответа: «Актрисой!» А она: «Как это кем? Лошадью!» В то время Пегова репетировала «Конька-горбунка» в МХТ, допоздна была на репетициях, и пару недель дочка оставалась со мной — укладывая ее спать, я рассказывал, что наша мама играет Кобылицу и Царь-девицу.

Ирина: Знаете, я уверена: Орлов — лучший отец в мире: когда надо — строгий, когда надо — мягкий, играет с дочкой, дурачится, по утрам делает с ней зарядку...

В младенчестве Таня, как любой нормальный малыш, плакала. Я-то понимала, что ничего в этом страшного нет, а Орлов смириться с этим не мог — бегал по комнате и восклицал: «Что происходит, почему девочка плачет?! Ну сделай же что-нибудь!» Ему реально было не по себе, потому что сам он никак не мог на это повлиять и почувствовал вдруг себя совершенно беспомощным.

— Ира, а Дмитрий спокойно относится к вашим поздним возвращениям домой?

— Вообще не понимает, как это так — его жена и вдруг приходит домой в ночи. Нет, скандалов по этому поводу Дима не устраивает, ведь знал, на ком женился, но все равно недоволен. Конечно, я виновата в том, что у меня есть театр... Раньше, когда работала в Мастерской Петра Наумовича Фоменко, приходилось уезжать на гастроли на месяц-полтора.

Благо в МХТ, где я сейчас служу, такого нет. Но когда задерживаюсь на репетиции или после спектакля возвращаюсь ближе к полуночи, стараюсь быть идеальной женой — заранее всего наготовить, убрать в доме, чтобы у мужа ко мне не было никаких претензий.

Дмитрий: Я знаю, что ради семьи, если, не дай Бог, будет необходимо, Ира оставит работу. Но у нее же талант! И если не дать ему выхода, представляете, как Пегову может перекосить? Честно говоря, я осознаю, что женился на великой русской артистке, так что жертв не требую, наоборот, готов сам принести некоторые.

— В одном интервью вы, Дмитрий, признались, что как только состоится премьера спектакля «Безумный день, или Женитьба Фигаро», где Ирина Пегова играет Сюзанну, она снова окажется беременной.

Премьера прошла успешно…

— Наши планы в силе, мы очень хотим второго ребеночка. Танечка подрастает, а мы стареем. Как-то подсчитал: мне будет пятьдесят, когда она только окончит школу. Я не собираюсь превращаться в согбенного старичка, наоборот, планирую зажигать на всю катушку: купить кожаную косуху и мощный мотоцикл. (Смеется.) Говоря откровенно, если бы не трагическая случайность, у нас с Ирой было бы уже двое детей. Но первая беременность перестала развиваться. Просто ни с того ни с сего. Ира не падала, не переживала — ничего не было такого, что могло привести к драме… Тогда я сначала даже не понял, что произошло. Ира была на третьем месяце и пошла на плановый прием к врачу. И доктор сказала нам: «Вот такое дело, плод перестал развиваться», — я растерялся: «О чем речь?

Ирина с мужем и дочкой, мамой Верой Александровной, племянником Мишей и сестрой Татьяной в их доме Ирина с мужем и дочкой, мамой Верой Александровной, племянником Мишей и сестрой Татьяной в их доме Фото: Андрей Эрштрем

Ну давайте что-то такое сделаем, чтобы он снова развивался!..» Потом, наблюдая за Ирой, понял, насколько она терпеливая, увидел, как умеет сдерживать эмоции, с каким достоинством переживает выпавшее на ее долю испытание. Потеряв ребенка, она продолжала жить, работать, что-то делать по дому... Я осознавал, что психологически ей было очень тяжело, быть может, она даже плакала, но я этого не видел. Смотрел на нее и осознавал одно: моя жена — невероятно сильная женщина. Именно о такой я и мечтал.

Ирина: Мне кажется, Орлов тогда переживал даже больше, чем я. Это он метался: «Почему не уследили? Что же дальше будет?..»

— Дмитрий, в своих интервью вы признавались, что, встретив Ирину и живя с ней в гражданском браке, никак не решались сделать предложение.

Дмитрий: «Мы очень ревнивая парочка, но стараемся друг друга беречь... Я ничего о прошлом Пеговой не знаю и знать не хочу, она про мою прошлую жизнь — тоже, и вообще: до встречи с ней я был девственником!» Дмитрий: «Мы очень ревнивая парочка, но стараемся друг друга беречь... Я ничего о прошлом Пеговой не знаю и знать не хочу, она про мою прошлую жизнь — тоже, и вообще: до встречи с ней я был девственником!» Фото: Андрей Эрштрем

Почему? Не верили в прочность чувств?

— Я по природе своей однолюб и очень боялся ошибиться, боялся быть преданным, не мальчик, чай, уже 34 года... Конечно, я Иру очень любил, но решил так: если пойму, что по складу характера она не моя женщина, мы расстанемся. Жениться я собирался раз и навсегда. Поэтому в тот период действительно вел себя, можно сказать, странно. Звонит она мне как-то из Парижа, где была на гастролях, и рыдает в трубку, что потеряла свой багаж в аэропорту. Ну а я молчу. Если оставила чемодан, чего рыдать? Нужно решить проблему и желательно скрыть это от окружающих.

Ирина: На тот момент мы были знакомы всего ничего, меньше недели.

Но я уже влюбилась, и, потеряв багаж, мне захотелось поплакаться Диме в жилетку, услышать какие-то ласковые слова. А он молчал. Но с другой стороны: с какого перепоя он должен был подключаться к моим проблемам? Конечно, мне хотелось бы услышать: «Успокойся, люблю, скучаю…» — но тогда эти слова были у него под запретом.

— А где вообще случилось ваше судьбоносное знакомство?

Дмитрий: Первый раз я увидел Пегову лет семь назад в спектакле «Война и мир. Начало романа» в Мастерской Петра Фоменко, где она тогда работала. Улыбка обаятельная, ямочки на щеках, непосредственная, живая! Но в то время у меня была какая-то своя жизнь, мне и в голову не пришло идти знакомиться. Спустя год я посмотрел на Московском кинофестивале «Прогулку» и просто очумел: какая же Пегова необыкновенная!

Но тогда у меня было стойкое предубеждение против артисток, думал, что с ними трудно жить, они же постоянно ждут похвалы и аплодисментов. Короче, предпочел любоваться Пеговой издалека. И все-таки мы познакомились — вместе оказались на фестивале в Варшаве. Я представлял картину «Небо. Самолет. Девушка», а Ира — «Прогулку». Вечером позвонил в номер приятель: «Ира Пегова предложила посмотреть город. Не составишь компанию?» Конечно, я согласился. Облился одеколоном и пошел знакомиться. Когда ее увидел — все, искры! Так захотелось обольстить эту красавицу. В общем, включил все свои турбины, и... в тот же вечер мы оказались вместе в постели. А зачем тянуть время? Жизнь-то проходит. Люди мы тогда были уже зрелые, а потому сразу поняли, что это не сиюминутное увлечение.

Не стану лукавить, говоря, что у меня случилась любовь с первого взгляда. Просто, когда увидел Иру, очень сильно ее захотел, и следующей задачей стало заполучить в кровать эту лучшую женщину на земле… А потом даже испугался своих чувств, потому что постоянно думал о ней.

Ирина: Я увидела Диму в фойе варшавской гостиницы, когда он выходил из лифта. Сердце екнуло: руки красивые, голос… А когда встретились в компании и пошли гулять, он сразу меня заболтал, окучил интеллектом, юмором, щедростью. Мне очень понравилось, как он общается с друзьями, с незнакомыми людьми, со своей мамой. Звонил ей и полчаса: «Мамочка, мамочка…» И это при том, что вместе с мамой не живет лет с шестнадцати — рос абсолютно самостоятельным парнем. В общем, довольно быстро мне стало ясно: Орлов — тот мужчина, рядом с которым я хочу жить всю жизнь и кому хочу рожать детей.

А вот что он думал по поводу меня, не знала и очень от этого мучилась. Недолго, правда. Сразу же после возвращения в Москву я уехала на гастроли, а когда вернулась, мы с Орловым уже больше не расставались. Он пришел с большой сумкой в квартиру, которую мне снимал театр, и остался…

Дмитрий: Когда мы только начали вместе жить, меня пригласили сниматься в фильме «Первый после бога». Три месяца предстояло провести в Мурманске. А Ира в это время снималась в Киеве и поехать со мной не могла. Я безумно скучал по ней, постоянно звонил, на переговоры потратил целое состояние. То был особый телефонный роман, потому что мы оба изо всех сил старались понравиться друг другу.

Мне хотелось знать про Иру все, вот и выведывал, но чтобы не напугать — по чуть-чуть, по капле, собирал мозаику ее прошлого. После съемок, когда я приходил в номер, включал ноутбук, клал его на подушку и смотрел, пока не засыпал, а там во весь экран — большая Иркина фотография… Однажды Ира устроила мне сюрприз. Звонит вдруг и говорит: « Я здесь, в твоем номере». Конечно, я тут же прыгнул в машину — и в гостиницу. Смотрю, Пегова, измученная, спит в моей кровати. Поскольку мы тогда не были расписаны, горничная не хотела пускать Иру в номер, и, если бы продюсер картины не увидел ее случайно, пришлось бы ей ждать меня на чемодане в холле. Представляете, человек пролетел тысячи километров, чтобы встретиться со мной на несколько часов! Это меня потрясло.

Фото: Андрей Эрштрем

— Как прозвучало предложение руки и сердца?

Дмитрий: Очень прозаично и не тогда, наверное, когда положено. Я ведь как думал? «Иру люблю, мы вместе живем, она не настаивает на свадьбе, зачем штамп в паспорте?» Но когда Пегова уже носила под сердцем ребенка, моя младшая сестра спросила: «Ты когда предложение будешь делать?» Я говорю: «Пузо Пеговой и есть мое предложение». — «Ты дурак, что ли? Любой женщине важно быть замужем». Вот тогда я подошел к Ире и сказал: «Давай распишемся?» В то время Ира жила в Выксе под присмотром своей мамы, а я снимался в Киеве. И чуть не каждый день мотался к ней: с площадки — в самолет, потом в машину и чесал четыре сотни километров, чтобы обнять Иру и снова вернуться на съемки. В один из таких «выходных», мы пошли в местный загс и подали заявление.

Правда, свадьбу чуть не проспали. Накануне я приехал измотанный, и в назначенный час мы с Ирой еще лежали в постели. Теща позвонила: «Вы жениться собираетесь?» Мы быстро оделись, побежали расписаться, вернулись и снова легли спать. А чтобы на память остались «свадебные» фотографии, лежа сфотографировались на мобильник.

Ирина: Признаться, мне было все равно, женаты мы или нет, по-моему, все это какая-то глупость. Если бы я очень хотела замуж, заранее сказала бы Диме: «Прежде чем сумку в мой дом принести, отведи меня в загс». (Смеется.)

— Притирка характеров, быт не разрушили иллюзии влюбленности?

Дмитрий: Нет, никакой притирки. Первое время у нас были сюсюшки- мусюсюшки, а потом — внимательный контроль за тем, как Пегова готовит, какая она хозяйка, как себя ведет.

Невзирая на то что у Ирки очень сильный характер, она на меня не давит. И это правильно, ведь разумнее, когда в семье лидирует один человек. Моя жена как хороший немецкий автомобиль — редко ломается, заводится в холод... Она похожа на автомат Калашникова, в том смысле, что очень стабильна и надежна. Конечно, как у любой женщины, у нее бывают закидоны, но мне они не мешают.

— Ира, на вашем лице муж хотя бы иногда видит недовольство?

— Конечно, я же нормальная русская женщина... Муж, правду говорить или врать?

Дмитрий: Говори как есть.

Ирина: Ну, например, когда Дима выпивает, я делаю как моя бабушка Вера: подожму губы и молчу — тогда недовольство явственно читается на моем лице. Но мужа при этом не пилю — что толку-то? Поскольку выросла в провинции, где вообще пьянство сплошь и рядом, решила с этим не бороться. Миллионы женщин скандалят — и что? Несчастны-то они, а их мужчины как пили, так и пьют. Поэтому я решила: «Ну нравится моему мужу пить — ради Бога». Речь, разумеется, идет о выпивках, а не о запоях. У меня действительно очень сильный характер, и до 25 лет, пока не встретила Орлова, жила самостоятельно, и деньги сама зарабатывала, и в профессии место нашла. То есть слабой женщиной меня не назовешь. Но в семейной жизни пришлось сознательно себя зажать, чтобы не устраивать борьбы характеров, ведь два мужика в доме не уживаются. Может, это смешно звучит, но я никогда не перебиваю Орлова и не спорю с ним, поскольку это его раздражает.

Получается, я сделала свой выбор. Так для всех нас лучше. Хитрю, правда, иногда, дабы не усложнять ситуацию, и делаю все по-своему, втихаря. (Смеется.) Я не идеальная жена, но стремлюсь к совершенству.

— А к прошлому вы ревнуете друг друга?

Дмитрий: Мы очень ревнивая парочка, но стараемся друг друга беречь, не мучить. Хочу вот дать совет молодым: не надо рассказывать подробностей о своем прошлом близкому человеку, потому что это очень глупо. Лучше не знать ничего, иначе эти знания все равно будут вариться в башке и в какой-нибудь нехорошей ситуации выльются в острую и обидную подколку. Я лично ничего о прошлом Пеговой не знаю и знать не хочу, она про мое — тоже, и вообще: до встречи с ней я был девственником!

Ирина: Если у мужчины есть склонность к изменам, желание и потребность в новых женщинах, то надо либо мириться с этим, либо разводиться.

Я надеюсь, мой муж не из их числа, но на всякий случай предупредила: «Если увижу своими глазами, убью!..»

— В общем, конфликтов в вашей семье не бывает…

Дмитрий: Ну почему же? Все бывает. Как у всех: то медовый месяц, то вулкан ненужных эмоций.

Ирина: Ссоримся обычно по пустякам. Но вообще-то могу сказать, что с каждым годом — нет, даже с каждым месяцем — наша жизнь с Орловым улучшается. Бывают, конечно, трудные периоды, но сейчас все близится к идеалу, и это при том, что мы с ним по сути своей — полные противоположности, просто разные планеты.

У нас и детство разное было, и мечты. Например, в отличие от Димы я становиться артисткой не собиралась. Окончила музыкальную школу по классу скрипки, но хотела стать певицей. Занималась в родной Выксе в вокальной студии, выступала на концертах. Когда приезжала в деревню к бабушке, мне вменялось в обязанность следить за огородом и пасти коров с овцами. Я выходила в поле с томиком Есенина и читала своим «подопечным» стихи. А во время прополки картошки представляла, что даю интервью. Вот почему? Не знаю, но это было. Однако к моменту окончания школы я была просто белым листом: кино вообще не смотрела. А когда? Столько дел: две школы, спортивные секции и студия, где я пела. А театра в нашем городке не было.

«Когда я увидел Пегову — все, искры! Так захотелось заполучить в кровать эту лучшую женщину на земле... и в тот же вечер мы оказались в постели. А зачем время тянуть? Мы сразу поняли, что это не сиюминутное увлечение. Но потом я испугался своих чувств» «Когда я увидел Пегову — все, искры! Так захотелось заполучить в кровать эту лучшую женщину на земле... и в тот же вечер мы оказались в постели. А зачем время тянуть? Мы сразу поняли, что это не сиюминутное увлечение. Но потом я испугался своих чувств» Фото: Андрей Эрштрем

И все же поступила в Нижегородское театральное училище. А через два года, когда в Нижний приехал театр Фоменко, увидела на сцене то, о чем даже не подозревала. И узнав, что Петр Наумович будет набирать студентов в РАТИ, пошла к нему…

Дмитрий: А я первый раз увидел спектакль, который меня потряс, лет в девять — «Ромео и Джульетта» в театре Спесивцева. Под музыку Элиса Купера актеры танцевали с кинжалами, а наверху стояла Смерть — со мной тогда чуть не истерика случилась. В театральную студию Спесивцева привела меня моя мамочка, потому что увидела передачу, где Вячеслав Семенович сказал: «В каждом классе есть главный непоседа. Приводите его к нам в студию на Красную Пресню». А я и правда рос непоседой. Район у нас довольно хулиганский, родители с утра до вечера на работе (они у меня инженеры), и я был предоставлен сам себе.

Рос в каких-то фантазиях: то я инопланетянин, то чудище… Любил над бабушкой подшутить: она моет полы, а я беру резиновый жгут — и бум в воду. Брызги на потолке, на стенках. Бабушка бежит за мной с тряпкой... В общем, отучился кое-как четыре класса, а потом попал в студию Спесивцева, которая находилась при 123 общеобразовательной школе. Утром мы учились, а после обеда начинались театральные занятия. И в пятом классе я впервые вышел на сцену — играл Гекльберри Финна. Получив аттестат, решил поработать: поиграл в нескольких театрах-студиях, а в 21 год понял, что все это чушь собачья и что надо учиться. Окончил ВГИК, курс Михаила Андреевича Глузского. А в 30 лет в моей жизни все перевернулось. Я тогда познакомился со своим другом Стасом, о котором уже рассказывал, и мы с ним наладили бизнесок — открыли палатки в Отрадном.

На три тысячи долларов построили ангарчик, закупили разные строительные штуки и с такого очень бедного старта начали торговлю. Вот там, на рынке, я узнал, что такое настоящие шекспировские страсти. Видел, например, как один торговец бил ножом другого за то, что тот продал какую-то железку на 3 рубля дешевле, чем он. Мы со Стасом нормально зарабатывали, но года через два стало скучно. Потому что тупик: ну десять палаток по Москве, ну двадцать, ну сто... И что дальше? Хорошо, хоть параллельно иногда снимался… Помню, как меня утвердили в картину «Небо. Самолет. Девушка» на главную роль. Я готовился, очень волновался, ведь это была моя первая работа в полнометражном фильме. И вдруг в один прекрасный день мне с утра пораньше звонит ассистент по актерам. «Дим, привет. Как дела?» — «Нормально». — «А, ну ладно, пока».

Час дня — звонит второй режиссер: «А, Димка, как дела?» Даже в час ночи умудрились позвонить. И так три дня подряд. Я не выдержал и приехал на студию. Там-то и выяснилось, что, поскольку многие хотели получить эту роль, начались интриги. И один из мосфильмовских ассистентов сказал: «У Орлова главная роль?! Он же наркоман, сидит на героине…» Хорошо, что все вовремя прояснилось... А потом, после съемок, раздался звонок: «Дмитрий, а не хотите поехать на Венецианский кинофестиваль с фильмом «Небо. Самолет. Девушка»? А я тогда лысым ходил и реально походил на бандита. Но не отказываться же. Купил смокинг какой-то дешевый и с бритой башкой приехал в Венецию…

Честно скажу: я себя воспринимаю как артиста посредственного, то есть, конечно, я в меру одарен, хорошо подкован, но не гений.

И вообще, что такое артист? Сидишь как баран, пока не ударят кнутом и не загонят в хлев. Это, может, звучит грубо, но так и есть. Вот, к примеру, в фильме «Небо. Самолет. Девушка» мой герой вдруг заговорил голосом Хабенского. Такая вот фишка Литвиновой. И Косте, каким бы он ни был талантливым артистом, трудновато было за одну ночь озвучить всю роль. Я просил пробу, но Рената мне отказала. У меня такое ощущение, что, поскольку во время съемок я не старался ей угодить, она тоже не старалась показать мои актерские возможности. Ну как еще объяснить то, что на первом варианте монтажа практически не было крупных планов моего героя! В общем, поскольку я не люблю быть зависимым, решил переквалифицироваться в режиссера и продюсера: снял уже три короткометражные картины и дебютировал с полным метром — фильм «Московский фейерверк» осенью выйдет на экраны.

Ирина: Вот видите, какие мы с Димой разные и какие у нас с ним разные судьбы?

Только в одном похожи: оба хотим, чтобы у нас была самая прекрасная на свете семья.


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Марианна

    #
    Потрясающая семейная пара!Восхищаюсь Ириной!Огромного Вам семейного счастья и плодотворного творчества в работе!!! :)

  • #
    Марианна, ага, через год развелись.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Дмитрий Нагиев Дмитрий Нагиев актер, телеведущий, шоумен
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +