«Оскар» не главная мировая кинопремия, и вот почему

В ночь на 26 апреля в Лос-Анджелесе пройдет 93-я церемония вручения наград Американской киноакадемии. Так ли для нас важны ее результаты?
Никита Лазаренко
|
19 Апреля 2021
Промо церемонии, кино
Промо церемонии
Фото: The Academy Awards

В России из года в год с интересом и каким-то малообъяснимым придыханием следят за тем, кто получит «Оскар». Это не ограничивается церемониями, где в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» оказывается отечественный фильм, вроде «Левиафана» Андрея Звягинцева. Российским киноманам важно, какая картина окажется лучшей в главной номинации, какие актеры и актрисы уйдут с заветным призом и кого признают лучшим режиссером. 

«Лунный свет», реж. Барри Дженкинс, кино
«Лунный свет», реж. Барри Дженкинс
Фото: Кадр из фильма

Изменения в составе киноакадемиков, призванные увеличить расовое разнообразие, вызывают жаркие споры под новостями на киносайтах, а очередной «специально заточенный под «Оскар»» фильм привлекает шквал возмущения: «Почему «Оскар» опять прогибается под политкорректностью? Церемония скатилась!»

И тем не менее на следующий год все повторяется снова. Но стоит ли придавать одной церемонии конкретного кинорынка, весьма опосредованно связанного с российским, такое большое значение?

Положение в Америке

«Влюбленный Шекспир», реж. Джон Мэдден, кино
«Влюбленный Шекспир», реж. Джон Мэдден
Фото: Кадр из фильма

Положение «Оскара» как телевизионного шоу ухудшается уже который год. Рейтинги падают, интерес зрителей к церемонии снижается. Организаторы из всех сил пытаются исправить ситуацию — расширяют количество номинантов на лучший фильм, добавляют больше блокбастеров, картин нестандартных жанров, пытаются привлечь больше меньшинств.

Вот только ничего из этого не помогает. Кассовые сборы от «Оскаров» практически не зависят, престижные драмы становятся предсказуемыми, а фавориты считываются за версту. Фильмы часто выигрывали не благодаря своим художественным качествам, а в результате дорогих оскаровских кампаний настойчивых студий. Печально известный Харви Вайнштейн добился, чтобы «Влюбленный Шекспир» обошел «Спасти рядового Райана» — кажется, вопреки всякому здравому смыслу. 

«Никогда, редко, иногда, всегда», реж. Элиха Хиттман, кино
«Никогда, редко, иногда, всегда», реж. Элиха Хиттман
Фото: Кадр из фильма

В основе отбора фильмов — расплывчатое понятие важности. А важны для США, как и для остальных стран, волне определенные темы, продиктованные историей, политикой и положением в обществе. При этом, несмотря на все принятые меры, большую часть мест в Академии занимают пожилые мужчины с консервативными взглядами. Показательным здесь стал случай, когда академик Китт Мэрилл отказался даже смотреть тонкую драму «Никогда, редко, иногда, всегда» Элизы Хиттман из-за своих религиозных и пролайферских убеждений. Кто знает, сколько фильмов «пролетает» мимо «Оскаров» без каких-либо шансов даже на номинацию. 

В этом году набор номинантов вышел на редкость камерным и «независимым», во многом потому, что особо крупных релизов во время пандемии не выходило, а «Довод» Кристофера Нолана до «Оскара» в главных номинациях недотянул. Как результат, надеяться на большие рейтинги на этот раз тоже не приходится. 

Международное значение

«Манк», реж. Дэвид Финчер, кино
«Манк», реж. Дэвид Финчер
Фото: Кадр из фильма

Все вышесказанное относится к США. Именно голливудское и американское независимое кино попадает в поле зрения академиков в первую очередь. И если раньше большое международное значение чисто американской премии можно было объяснить значением рынка на международной арене, сейчас положение пусть не резко, но изменилось. 

Американский прокат перестал быть самым большим в мире, уступив первое место по прибыли китайскому. Разнообразие кинотеатральных релизов сузилось, блокбастеры окончательно перетянули на себя львиную их долю. Перешли в наступление стриминговые сервисы, привлекая к себе монстров «авторского» кино, вроде Куарона, Скорсезе и Финчера. Неудивительно, что большая часть главных претендентов на заветные статуэтки ускользает от массового зарубежного зрителя. 

«Земля кочевников», реж. Хлоя Чжао
«Земля кочевников», реж. Хлоя Чжао
Фото: Кадр из фильма

Достаточно посмотреть на список номинантов категории «Лучший фильм» этого года. Из восьми фильмов, представленных тут, лишь четыре выходили в российских кинотеатрах, а более или менее широкий релиз получили и того меньше. При этом «Земля кочевников» может похвастаться Золотым львом Венецианского фестиваля; «Минари» — американское кино лишь условно и по совместительству — лауреат «Сандэнса», гораздо более разнообразного фестиваля; «Девушка, подающая надежды» — пожалуй, единственный из номинантов, который можно назвать жанровой картиной. 

«Звук металла», реж. Дариус Мардер, кино
«Звук металла», реж. Дариус Мардер
Фото: Кадр из фильма

Безусловно, киноманы знают и о «Звуке металла», и о «Манке» Финчера, и о «Суде над чикагской семеркой» Соркина. Но стоит ли удивляться, что многим список номинантов кажется скучным — там много сугубо американского и мало откровенно развлекательного и массового. 

Какая разница нам, живущим в России, где в кино выходит «Последний богатырь», «Конёк-Горбунок», «Майор Гром» и «Чернобыль» Данилы Козловского, получит ли «Оскар» «Иуда или чёрный мессия», фильм о радикальной организации «Чёрные пантеры», важной для истории Соединенный Штатов, но малоизвестной за их пределами? Это уж точно не так интересно, как, скажем, «Оскар» в 2003 году, когда «Игры разума» боролись с «Двумя крепостями» и «Мулен Руж». В этом году картины социально важнее, но совсем не для нас.

Лучший международный фильм

«Паразиты», реж. Пон Чжунхо
Фото: Кадр из фильма

Международная категория «Оскаров» привлекательна для кинематографистов, работающих за пределами США вне голливудской системы., а для Киноакадемии это способ отдать должное иностранным фильмам, признать, что американские проекты — часть глобальной киноиндустрии. 

Все же критики оскаровской системы говорят, что категория «сломана». В ней куча условностей и, мягко говоря, не самый идеальный порядок отбора. 

«Левиафан», реж. Андрей Звягинцев, кино
«Левиафан», реж. Андрей Звягинцев
Фото: Кадр из фильма

И если вопрос языка для отечественного кино в принципе не стоит, то решения Российского оскаровского комитета бывают противоречивыми, ведь именно ему надо выбрать один-единственный фильм на премию. Когда российская картина попадает в список номинантов — это большое событие. Многие искренне переживали за «Левиафана» Звягинцева, в 2015 году оказавшегося в шаге от победы. Но тогда не срослось, а позже ничего подобного не случалось, и «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова так и остался единственным оскароносцем нового российского кино.

Казалось бы, в прошлом году что-то изменилось. «Паразиты» режиссера Пон Чжунхо внезапно получили статуэтки и как лучший международный фильм, и как лучший фильм. Такое случилось впервые — до этого «Оскар» не признавал лучшими картины не на английском языке.

Сказать, что это начало тренда, пока нельзя. Что тогда повлияло на решение академиков — можно только догадываться (скорее всего, популярность Пон Чжунхо в Америке и большое количество англоязычных проектов за плечами). А уж о количестве усилий, которые пришлось приложить продюсерам, чтобы провести удачную кампанию, и подумать страшно. 

Стоит ли пытаться повторить успех фильма, снимая за рубежом проекты специально под «Оскар»? Сомнительно. Слишком затратно, успех маловероятен, а в мире слишком много международных фестивалей, которые, возможно, даже важнее для неамериканских рынков, чем «Оскар». 

Долгосрочная перспектива

«Апокалипсис сегодня», реж. Фрэнсис Форд Коппола, кино
«Апокалипсис сегодня», реж. Фрэнсис Форд Коппола
Фото: Кадр из фильма

Помимо локальности «Оскара», сомневаться в его важности заставляет еще и значение в контексте истории. Об этом уже многие говорили и писали, но взгляните на список победителей в номинации «Лучший фильм» разных лет. 

Безусловно, среди них много выдающихся фильмов: «Крестный отец», «Титаник», «Танцующий с волками», «Охотник на оленей», «Лоуренс Аравийский» и много чего еще. Но посмотрите на 1980 год. В победителях — обаятельная мелодрама «Крамер против Крамера». В проигравших — военный эпик Фрэнсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня». 1986 год: среди номинантов мелькает небольшой фильм «Назад в будущее», даже не попавший в главную категорию. 1995 год: наивная картина Земекиса «Форрест Гамп» обходит важнейшее «Криминальное чтиво» Тарантино. 1997 год: в вышедших фильмах — «Фарго» и «На игле»; лучший фильм — размеренная военная мелодрама «Английский пациент». 2006 год: лучший фильм — манипулятивное «Столкновение», обогнавшее «Горбатую гору» и даже «Мюнхен» Стивена Спилберга. 

Подобных примеров множество. «Оскар» не решает, какие картины остаются в истории. Он всего лишь может дать им статуэтку в дополнение к остальным достижениям. Лауреаты растворяются во времени, а зрители помнят и пересматривают совершенно другие фильмы. Конечно, когда Академия признает понравившуюся вам картину — это приятно. Но это — всего лишь результат голосования, который в долгосрочной перспективе мало что решает.

Новости партнеров