Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Владимир Финогеев: Невозможная цель

Унего была древнегреческая голова. Правильные крупные черты, курчавые волосы и борода. Лицо...

Унего была древнегреческая голова. Правильные крупные черты, курчавые волосы и борода. Лицо коричневое, а под глазами светлые лучики. Мне казалось, он знал ответ на любой вопрос. Лето шло рывками: то сыпались дожди, то вдруг, как сегодня, устанавливался ясный, сухой день. Воздух был с солидной примесью хвои из могучего леса, расположенного за околицей, и ароматом флоксов, растущих перед домом соседки. Чтобы попасть в избу, надо было пройти через внутренний открытый двор. Мы вошли в калитку. Пол двора был выстлан деревом, доски были серыми. «До сих пор лежат?» — «А чего им сделается?» — «Трава не прорастает?» — «Нет». — «Сквозь щели семена не попадают?» — «Попадают. Да, верно солнца мало». Я обвел рукой вокруг — все было залито светом. «Мало?» — «Здесь много. Но под досками темно». Он замолчал, пошарил в кармане. Спросил: «У тебя десять рублей есть?» Переход был неожиданным, но я привык, он всегда мыслил и поступал непредсказуемо. Я тоже приготовил для него необычный вопрос. Я достал бумажник, извлек банкноту. «Не то, — он покачал головой, — дай монету». — «Чем не устраивают бумажные деньги?» Он хмыкнул. Я пожал плечами. В боковом кармане сумки у меня была мелочь. Пальцы нащупали кругляш. Я вынул — медная десятка, протянул ему. «Это не мне. Тебе». — «Мне?» — «Да, тебе». Я засмеялся: «Слушай, есть анекдот про Оскара Уайльда. Он проигрался в казино, направился к выходу. Швейцар открыл дверь. Уайльд обратился к швейцару: «Не одолжите ли вы мне 20 шиллингов?» — «Конечно, сэр», — сказал тот и протянул ему деньги. «Оставьте их себе на чай», — ответил Уайльд и удалился». — «Но тебе-то это не на чай, а на солнце». — «На солнце?» — «Ну да. Вытяни руку, наведи монету на солнце и посмотри. Ты видишь, монета полностью закрывает диск?» — «И что ты хочешь этим сказать?» — «Солнце — громадное, почти немыслимых размеров, ты знаешь, его масса составляет 98% массы планет Солнечной системы». — «И что?» — «Солнце так далеко, что его можно закрыть монетой». Я все еще не понимал. Он продолжил: «То есть ты можешь не видеть источник света, но свет — всюду». Родственники говорили про него, что он свихнулся: бросил работу в институте, городскую жизнь и уехал в глушь, где доживали век несколько стариков. Я попытался догадаться, к чему это. «Ты хочешь сказать, откуда столько фотонов? Я и сам думал: солнце заполняет светом огромную сферу радиусом 150 млн километров. Ты же помнишь, как вычисляется объем шара?» — «Помню». — «Получается чудовищное число, просто чума! Причем в километрах, а надо вычислять в метрах, сантиметрах, нанометрах, и в каждом нанометре должен быть фотон, чтобы мы могли видеть свет. Что скажешь?» — «Что сказать — у Бога фотонов много». Мы посмеялись. Подошли к открытой двери. Низкий вход, левый край отполирован руками до коричневого глянца. Поднялись в сени. Я остолбенел: и запах тот самый! Запах мгновенно забросил в далекое-далекое детство. Аж в груди защемило. Пахло солодом, хлебом, молоком и тончайшим сухим ароматом трав. Я поднял глаза — точно! Над входом и под притолокой, как и тогда, висели толстые пучки полыни, пижмы, донника, ромашки, крапивы, цветы липы и жасмина, букет клевера. «Слушай, впервые я был в этом доме лет пятьдесят, если не больше, назад. Мне было двенадцать или вроде того, и я все это помню. Все — как тогда! И главное — неповторимый запах русской избы, которого не сыщешь нигде». — «Я поддерживаю прежний порядок. Отец с матерью тут жили, потом брат». — «Он ведь умер?» — «Да уж одиннадцатый год». — «А ты тут сколько?» — «Десять лет». — «Как же ты решился из города уехать?» — «Да вот как ты — приехал и услышал запах. И остался». — «Из-за запаха?» — «К запаху надо быть подготовленным. Это долго во мне зрело». — «Как ты тут живешь, как питаешься?» — «Да как, хлеб сам пеку, у меня три мешка муки, овощи — на огороде. Соседи есть. Помогаем друг другу». — «Много их?» — «Пятеро. Вечерами, бывало, ко мне приходят». — «И чего делаете?» — «Сидим. Молчим. Но молчим хорошо». — «Как это?» Он не ответил. Он где-то был — и здесь и будто возле. «Иногда и поговорим, да и споем. Я стихи читаю». — «Ты всегда был меня старше, помнишь, я тебя на «вы» называл. Теперь мы внешне сравнялись, почти. Тебе сколько сейчас?» — «Девяносто шесть». — «Не может быть!» — «Может». — «Возраст солидный, а как заболеешь, чего будешь делать?» — «Принцип простой. Поправлюсь — хорошо. Умру — тоже неплохо. — Он посмотрел на меня лучистыми глазами. — Но я не умру». — «Это как?» — «Ну как, я до ста проживу». — «Это почему ты знаешь?» — «Я труд пишу». — «Давно?» — «Эти десять лет и пишу». Он провел меня в кл еть. Возле стола лежала стопка исписанной бумаги. Я стал просматривать: «Погоди, у тебя все листы перечеркнуты?!» — «Потому что это не годится». — «Вся эта стопа почти в полметра высотой не годится?!» — «Не годится. Мне нужно написать всего страниц десять. Толстой раз сказал: «Если бы я умел писать, когда писал «Войну и мир», получилась бы небольшая книжка». — «О чем труд?» — «Это инструкция. О том, как добывать вещество и энергию с помощью интеллекта». — «Подожди, так мы все это уже давно делаем?! Создали электростанции, промышленность!» — «Это не то. Все это опосредованно. А можно получать напрямую, интеллектуальной командой. Поэтому я думаю, что и десять страниц — много. Нужна всего одна фраза. Интуитивно я ее знаю, но не могу сформулировать». — «Одной фразой и энергию и вещество?» — «Да. И не только. Многое другое. В принципе, все». — «Все?» — «Все, что не противоречит добродетели». — «А как достичь долголетия? Может, у тебя есть какой-то ответ?» — «Есть. Нужна цель. И она должна быть больше жизни». — «Это как?» — «Если есть большая и важная цель, природа выделит время на ее осуществление». — «Это должна быть общественно значимая цель?» — «Не обязательно. Просто та, что соответствует твоей природе. То, чего ты всегда хотел достичь. Но не брался из-за ее невозможности». Я молчал, переваривая. Спросил: продолжая думать над сказанным: «Соседи уйдут, и останешься один». — «Я не один». — «С кем?» — «С Богом. Я ведь тебе не про фотоны говорил. Про другой свет. Он везде, хотя и не видишь источника».

Чтобы извлечь цель, будем ежедневно ритмично надавливать безымянным пальцем в центр ладони в течение минуты (рис. 2, область надавливания в красном круге).

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Кейт Миддлтон (Kate Middleton) Кейт Миддлтон (Kate Middleton) член британской королевской семьи
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+