[AD]

Режиссер «Текста» рассказал о трудностях съемки эротической сцены с Асмус и Янковским

Клим Шипенко объяснил, почему его устроил только четвертый дубль.
Дмитрий Туницын
|
10 Января 2020
Фото: пресс-служба «Централ Партнершип»

В воскресенье, 12 января, телеканал «Кинопремьера» покажет один из главных отечественных кинохитов прошедшего года — триллер «Текст», снятый по одноименному роману Дмитрия Глуховского. В главных ролях — Александр Петров, Иван Янковский и Кристина Асмус.

В центре сюжета — 27-летний Илья Горюнов, который все время пребывания в тюрьме грезил о том, как встретится лицом к лицу с человеком, из-за которого оказался за решеткой — молодым офицером ФСКН Петром Хазиным.

Во время долгожданной встречи Илья совершает необдуманный поступок и получает доступ к смартфону своего врага, а по сути — к его жизни. Он пишет текст от имени Петра, постепенно сливаясь с чужой личностью.

Специально к телепремьере режиссер «Текста» Клим Шипенко рассказал об актуальности картины, сложностях при съемке откровенных сцен, кинематографических референсах и реакции на фильм.

«Текст» можно было снять только зимой»

– Александр Петров назвал роль в «Тексте» главной в жизни. А для вас это главный фильм в карьере?

– Главный свой фильм я еще не снял. Но из тех, что снял, это безусловно самая серьезная работа. Первая в моей фильмографии социальная драма, и этим она важна. У меня все картины разные по жанрам. Сравнивать их сложно, потому что они по разным мишеням бьют.

– В отличие от других отечественных хитов кинопроката, «Текст» — это не история о войне или советских спортивных подвигах. Это фильм о современной России. В чем, на ваш взгляд, секрет успеха?

– Думаю, зритель почувствовал честность этой истории и представил себя на месте главного героя. У большинства людей в нашей стране нет связей, блата, больших денег. И каждый может попасть в такую же ситуацию, как главный герой Илья Горюнов. По этой статье (228 УК РФ «Хранение и распространение наркотиков» — прим.)  сидит большое количество людей.

По мистическому совпадению, за несколько месяцев до выхода «Текста» произошла история с Иваном Голуновым, с которым я и оператор фильма Андрей Иванов вместе учились в школе. У меня не было цели обругать Россию. Я хотел честно пройти путь героя за ним с камерой и показать реальность вокруг без прикрас. Да, у нас есть проблемы, о которых этот фильм говорит. Знаете, даже в самых счастливых семьях есть проблемы.

Фото: пресс-служба «Централ Партнершип»

– Бюджет «Текста» – около 75 млн рублей, общие сборы – почти 400 млн. При этом фильм снят без государственной поддержки. Этот прецедент изменит российскую киноиндустрию?

– Одного фильма мало. Чтобы индустрия изменилась, нужна волна, хотя бы десять похожих фильмов — сложных и неожиданно кассовых, снятых без господдержки. Потому что «Текст» может быть так же исключением из правил.

– Первые три съемочных дня прошли на Мальдивах, остальные – в зимней Москве. Как снималось в феврале-марте этого года в столице?

– Очень холодно. Зимой снимать тяжело. Тем более на улице, тем более, когда у актеров столько физического контакта с землей, снегом. А что делать? Этот фильм нельзя было снимать летом, он мог быть снять только зимой.

– Почему?

– Во-первых, когда герой Петрова сбрасывает труп в коллектор, тот замерзает. Летом бы этого не произошло, мертвое тело сразу дало бы о себе знать. А зимой туда никто не спускается. Во-вторых, из-за атмосферы фильма. Если бы светило Солнце и было голубое небо, это шло бы в разрез с историей.

«Вы, наверное, пару раз это делали»

– Что сложнее снимать: сцену секса или сцену убийства?

– Снимать сексуальную сцену было сложнее всего. Мы имели дело не с порно артистами, а с обычными людьми, которые не привыкли быть голыми перед камерами. У них свои страхи и комплексы. А у нас и сцена была очень откровенной, и снималась не мной или оператором, а самими актерами Ваней Янковским и Кристиной Асмус на камеру телефона. Отдельная трудность – мы хотели снять всю сцену одним кадром, чтобы я мог монтировать не когда надо, потому что камера дрогнула или что-то попало в кадр, а когда я захочу. Да и я не порно режиссер. Мне сложно говорить актерам: «Здесь кричи, дыши, ногу сюда». Это очень деликатный момент. Я сказал: «Ребята, вы это пару раз в жизни, наверное, делали, и знаете, что должно происходить. Степень откровенности мне нужна высокая, потому что вы это снимаете не для чужого глаза, а для собственного использования. Вы не думаете, что кто-то еще это увидит». Такие были задачи.

Фото: пресс-служба «Централ Партнершип»

 – Актеры рассказали, что сняли четыре дубля.

– Это не значит, что все четыре дубля были такие откровенные. Только последний, первые три получились детские, с рейтингом «6+». С каждым следующим дублем рейтинг взлетал.

– Как относитесь к критике, которая обрушилась на Кристину Асмус после выхода фильма?

– Я с самого начала знал, что будет такая реакция. Наше общество консервативное, и не все понимают, что есть реальность, а есть кино, и кино — это обман. Когда мы с Кристиной договаривались об этой сцене, я сразу сказал, что так будет. Я думал, еще церковь подключится, и критики будет больше. Секс — это часть нашей жизни, и она уже присутствует в наших телефонах. И если герой Саши Петрова получил все остальные аспекты жизни человека, которого он убил, почему он не должен получить секс? Если бы мы не сняли эту сцены, это было бы обкрадывание зрителя.

– Как снимали сцену убийства?

– Во-первых, нам пришлось переписывать диалог на месте, потому что прописанный в сценарии не работал на съемочной площадке. Во-вторых, никто из нас никогда не убивал человека. Было непонятно, как режиссировать Сашу. «Ты должен поверить, что ты это сделал. Куда пойдешь? Где спрячешь тело? Чем засыпешь?». Мы хотели добиться спонтанной реакции. Поэтому момент убийства так подробно показан: хотелось, чтобы зритель вместе с главным героем думал, что бы он сейчас делал.

«Илья Горюнов — это «Брат» конца 2010-х»

Как в проекте появился Александр Петров?

– Мы знакомы где-то шесть лет, давно хотели поработать, искали проекты. Я хотел, чтобы он в «Салюте» снимался (предыдущая работа Шипенко «Салют-7» — прим. ред.), но по графику не получилось. Когда появился сценарий «Текста», я послал его Саше. И через два дня он ответил: «Ну конечно, я хочу в этом участвовать».

– Дмитрий Глуховский говорил, что он бы поменял местами Петрова и Янковского.

– В книге сотрудник ФСКН Пётр Хазин — такой персонаж, на роль которого даже Саша не подходит: мерзкий, жирный, еще не до конца созревший мент. Даже не знаю, кто бы мог подойти. Может, Андрей Мерзликин десять лет назад. Если бы я это снял, получился бы шаблонный антигерой. Я решил пойти другим путем: что если это классный парень? Красивый, модный, просто пошел не в ту сторону. Власть и деньги портят людей, а он получил власть менять судьбу человека и большие деньги, еще не обладая устойчивой философией жизни.

Мне было интересно попробовать это направление с Ваней Янковским, у которого очень интересное обаяние: на экране он может быть как милым и приветливым, так и дьяволом. Он и девочкам нравится, потому что красивый мальчик, и для пацанов может быть своим. Этим они похожи с Петровым, только Саша — более «уличный» вариант.

Иван Янковский проходил пробы?

– Нет. Ваня — первый, кто пришел мне в голову на роль Хазина. Ни кастинга, ни проб не было. Единственное, посмотрел их химию с Кристиной.

Фото: пресс-служба «Централ Партнершип»

– Насколько плотно Дмитрий Глуховский участвовал в съемках?

– На стадии подготовки – плотно. Я высказывал ему пожелания по изменениям в сценарии, он без проблем шел на контакт. Но на съемках не смог присутствовать, только пару раз приезжал. Конечно, я бы хотел иметь Митю рядом с собой за плейбеком. Его мозг был бы мне полезен. Потому что, одно дело, когда ты читаешь сценарий сидя в комнате, другое — когда «на ногах его ходишь», и какие-то ситуации приходится на месте переписывать, дополнять, убирать.

– У вас были какие-то кинематографические референсы?

– Конечно. «Брат» (1997, реж. Алексей Балабанов), «Таксист» (1976, реж. Мартин Скорсезе) и «Шультес» (2008, реж. Бакур Бакурадзе).

– Можете расшифровать?

– «Брат» и «Таксист» – очевидные референсы: человек-одиночка возвращается с непонятной войны (в «Тексте» – непонятно за что отсидевший) и ищет справедливость. Только в «Таксисте» герой Роберта Де Ниро чуть больше съехал кукушкой, а с «Братом» наша история рифмуется по всем параметрам. Нас многие сравнивают, и кстати со знаком плюс. Если «Брат» конца 2010 годов – это персонаж Илья Горюнов, давайте с этим работать дальше. А в «Шультесе» мне было интересно, как Бакур Бакурадзе выстраивает драматургию внутреннего мира человека.

Мы тоже пытались показать, что происходит внутри. Есть главный герой, телефон и пустая квартира – попробуй из этого фильм сделать! Надо с внутренним действием работать, чтобы зритель видел мысли героя. Казалось бы, экшена нет, никто ни от кого не отстреливается, но смотреть интересно, потому что ты все время понимаешь, о чем думает персонаж Петрова.  

Не пропустите триллер «Текст» — включайте телеканал «Кинопремьера» (входит в премиальный пакет «Настрой кино!») в воскресенье, 12 января, в 19.00.

Беседовал Антон Шадрин

Фото Кристины Асмус


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.
Эштон Катчер (Ashton Kutcher) Эштон Катчер (Ashton Kutcher) актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Загрузка...


+