Дакота Джонсон. Пятьдесят оттенков судьбы

История жизни дочери одной из самых эпатажных звездных пар Голливуда — Дона Джонсона и Мелани Гриффит.
Типпи Хедрен Бабушка Дакоты Типпи Хедрен — легенда золотого века Голливуда, муза Хичкока Фото: ASSOCIATED PRESS/ТАСС

Чуть смущенно они смеются — и облегченно меняют тему, хрустя чипсами. Дакота разглядывает своего папу, седеющего, загорелого, с годами ставшего еще более красивым. Виделись они не слишком часто, когда-то Дакота сильно по нему скучала, с замиранием сердца ждала встречи, злилась, что у папы никогда нет для нее времени. Он радовался ее звонкам, охотно расспрашивал, как дела, но... Каждый телефонный разговор заканчивался одинаково: «О, прости, солнышко, мне пора бежать... Труба зовет!» Папа был знаменитостью: вечно занят, вечно нарасхват.

А теперь все изменилось. Папа звонит ей — и, как нарочно, всегда попадает в неудобное время, она поспешно интересуется, как дела, а потом виновато спохватывается: «Прости, нужно идти». Дон старается не обижаться, но иногда в его шутливых сетованиях: «Конечно, кому есть дело до старой развалины» — чувствуется настоящая горечь.

И все же у них бывают дни друг для друга. Дакота приходит к отцу в гости. Мило перебрасывается любезностями с его женой, они светски стучат вилками под способствующего хорошему пищеварению Шопена — а потом сбегают к бассейну. Сбегать с папой всегда было чудесно. Может, он и не клеил с ней модели для школьных проектов и не играл в баскетбол во дворе — или что там еще делают правильные папы. Зато в трудную минуту все понимал и приходил на помощь.

Взять хотя бы ту мерзкую школу. Дон тогда снимался в Сан-Франциско, Мелани — в Лос-Анджелесе, они уже развелись и сплавляли Дакоту друг другу, всякий раз нанимая репетиторов для домашнего обучения. Она уставала, но в целом ей такая жизнь очень даже нравилась. Свобода человека, по большей части предоставленного самому себе, да еще и в антураже съемочного закулисья — поди плохо! Но в какой-то момент родители спохватились и, как обычно, поискрив и пообвиняв друг друга в невнимании к ребенку, приняли решение отправить Дакоту в закрытую калифорнийскую католическую школу.

Через несколько месяцев она буквально взвыла. Девчонки там были просто ужасными, они превратили ее жизнь в ад, изводя насмешками и гадкими сплетнями о родителях — впервые в жизни всеми любимый ребенок почувствовал себя полным и окончательным ничтожеством. И тут однажды Дон приехал ее навестить. Сразу понял, что происходит что-то плохое: вместо солнечной девочки-сорванца к нему вышла грустная серая мышка. В конце концов отцу удалось добиться от нее правды. Дакота ни о чем не просила, ни на что не надеялась, в общем-то даже не жаловалась. Но в тот же день папа ее забрал.

Они ехали в его машине, она сдернула резинку с волос, Джонсон поставил на редкость энергичный рок-н-ролл, ничего не говорил, только время от времени бросал на дочь быстрый взгляд — и вдруг до Дакоты дошло, что кошмар закончился. Прекрасный принц спас ее от дракона. И тогда она разревелась. Дон испуганно спросил в чем дело, а она сквозь слезы только и могла, что причитать: «Папочка, я тебя так люблю!» Потом они с Доном не раз вспоминали ту историю, и папа со всем своим комическим актерским талантом ее пересказывал... и никогда не говорил, что в тот момент, продолжая рулить и глядя на дорогу, сам чуть не прослезился.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Читайте также

Почему так рано ушла Анна Самохина?

Почему так рано ушла Анна Самохина?

Ольга Шелест Ольга Шелест теле- и радиоведущая, виджей, журналист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте