Подруга Любови Соколовой о ее расставании с Данелией, дружбе с Ельциной и знаменитых ролях

В жизни Любы любовь, драма, трагедия переплелись до отчаяния. Но все-таки любви было больше.
Любовь Соколова Любовь Соколова Фото: Global Look Press/Russian Look

В жизни Любы любовь, драма, трагедия переплелись до отчаяния. Но все-таки любви было больше…

Однажды меня пригласил на свой юбилей известный режиссер, — вспоминает подруга Соколовой, актриса Любовь Омельченко. — Собиралась я поехать к нему с Любой, но когда сказала об этом его жене по телефону, та ответила: «Не-ет, ты ее не бери с собой, она странная стала — частушки любовные поет о своем бывшем муже.

Похоже, из ума выжила». Нет, не зря мы с Любой считали, что в Москве одно думают, другое делают, а третье чувствуют... В тот раз она меня уже ждала, спрашивала, что подарить юбиляру, а я сказала бы: тебя, мол, не хотят принимать? Поэтому заехала за ней на машине, но мы попали в пробку и часа три в ней простояли. Разговорились, и Люба стала вспоминать свою жизнь. Столько рассказала! Наш водитель плакал, смеялся и, когда мы наконец доехали, признался: «Сегодня у меня удивительный день!» Да, Люба Соколова, хоть и играла роли простых русских женщин, была ни на кого не похожей. Мы дружили тридцать лет, и сейчас я постараюсь рассказать о ней.

…Была я смешной девочкой, приехала в Москву из провинции и поступила в Школу-студию МХАТ.

Высокая, большая сверху. Когда шла по Тверской, ко мне часто подходили незнакомые мужчины: «Вы — Венера Милосская, вас надо лепить». Я останавливалась и наивно хлопала глазами. Старшая сестра, учившаяся в театральном институте в Ленинграде и приезжавшая ко мне, ругала: «Что ты их слушаешь?» А ведь внутренне я была маленькой, к тому же, что называется, монастырского воспитания, ходила в длинной юбке и, садясь, пониже натягивала подол.

Но мое казацкое начало все-таки раскрылось — когда я в Школе-студии играла Лушку из «Поднятой целины» Михаила Шолохова. Сама выбрала отрывок из романа и попала в точку, потому что моя героиня дала мне возможность впервые почувствовать себя актрисой. Вышла я в казацких кофте и юбке, которые сшила для этой сцены, и начала… Куда только делась моя зажатость?

Преподаватели со студентами гудели и ухахатывались. «Вы посмотрите на меня, товарищ Давыдов… — в эти шолоховские слова я вкладывала весь жар, на какой была способна, — я женщина красивая, на любовь дюже гожая. Вы посмотрите: что глаза у меня хороши, что брови, что нога подо мной, ну и все остальное…» Здесь я взялась за свою длиннющую юбку и потянула ее вверх. Все в зале аж привстали — настолько никто не ожидал от меня подобного движения, как не ожидали и выданной мной игры. А среди зрителей присутствовали члены съемочной группы из Ленинграда, искавшие молодую актрису в картину «Счастье Анны». И меня, девочку-студентку, без проб утвердили. Сниматься предстояло с уже известными актерами, одну из главных ролей должна была играть Любовь Соколова.

Была я смешной девочкой, приехала в Москву из провинции и поступила в Школу-студию МХАТ. Любовь Омельченко Была я смешной девочкой, приехала в Москву из провинции и поступила в Школу-студию МХАТ. Любовь Омельченко Фото: из личного архива Л. Омельченко

Съемки проходили в Костроме. Вернулись мы в первый раз в гостиницу, пошли в ресторан — обед на съемочную площадку не привозили. За стол я села рядом с Любовью Сергеевной, напротив — Николай Гриценко. Я «темная» была, не знала особенно, что это за актер, ну, видела в каких-то картинах, и то мельком: у нас дома телевизора не было, спасибо, к соседям можно было иногда зайти посмотреть. И вот передо мной Николай Олимпиевич, возле него на столе — икра черная, водка в графине, сборная солянка, от вида и запаха которой я чуть сознание не потеряла, потому что моя мама ее великолепно готовила, а в институте и на съемках уже никакой солянки я не пробовала: вела полуголодное существование. Любовь Сергеевна спросила меня на весь ресторан и, как часто у нее бывало в обычной жизни, окая: «Ну, что есть-то будем?» Я тонким голоском: «Чай пить будем…»

— «Ну, чай-то потом, а есть что будем?» Николай Олимпиевич водку пил, икрой закусывал, а я сидела, в руках маленький кошелек с какими-то копейками мяла.

Когда я много лет спустя спросила Любу, почему она меня, еще девочку, выбрала себе в подруги, услышала в ответ: «У тебя такое лицо было, когда ты кошелек в руках теребила! Ты же казачка — я понимала, что просить ни за что не станешь, а есть-то, понятно, хотелось…» А тогда, в ресторане, она объявила мне: «Ну хорошо, давай комплексные». Комплексный обед — полтарелки супа, второе и компот — стоил шесть рублей, а у меня стипендия была двадцать, и тех уже не осталось. Поэтому я молчала. Люба тихо говорит: «Послушай: когда уйдет твоя красота и попа станет, как у меня сейчас, тебя начнут снимать вовсю. Тогда и отдашь мне комплексными».

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Жанна Эппле Жанна Эппле актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+