Женщина в белом, или танцы на золоте

«Так пусть же никто не живет здесь!» Нечто подобное произнес архитектор в адрес своего детища — особняка Николая Игумнова.
До того, как в бывшем особняке Игумнова обосновалось французское посольство, дом принадлежал Институту мозга, изучавшему прежде всего содержимое черепной коробки Ленина До того, как в бывшем особняке Игумнова обосновалось французское посольство, дом принадлежал Институту мозга, изучавшему прежде всего содержимое черепной коробки Ленина Фото: Марк Штейнбок

«Поздеев руки на себя наложил? — удивлялись те, кто водил с ним дружбу. — Да разве он оставил бы так свою жену и детей? Ни в жизнь! Он кроткий был, совестливый, верующий — церкви какие строил». «А говорят, — не унимались «всезнайки», — будто он в сердцах бросил Игумнову, что дому его пустому стоять!» «Тьфу, романтики, — возмущались люди серьезные, — все вам страсти подавай! Ну чего наговариваете на человека?» И знавшие Игумнова тоже увещевали сплетников: «Что для Николая Васильевича лишняя сотня тысяч? Еще и друга из-за нее обижать? Не такой он, чтобы своего слова не держать, честный он».

С последним доводом соглашались, но вскоре одна новость несколько всех смутила. Узнали, что в особняке на Якиманке поселилась некая танцовщица, оставившая сцену по настоянию Игумнова.

Рассказывали, что Игумнов проводит с ней время вдали от семьи и совершенно голову потерял: дарит драгоценности, выполняет всякие прихоти, а когда она танцует для гостей, смотрит так, будто хочет схватить и запрятать поглубже, чуть ли не во внутренний карман, чтобы только ему принадлежала. Но дама игумновского сердца и не спешила покидать его, лишь иногда бросала огненный взгляд на кого-то из мужчин, приходивших к ним с Николаем, а так вела себя скромно, тихо, говорила вкрадчиво, а когда Игумнов вспыхивал на кого-нибудь, нежно гладила его по руке и шептала: «Коленька, Коленька, что ты?»

…Так повторяла Варенька и теперь, когда он в отчаянии рухнул в кресло и закрыл лицо руками. Она опустилась возле своего «Коленьки» на колени и пыталась утихомирить: «Глупости все это!

Как ты, однако, прислушиваешься к тому, кто что скажет!..» Игумнов молчал. Он давно уже упрекал себя за то, что надолго оставлял молодую женщину одну, уезжая по делам то в Ярославль, то в другие города. Недавно собрался уже к ней, даже письмо послал, когда приедет, — но опять дела отвлекли. А она ждала: прислуга потом рассказывала ему, что сама пирог для него испекла и потом все из комнаты в комнату ходила, от одного окна к другому. Ей, понятно, хочется с ним побыть, да вообще юное сердце жаждет чувств, впечатлений, а тут сиди целый день, вышивай или любовный роман читай, разжигая в себе мечты и фантазии… Приезжая в свой дом к Вареньке, Николай Васильевич оставался там по нескольку дней, а она смотрела на него так тепло, так преданно! И жалко было ее, и ничего поделать невозможно.

Архитектора Николая Ивановича Поздеева подтачивала чахотка. Когда «пряничный дом» Игумнова был построен, силы стали его оставлять Архитектора Николая Ивановича Поздеева подтачивала чахотка. Когда «пряничный дом» Игумнова был построен, силы стали его оставлять Фото: Из коллекции М. Золотарева

А тут еще Игумнову намекнули, что возлюбленная встречается с другим. Как он мог узнать, так ли все на самом деле? Да и не было у него ни времени, ни желания выяснять, а все-таки мучило сомнение в ее верности.

Вот и сейчас она стояла перед ним на коленях, пытаясь поймать его руку и прижать к своему лицу. Он руку отдернул. «Ты лучше сама расскажи, было ли что. Хуже, если от чужих людей узнаю». Варенька тихо проговорила: «Пару раз приходили в гости те двое твоих знакомых, мы на фортепианах играли…» «А военный? Сказали, что бывал у тебя военный». — «Он только однажды был, за книгами заехал, ему твоя библиотека очень понравилась…» — «Что же ты мне ничего не говорила о том, что он приезжал?» — «Стерлось как-то из памяти, тебя сколько не бывает, вот и забудешь…»

— «А мне говорили, что не раз видели, как он от тебя выходил». Варенька замерла, пораженная, устремив на Николая Васильевича взгляд, в котором застыло и удивление, и боль — все сразу. В тишине было слышно только, как тихо-тихо постукивают молоточками часики, висящие у нее на цепочке. Или это ее сердце трепетало? Вдруг она уронила руки на подлокотник кресла и, опустив на них голову, залилась слезами. «Не веришь ты мне…» — сквозь всхлипывания шептала Варенька. Потом, внезапно успокоившись, подняла голову и сказала: «Ты ведь сам не только со мной живешь».

Игумнов вскочил и выбежал из кабинета. В соседней комнате послышался грохот, как будто, упав, разбилась ваза, потом рухнуло на пол что-то из мебели, вроде небольшого столика… Никто больше не видел возлюбленной купца, и куда она делась, не знали.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Оксана Федорова: «Про Андрея не знала даже мама...»

Оксана Федорова: «Про Андрея не знала даже мама...»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дженнифер Энистон (Jennifer Aniston) Дженнифер Энистон (Jennifer Aniston) актриса, режиссер, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+