Шинед О’Коннор: в западне

«Я в опасности. Мне необходим врач, психиатр. Немедленно. Прямо сейчас. Кто-нибудь, отзовитесь! Мне очень, очень плохо».

Шинед могла теперь делать что угодно, не одергивая себя: курить марихуану, лежа на полу и подняв высоко к стене ноги, спать сутки напролет, заниматься «сексом с неодушевленными предметами» — это стало серьезно заводить ее в период затяжного воздержания. Она не стеснялась признаваться об этом в твиттере: «Как живу теперь? Никак. Пытаюсь сочинять в коротких паузах между горячими свиданиями то с бананами, то с огурцами. Покупаю их тоннами — эти ребята быстро выходят из строя.

На меня уже подозрительно поглядывают в супермаркете».

В то лето Шинед серьезно задумала написать мемуары, чтобы избавиться от скопившихся в душе чертей. Да и знакомый журналист Питер Аддер счел идею неплохой, даже пообещал договориться с издателем. Шинед мучилась неделю, но хватило ее лишь на одну страницу: «Не уверена, что меня когда-либо кто-нибудь любил по-настоящему. Родители развелись, когда мне едва исполнилось восемь. Я была третьим ребенком из пяти. Поначалу мы жили с матерью Мэри, но она постоянно нас била, и я убежала к отцу и его новой жене. Но и там мне было плохо. У отца своя жизнь, а я как бы ни при чем. Моталась по дворам, дралась, воровала еду в магазинах. Меня ловили. Однажды отцу надоело, и он отправил меня в католический интернат «Приют Магдалины»… а там начались занятия музыкой.

Шинед думала, все обойдется, образуется.  Пройдет несколько дней — и Барри вернется.  Он действительно возвращался, но совсем ненадолго Шинед думала, все обойдется, образуется. Пройдет несколько дней — и Барри вернется. Он действительно возвращался, но совсем ненадолго Фото: Splash News/All Over Press

И встреча с учителем Джозефом Фелви, который первый сказал мне, что я одарена голосом. Он просил стараться, учиться петь… Я пела в хоре и соло. Помню, как сестры плакали, слушая меня. Многие плакали. И учитель Фелви тоже. И я. Это было настоящей наградой. Спасением. Голос пообещал мне новую жизнь, совершенно новую жизнь. Возможность стать другой. Яркой. Новой. Такой, какой я прежде даже не смела себя вообразить! Я ведь постоянно думала — зачем родилась, кому нужна, что мне делать в этой жизни без семьи, среди чужих, безразличных людей? У меня не было друзей, я ничем не интересовалась и ничего не умела. Я была никем. А голос мог подарить мне весь мир!

Выйдя из интерната, узнала, что многое в мое отсутствие изменилось — мать погибла в автокатастрофе. Было больно, несмотря на то что нас никогда ничего не связывало.

Отец вновь сменил жену и давно переехал, мне не хотелось искать его новый адрес. Сказала себе: я совсем одна и буду выживать одна.

Музыка вытянула меня из мрака. Я пела, и мне платили за это огромные деньги. А потом появились мужчины. Очень много мужчин. На одну ночь, на месяц, а то и на пару лет. Иногда кто-то из них становился мужем, но брак исчислялся месяцами. Они всегда уходили, оставляя мне на память детей, с которыми я не умела обращаться и которых плохо любила. Марихуана — моя верная подружка, я также не могу обходиться без таблеток, которые помогают один раз из десяти просто заснуть. По большому счету я считаю себя неудачницей. Моя мечта? Она простая — я хотела бы вести уроки пения в школах. Или, может быть, уйти в монастырь, забыть о том, кем я когда-то была.

Мне кажется, все мои глупости объясняются просто — я никому не нужна».

— Полный отстой! — заключил Питер, пробежав глазами страничку текста на мониторе. — Публике такое не надо. А где подробности твоей интрижки с Энтони Киддисом из группы Red Hot Chili Peppers? Где пикантные нюансы о трех твоих звездных мужьях: музыканте Джоне Рейнолдсе, скандальном журналюге Николасе Соммерленде и гитаристе Стиве Куни, которому ты изменила с Фрэнком Бонадио, родив Йешуа? А шуры-муры с Питером Гэбриэлом?

Питер возмущался патетикой, неуместной лаконичностью и отсутствием козырных моментов: почему Шинед не рассказала, как порвала фото Иоанна Павла II в прямом эфире передачи Saturday Night live, как играла Офелию в театральной постановке «Гамлета» одной малоизвестной ирландской труп-пы, как тайно от всех получила сан священника и нареченное имя Суор Бернадетта?

— Кому интересны крокодиловы слезы и нюансы серой бытовухи?

Ни-ко-му. Где горячие моменты? Где жареное? Уясни четко: никому не интересно, что тебе плохо. Нужны описания приколов, которые ты периодически выдаешь на публике. Вот это пойдет на ура, поверь!

Идея мемуаров была похоронена циничным Питером. Впрочем, Шинед не оставляет надежду когда-нибудь их все же написать, но теперь уже вовсе не для того, чтобы облегчить душу. Она сделает это ради своих детей, с которыми так плохо знакома. Она попросит их не судить строго свою мать, ведь сама была диковатым сорванцом без дома и семьи, не знающим, куда приткнуться.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Кристина Орбакайте Кристина Орбакайте актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+