Валентин Серов — художник, который из-за бедности ждал свою свадьбу 9 лет

Знаменитый живописец Валентин Серов, член Императорской Академии художеств и Попечительского советаТретьяковской галереи, лучший русский портретист, ехал домой.

Поступив в Академию, Серов перебрался на другую, съемную квартиру, но по-прежнему бывал у Симоновичей. Вскоре он привел сюда друзей — Владимира фон Дервиза, Михаила Врубеля, а потом и учившегося живописи частным образом Илью Остроухова. Фон Дервиз влюбился в кузину Серова Надежду, а Врубель начал ухаживать за Лелей Трубниковой.

...Минут через пятнадцать академик живописи Серов приедет домой, там его ждут постаревшая почти на тридцать лет Леля с обедом и дети. Жена спросит, как прошел день, и он расскажет об интригах вокруг Попечительского совета Третьяковки, а о том, что происходит с Врубелем, умолчит — у Лели слабое здоровье, не стоит ее волновать. При первом знакомстве Врубель распустил перед ней хвост, как павлин, — уж это-то он умел.

Леля же была с ним подчеркнуто холодна. Между Валентином и тетиной воспитанницей еще ничего не было, они не объяснялись в любви, не целовались, но это ничего не значило. С самой первой минуты, как он ее увидел, с первых же слов между ними проскочила искра, оба почувствовали, что друг без друга дальше не смогут, и это — на всю жизнь. Врубель унывать не стал и приударил за кузиной Машей, а … Дервиз привел в тетин дом своего младшего брата Валериана, которому приглянулась кузина Аделаида. Через несколько лет сыграли две свадьбы: фон Дервизы женились на сестрах Симонович. Братья могли позволить себе все, что угодно: их отец входил в Государственный совет, дядюшка считался одним из самых крупных железнодорожных концессионеров России. А у Серова в кармане ни гроша, и им с Лелей пришлось ждать своей свадьбы 9 лет.

В том, что говорит Врубель, есть глубокий смысл, но его не понимают, так как слова не успевают за мыслью. То, что он рисует в доме скорби, по-прежнему великолепно… Фото репродукции портрета Михаила Врубеля из коллекции Н. Зильбермана В том, что говорит Врубель, есть глубокий смысл, но его не понимают, так как слова не успевают за мыслью. То, что он рисует в доме скорби, по-прежнему великолепно… Фото репродукции портрета Михаила Врубеля из коллекции Н. Зильбермана Фото: ИТАР-ТАСС

Они выдержали: выросшая около чужого семейного очага сирота мечтала о своем собственном, у Валентина эта тяга была еще сильнее. Тетя с мужем были людьми добрейшей души и обожали детей — Леле с ними повезло. Дядя был одним из первых детских врачей России, тетушка организовала первый в стране детский сад. А он, при живой матери, часто обретался у чужих людей и ладил с ними лучше, чем с ней. Ребенком он искал, к кому бы прилепиться, своя семья, устроенная и надежная, была его идеалом…

Думая об этом, он и не заметил, как приехал домой. Дал извозчику полтинник, поднялся к себе, расцеловал жену и детей. За обедом конечно же рассказал Леле все, что узнал о Врубеле. Она помрачнела, сказав, что ему не в чем себя упрекнуть, это началось давно и, видимо, было необратимо, Валентин тут ни при чем.

Но все же надо быть сдержаннее, выбирать слова так, чтобы они не ранили людей.

— …Ты ухитрился рассориться с царским семейством. Обидел государыню, потом отказался от придворных заказов, будто императорская фамилия в чем-то перед тобой виновата. Что тебе стоило промолчать, ведь императрица — всего лишь женщина! Это, в конце концов, не по-джентльменски… То, что у императора на портрете не те щеки и подбородок, Александра Федоровна сказала от любви к мужу: в ее глазах супруг ведь само совершенство. Царь хотел сгладить неловкость и ей поддакнул, напомнил тебе, что царица-де училась живописи и хорошо в ней разбирается. А ты хорош — решил оскорбиться, собрал кисти и ушел, оставив портрет неоконченным! И зачем ты был так резок с бедным Михаилом Александровичем?

Неужели не видел, что он не в себе? Когда ты повзрослеешь?

Серов слушал жену с непроницаемым лицом, опустив глаза в тарелку. Он не любил чувствовать себя виноватым, никогда не признавал свои ошибки, а сейчас был близок к этому — но не поворачивался язык. Откуда Серову было знать, что он разговаривает с больным человеком?

…Расширенные от ярости зрачки, срывающийся голос, трясущиеся губы, белое лицо... Друг глядел на него с такой ненавистью, что Серову стало жутко: он ведь поступил по совести, сказал, что думал... Картина Врубеля «Демон поверженный» наделала большого шума. И их троица — он, Александра Павловна Боткина-Третьякова и Илья Остроухов, прогрессивная часть Попечительского совета Третьяковки, — решили купить ее для галереи, несмотря на сопротивление консерваторов, которые ненавидели модернистов.

Имя Врубеля действовало на них как красная тряпка на быка, но большинство в Совете было за друзьями Серова.

«Демон поверженный» великолепен, но Серова и Остроухова смущали погрешности в живописной технике. Настораживали и переливающиеся, необычно яркие краски, которыми выполнен «Демон». Врубель добавил в них бронзовый порошок, — а ну как с годами они потемнеют, и Третьяковка за свои деньги получит блеклую, невыразительную картину? Когда Серов сказал, что надо бы переделать правую руку демона, Врубель побледнел и закричал: «Ты ничего не смыслишь в рисунке, а берешься мне указывать!» Одно нелепое обвинение сменяло другое, оскорбление следовало за оскорблением.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Олег Янковский Олег Янковский актер театра и кино, кинорежиссер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй