Эми Уайнхаус: одна в темноте

«Все приличные люди покинули этот мир в 27 лет, и я их понимаю: любовь оказалась дерьмом, петь больше не о чем».

Заприте ее, привяжите к кровати!» Однако в сумерках Эми пробралась на козырек подъезда, оттуда целой и невредимой спустилась на улицу и сбежала.

Ночные клубы, оргии, болтанка из всех возможных наркотиков — ей давно уже было все равно, где и с кем ширяться: со знакомыми и незнакомыми, с бомжами в подворотне... В этом хаосе, в который превратилась ее жизнь, Эми, до этого твердившая о своей верности Блейку, переспала, кажется, со всем своим окружением — менеджером, бойфрендом подруги, с музыкантом Питом Доэрти… При этом она упорно твердила, что ее любовь к мужу по-прежнему нерушима.

Блейк счел себя оскорбленным и решил подать на развод, не забыв, впрочем, потребовать от Эми шесть миллионов фунтов: в судебном иске он написал, что поскольку именно его персона вдохновила его жену, мисс Уайнхаус на второй, самый знаменитый альбом, фактически эти деньги им честно заработаны.

Эми Уайнхаус успели вовремя снять с балкона 20-го этажа высотки, откуда она собиралась «лететь» к отцу в Америку.

Митчелл примчался в лондонский реабилитационный центр прямо из аэропорта Хитроу. Теперь, после явной попытки самоубийства, Эми лечили принудительно. Выглядела дочка чудовищно: бритая, изможденная, словно из Освенцима, при этом тихая и непривычно трезвая. Сколько времени Митчелл уже не видел свою девочку «чистой»?

— Пап, я твердо решила: ни наркотиков, ни алкоголя. Больше никогда.

Они плакали, обнявшись и не видя, как медсестры и врачи снимают эту душераздирающую сцену на свои мобильные телефоны.

После лечения в Лондонском реабилитационном центре Эми выглядела ужасно: осунувшаяся, тихая, непривычно трезвая. С отцом После лечения в Лондонском реабилитационном центре Эми выглядела ужасно: осунувшаяся, тихая, непривычно трезвая. С отцом Фото: Splash News/All Over Press

Митчелл поселился в клинике с Эми, боясь верить, что дочь и в самом деле идет на поправку, что она называет историю с Блейком «чистейшим безумием, завязанным на наркотиках и внушенной ими же необъяснимой страсти». Но все позади, она опомнилась, она даст Блейку развод; ей пора готовиться к турне.

Митчелл ликовал, когда ему удалось уговорить Эми принять приглашение канадского музыканта Брайана Адамса: тот предложил своей любимой певице пожить на его вилле на острове Мастик, где его врачи доведут ее начавшееся выздоровление от наркомании до «точки невозврата», как они сделали с ним самим; там же в свое время лечился другой поклонник Эми — Мик Джаггер. В аэропорту, прощаясь с отцом, Эми выглядела бледной, усталой, отец никак не мог привыкнуть к ее непривычной молчаливости; но вроде бы дочь настроена на лучшее.

Поцеловав Митчелла на прощание, Эми шепнула: «Привезу оттуда новый альбом, посвящу тебе».

Из Мастика время от времени приходили короткие электронные письма: «Учусь играть в теннис»; «Пью свежевыжатый апельсиновый сок»; «Ем вегетарианскую еду, другую тут не дают»; «Ничего не написала — не о чем». Митчелл бодрился, надеялся, что все образуется, Эми постепенно войдет во вкус, так сказать, трезвости, и песни снова польются, а пока он будет выполнять обязанности ее менеджера. Надо же, как все-таки ценят в мире талант его дочери: такие известные музыканты, как Принс и Джордж Майкл, собираются записать с ней дуэт, с ней хотят сотрудничать Мисси Эллиот, Тимбаланд, сын Боба Марли — Дэмиан.

Может быть, его дурочка наконец поймет, что свет клином не сошелся на этом уроде Блейке, что в мире полно интересных и достойных мужчин? Слава богу, развод все-таки состоялся; теперь Блейк живет с какой-то малолетней подружкой, другая, говорят, родила ему сына… Через какое-то время Митчелл услышал, что бывший зять снова угодил в тюрьму — на сей раз за воровство и хулиганство. Пора уже забыть о нем. Главное, чтобы Эми его не вспоминала!

…В июле 2011 года 20-тысячный зал в Белграде неистовствовал на протяжении тридцати минут, вызывая на сцену долгожданную Эми Уайнхаус. Билеты на шоу стоили две месячные зарплаты среднего менеджера, ажиотаж творился страшный — стадион с утра оцепила полиция. Эми стояла перед зеркалом в артистической и никак не могла прикрепить свой знаменитый шиньон — у нее тряслись руки.

Продюсер подгонял: «Ну, Эми, скорее, публика ждет». Неверными шагами она вышла на сцену, оглушенная шквалом аплодисментов. Поклонилась, подняла руку:

— Мне так приятно оказаться в Афинах…

Аплодисменты словно захлебнулись.

— В смысле — я хотела сказать, что я больше всего обожаю нью-йоркскую публику…

— Это Белград, детка! — выкрикнул кто-то. — Начинай петь.

Музыканты заиграли песню, которую она хотела исполнить первой: «Жизнь — это проигранная игра», но Эми топталась на месте, не открывая рта. Что делать? Она не помнила ни слова...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Мария Бутырская: «Женщины уходили от Башарова сами»

Мария Бутырская: «Женщины уходили от Башарова сами»

Виктория Макарская Виктория Макарская певица, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте