Счастливый дом для Аннушки

На двери этой легендарной квартиры оставляли автографы и Брюллов, и Кипренский. Вскоре эта дверь стала московской достопримечательностью.
Анна Ивановна Катина не была крепостной и знала: если выйдет за Василия, сама и их будущие дети станут графскими холопами. Однако пошла за него, чтобы быть вместе и в горе, и в радости. Репродукция картины В.Тропинина «Портрет жены художника», 1809 г. Государственная Третьяковская галерея. Анна Ивановна Катина не была крепостной и знала: если выйдет за Василия, сама и их будущие дети станут графскими холопами. Однако пошла за него, чтобы быть вместе и в горе, и в радости. Репродукция картины В.Тропинина «Портрет жены художника», 1809 г. Государственная Третьяковская галерея. Фото: Из коллекции М.Золотарева

Он пек торты, рисовал семейные портреты, в войну двенадцатого года вел в самое дальнее, симбирское имение обоз с лучшим барским добром. Побывал он и в архитекторах: в главном имении Морковых, украинской Кукавке, Тропинин возвел церковь, позже заново отстроил сгоревший во время московского пожара господский дом. Он хорошо понимал архитектурное дело и сразу заметил, что в большом, покойном, крепком с виду доме Фролова скрипят полы, а по углам лежит древесная пыль. Это означало, что ослабли и подгнили не просмоленные ленивыми плотниками лаги, а в бревнах завелся древоточец.

Быстро распростившись с хозяином, Тропинин вышел за ворота к терпеливо дожидавшемуся извозчику. Сын шел следом: во время разговора с Фроловым он вел себя так тихо и незаметно, что Тропинин осерчал. Он держал Арсения в ежовых рукавицах, воспитывал строго, самовольства не терпел, но в глубине души хотел, чтобы отпрыск был побойчее.

Таким ли был прежде он сам? Удалось бы ему выйти в люди, если бы он смиренно ждал, что решит папенька? С 13 лет он вообще не видел отца, а до этого ему пришлось хлебнуть лиха из-за своей фамилии — Тропинин. Отец был управляющим графа Миниха и так исправно служил господину, что тот дал ему вольную, но жену и детей оставил себе. Бывший управляющий был строг, и дворовые вымещали старые обиды на его сыне. А потом он совсем один очутился у Моркова.

Если бы не неистребимое желание рисовать, не готовность выполнить любую работу, верность и послушание барину, вековать бы ему свой век в лакеях. Он добился своего, а что удастся сыну?

Василий Андреевич подошел к дрожкам, взялся за крыло, собираясь ступить на подножку. Арсений смотрел в широкую отцовскую спину, почтительно держась сзади, и завидовал родителю. Сын был невысок, болезнен, хрупкого сложения: в пятнадцать лет он начал кашлять, и домашний врач Морковых заговорил о чахотке. Потом болезнь чудесным образом прошла — и Арсений был уверен, что его отмолила мать. Но он по-прежнему был слаб, а отец и в старости оставался богатырем. В былые годы мог поставить на колеса перевернувшийся экипаж… Отцовский путь Арсений знал назубок, не раз примерял его жизненные обстоятельства к себе и только руками разводил — это невозможно, ни с чем подобным справиться просто нельзя!

Двоюродный брат Ираклия Моркова уговорил графа отдать Тропинина на обучение в петербургскую Академию художеств, определить его на пансион к известному портретисту академику С. С. Щукину. И отец сразу вырвался вперед: получил серебряную медаль, позже ему присудили и золотую. Его работы, конечно, уступали картинам молодого Ореста Кипренского — но тот учился живописи с детства, а отец так и не прошел анатомического класса.

Анатомии его никто не учил, но он был так одарен, что пробелы в образовании Тропинину не мешали. Императрица Елизавета Алексеевна долго любовалась его картиной «Мальчик, тоскующий об умершей птичке», и глава Академии художеств граф Строганов собирался хлопотать за отца перед хозяином, чтобы талантливый крепостной мог получить вольную.

Но Александр Сергеевич Строганов был ленив, а граф Морков, воевавший под командой Суворова и первым ворвавшийся на стену Измаила, отличался упрямством и крутым норовом. Ему был нужен хороший кондитер, и он не стал дожидаться, когда именем императрицы его попросят о том, в чем невозможно будет отказать. Граф увез своего крепостного на Украину, не дав доучиться в Академии, и у отца началась совсем другая жизнь. Кто тогда мог обещать, что все обернется такой удачей?..

Василий Андреевич не ступил — прыгнул на подножку, и хлипкие извозчичьи дрожки, жалобно заскрипев, накренились набок. Сын осторожно поднялся следом, и Тропинин спросил извозчика:

— Ты, братец, второй Еропкинский переулок знаешь?

Репродукция картины «Семейный портрет графа Моркова» кисти Василия Тропинина, 1813 г. Государственная Третьяковская галерея Репродукция картины «Семейный портрет графа Моркова» кисти Василия Тропинина, 1813 г. Государственная Третьяковская галерея Фото: Из коллекции М.Золотарева

Давай-ка туда, к дому купца второй гильдии Миронова.

Извозчик с сомнением покачал головой и крикнул: «Пошла!» Он слыхом не слыхал о таком переулке, но признаться в этом не захотел. Лошадка неспешно трусила по улицам, извозчик крутил головой, высматривая прохожего,чтобы спросить дорогу.

Арсений, искоса поглядывая на отца, восхищался его никуда не девшейся и в старости статью: в молодости, в Кукавке, он и вовсе был богатырем. Когда запивал домашний лекарь Морковых, с ним мог справиться только отец: он брал крепостного доктора Прокопия Данилевского в охапку и уносил в хату, подальше от господских глаз.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Принц Уильям (Prince William) Принц Уильям (Prince William) монарх, член королевской семьи Великобритании
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй