Надежда Седова: «Козаков привязал меня к себе»

«Сейчас я понимаю: воевать против бывшей жены, у которой двое детей от твоего мужчины, бесполезно».

Бывшая жена Козакова жила практически в нашей постели.

— Надя, а как началась ваша история с Михаилом Михайловичем?

— Мы познакомились в моем родном городе, Нижнем Новгороде. Мне было девятнадцать, и ничего, как говорится, не предвещало, что это знакомство перерастет во что-то большее..

Жила я себе в Нижнем и жила. С мамой и сестрой. Отцы у нас с сестрой разные, и так получилось, что росли мы без них. В детстве с нами еще была бабушка. Она обожала «Евгения Онегина» и читала мне его вместо сказок. Я с малых лет знала всего «Онегина» наизусть, даже не понимая значения некоторых фраз. Например, «трясясь в пыли на почтовых» я произносила «трясясь в пылинах почтовых» и долго ломала голову: что же это за такие «пылины»?

Но пушкинский роман тем не менее цитировала очень бойко.

К литературе я пристрастилась очень рано — таскала книжки из маминой библиотеки и читала ночи напролет. Когда подросла, очень полюбила поэзию — Гумилева, Бродского... Историческими книгами зачитывалась. У меня даже появился свой герой, абсолютный такой идеал мужчины — Наполеон. Вот кто умел поставить перед собой цель и добиться ее, несмотря ни на что...

Стало совершенно понятно: после школы буду поступать только на исторический.

Так и случилось. Я училась, подрабатывала, где получалось, — на студенческую стипендию да на мамину скромную зарплату сильно не разбежишься.

Но ничего, я не комплексовала. Ходила в одних черных брюках и водолазке, однако парни все равно внимание обращали, и в кавалерах у меня недостатка не было. Серьезные неприятности доставляло только то, что никак не хватало денег, чтобы сходить в театр или на концерт. Иногда как-то договаривалась с билетерами — и меня пропускали, иногда через черный ход пробиралась... Но не будешь же все время в безбилетницах ходить... А тут иду по улице и вижу афишу — к нам приезжает Михаил Козаков. И будет читать Бродского!

Господи, как я захотела пойти! Но билет-то стоил целых пятьсот рублей — целое состояние для меня в то время. И найти эти деньги было почти нереально...

— А вы Козакова в театре видели до этого?

— Нет, только в кино.

Мы познакомились в моем родном Нижнем Новгороде. Однажды иду по улице и вижу афишу — к нам приезжает Михаил Козаков. И будет читать Бродского. Господи, как же я захотела пойти на концерт! Мы познакомились в моем родном Нижнем Новгороде. Однажды иду по улице и вижу афишу — к нам приезжает Михаил Козаков. И будет читать Бродского. Господи, как же я захотела пойти на концерт! Фото: PhotoXpress.ru

И лет за пять до его приезда — в телевизионной программе. Есть у нас в Нижнем два таких известных интервьюера, свои «Берман с Жиндаревым», вот они и пригласили к себе на эфир Козакова. Я как-то случайно наткнулась на эту программу и, что называется, зацепилась взглядом. В студии сидел роскошный, элегантный Михаил Михайлович, рассказывал о своих младших детях — Мише и Зое — и сокрушался, что не увидит их взрослыми, потому что, увы, так стар, так стар...

Помню, я даже расхохоталась. Я бы дала Козакову лет сорок пять, не больше. В действительности же ему тогда было шестьдесят...

…Это позже я узнала, что Михаил Михайлович собирался умирать очень давно, лет с тридцати, когда стал терять свою великолепную шевелюру.

Это у него вечная тема такая...

— Так на концерт-то Козакова как вы попали?

— Совершенно чудесным образом... Шли мы вечером в первый день выступления Михаила Михайловича (у него были двухдневные гастроли) по городу с подругой, и я все придумывала — как бы завтра в зал попасть? Ну что бы такое предпринять?

И тут навстречу — я глазам своим не поверила — сам Козаков! Он отыграл спектакль и вот сейчас, пропустив рюмочку и пребывая в романтическом расположении духа, прогуливался по центру. Я выпалила: «Батюшки, Козаков, что ли?» Он искренне обрадовался: «Узнала!» Что было дальше, помню смутно...

Подруга куда-то растворилась, а я, трясясь от волнения и смущения, выдавила из себя: «У вас завтра концерт... Нельзя ли как-то попасть?..» Козаков рассмеялся: «Я оставлю для вас контрамарку!» — «Контрамарку для меня?!» — «Для вас, конечно... Слушайте, давайте пойдем погуляем... А потом поужинаем. Согласитесь составить компанию?..»

Я шла, и мне казалось, что происходящее — какой-то сон. Вот сейчас проснусь — и Козаков исчезнет... Но Михаил Михайлович по-прежнему оставался рядом, даже за руку меня взял...

А потом мы сидели в ресторане, и он читал стихи. Читал мне одной... А это сильнее, чем самый сильный приворот... Кто хоть раз слышал Козакова, знает, о чем я говорю... И я пропала.

А еще он рассказывал о себе.

Про свою семью...

У Михаила Михайловича корни одесские, позже его мама и отец перебрались в Питер. Козаков появился на свет в доме номер девять на канале Грибоедова, в так называемой писательской надстройке, где в разные годы жили Михаил Зощенко, Евгений Шварц, Вениамин Каверин... Отец Михаила Михайловича — Михаил Эммануилович Козаков — тоже был известным писателем, в тридцатые годы все зачитывались его книгами «Девять точек», «Абрам Нашатырь», «Попугаево счастье».

Мать, Зоя Александровна, также занималась литературой: она была редактором — одно время в Издательстве ленинградских писателей, потом на телевидении в редакции литдрамы.

В доме всегда очень много читали, поэтому и Михаил Михайлович книги обожал с детства.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Артем Михалков: «Бороться с отцом бесполезно»

Артем Михалков: «Бороться с отцом бесполезно»

Сергей Жигунов Сергей Жигунов Актер, продюсер, режиссер, телеведущий
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте