Ростилав Хаит: «В Одессе меня узнают приезжие»

Я поступал везде, хотя подготовлен был очень плохо. В конце концов я поступил по блату...

А вот в театре — может быть... И пошли в театр. Вроде бы до сих пор получается.

— Актерские способности рано проявились?

— Я с первого класса начал показывать одноклассников. Когда у нас дома собирались компании, меня просили изобразить Диму Ляшенко у доски. Я кривлялся, все смеялись, и мне так понравилось, что я решил сделать это делом своей жизни. Однажды так и написал в сочинении: «Хочу стать актером, потому что уже умею лаять, как собачка». Учительница зачитала мой опус всему классу... Мне было стыдно, но все равно приятно, так как все смеялись.

— С Лешей Барацем вы подружились еще в школе?

— Да. Но знаете, как говорил Довлатов про свою жену: «Это не любовь, это судьба». Так и у нас с Лешей.

А подружились мы благодаря вот какому случаю. Дело было во втором классе. Я, извините, обделался. И попросил Лешу никому об этом не говорить, а быстро позвонить маме, чтобы она пришла и забрала меня. После чего Леша побежал в класс и рассказал всем ребятам про мой конфуз. Каждый по очереди приходил на меня посмотреть. Вот после этого случая мы с ним и подружились...

— Вас из класса за поведение выгоняли?

— Случалось. Как-то подшутили над химичкой. Она пришла на урок, а весь класс смотрит на доску и орет: «Шайбу-шайбу!» Просто перед уроком мы нарисовали на доске телевизор, написали «Матч СССР—Канада» и начали болеть.

Дед почему-то называл бабушку Беллу Мусей. Вслед за ним и все остальные стали ее так называть Дед почему-то называл бабушку Беллу Мусей. Вслед за ним и все остальные стали ее так называть Фото: Из архива Р.Хаита

Она тут же, не выясняя ничего, выгнала из класса нас с Лешей.

В другой раз мы поменяли местами щиты, где были изображены одиозные представители капитализма и лидеры социалистических государств. Так Эрих Хонеккер и Густав Гусак стали «диктаторами». А Пиночет, напротив, борцом за идеалы человечества...

...Одноклассники очень любили, когда на физике вызывали к доске Лешу, и им не нравилось, когда вызывали меня. Потому что между фразами «Хаит, к доске!» и «Садись, два!» проходило секунд пятнадцать. Когда же вызывали Лешу, разыгрывался целый спектакль: «А? Что? Меня?» — «Ну ты Барац?» — «Ну я...» После этого Леша еще минут пять шел к доске, долго там переминался, и в результате к тому времени, когда звучало «Садись, два!», урок благополучно заканчивался.

...В классе девятом на школьном праздничном вечере, кажется, в честь Восьмого марта, одна девушка попросила меня сделать с ней этюд.

Мы сделали. А после выступления учительница физики и астрономии, которую я дико боялся (при одном ее появлении мне сразу хотелось в туалет), сказала: «Хаит, а ты неплохой актер, могу поставить тебе на балл выше оценку в четверти. То есть «четыре»...» Это было счастье! Тогда я понял, что, наверное, актерством смогу зарабатывать себе на жизнь...

— А что вы делали после уроков?

— Мы с Лешей или сразу шли в Кировский скверик играть в футбол, или часами сбивали слюнку...

— Это что за игра?

— Один стоял пускал слюнку, а другой должен был плюнуть и ее сбить. Вообще с плевками было связано много игр. Например, плевали на стену, а потом ждали, чья слюна быстрее достигнет земли. На эти занятия уходило полдня! Так проходило наше «интеллектуальное» детство.

А еще после школы таким счастьем было купить невероятно вкусный зажаристый бублик и газированный напиток «Золотистый»! Или же отправиться с ребятами выпить томатного сока в магазине «Репка». Там был твердый пластиковый прилавок, а перед ним стойка из кожзаменителя, на которую все облокачивались. В расщелину между прилавком и стойкой часто падали деньги, и мы линейкой время от времени выуживали оттуда десять— пятнадцать копеек.

Однажды достали из этой расщелины целых три рубля! И тут же «выгодно» обменяли на рубль у грузчика. Просто три рубля для нас были какой-то колоссальной суммой, мы, став обладателями такого богатства, испугались, поэтому и быстренько от него избавились.

— Благодаря известности отца вы в Одессе, наверное, были крутым парнем?

— Очень! Я проходил на все концерты как «сын Хаита», а на все дискотеки — «как брат Хаита», поскольку Женя был известным в городе диджеем.

Помню, как папа сделал мне два пропуска на кинофестиваль «Одесская альтернатива», где я впервые посмотрел чаплинскую «Золотую лихорадку» и «Полет над гнездом кукушки» Милоша Формана.

Примечательно, что, имея два билета, я совершенно спокойно проводил с собой человек десять. Тактика была элементарной. Мы заходили вдвоем, потом я говорил билетерам, что мне нужно на минутку выйти на улицу. Там прихватывал с собой еще одного друга, возвращался и, не моргнув глазом, заявлял билетерам, что выходили мы вместе, доказательство чему — наши два порванных билетика. И так далее...

А еще в детстве я переживал, что у Леши есть американские фирменные вещи (у него были родственники в Америке), а у меня нет. В шестом классе я попросил маму, она пошла к мастеру Вове, который пошил мне замечательные брюки из джинсовой ткани с клапанами и лейблом «Perfi». Что это такое, я понятия не имел, но Вова заверил, что фирма очень крутая.

Еще мама купила мне у спекулянтов за шестьдесят рублей французские кроссовки, синие с красными полосками.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Татьяна Геворкян: «Вани, которого я любила, нет...»

Татьяна Геворкян: «Вани, которого я любила, нет...»

Леонид Ярмольник Леонид Ярмольник актер, режиссер, телеведущий, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте