Ирина Великанова: «Гурченко хотела покончить с собой»

«Раковина залита кровью, в руке у Гурченко — бритва. С криком: «Что вы делаете?!!» — бросаюсь к ней...»
Фото: Влад Мухин

На гастроли мы тогда поехали. Поездом, вместе с музыкантами, потому что в аэропорт уже не успевали».

В своем рассказе Костя опустил (намеренно или сочтя неважным) одну деталь, а именно — мое участие в разрешении ситуации. Я тоже должна была лететь на гастроли в Тольятти вместе с Костей и Люсей. Звоню в дверь их квартиры — открывает Купервейс. Бледный, взъерошенный. Прикладывает палец к губам: дескать, тихо... Ставлю на пол дорожную сумку и в растерянности озираюсь по сторонам: шторы сорваны, на полу валяются разбитые наручные часы. Костя жестом показывает: мол, иди к ней в комнату. Открываю дверь, а у самой поджилки дрожат: как страшна Люся в гневе, объяснять не надо. Гурченко сидит в кресле и читает газету. Никогда прессу в руки не брала, а тут вдруг проявила интерес.

Присаживаюсь на краешек соседнего кресла и молчу. Знаю: если заговорю, она меня убьет. Молчание длится минуту, две, пять. Потом Людмила Марковна опускает газету на колени:

— Ну что, поедем?

— Конечно.

Наверное, Костя караулил под дверью, потому что тут же вошел в комнату. В глазах — покаяние и готовность выполнить любое распоряжение.

— Звони на вокзал, — командует Гурченко. — Спроси: найдется ли три билета? В аэропорт ехать уже поздно.

Пройдет какое-то время, и Люся скажет: «Ты правильно себя повела». Ах, если бы всегда понимать: как правильно, а как — нет! Очень часто предугадать реакцию Люси было просто невозможно.

Что бы ты ни сказала — все равно останешься виноватой.

Как-то мы поехали на гастроли в Свердловск. Вдвоем. Костя с коллективом должны были присоединиться днем позже. Организаторы обещали устроить нас в коттедже, но привезли в обыкновенный дом отдыха под названием «Дальняя дача». Идем с сумками по длинному коридору, где вдоль стен сидят на диванах бабушки в байковых халатах. Обычный контингент рядового дома отдыха в зимнее время.

Двухместный номер оказывается под стать всему остальному: дешевая мебель, телевизор с небольшим экраном. Раздеваемся, распаковываем чемоданы. Чувствую: Люся на взводе. Ее, звезду — и в такие условия! А тут еще бабушки в коридоре хором затягивают песню.

Лицо Люси перекашивается, как от зубной боли. Только пение смолкает — стук. Дверь приоткрывается, и в щель просовывается старушечья голова в платочке:

— А можно к вам? Очень хотелось бы на Гурченку посмотреть.

Иду на пенсионерок грудью:

— Людмила Марковна очень устала, ей нужно набраться сил перед концертами.

Бабушки обиженно поджимают губы, но ретируются. Запираемся и включаем телевизор. Там идет передача про «голубых».

— Как ты считаешь: это врожденное или приобретенное? — спрашивает Гурченко.

— Мне кажется, врожденное.

— Ты что?!! — взрывается Люся. — Какое врожденное?! Ты знаешь, сколько таких людей в шоу-бизнесе?! Каждый второй!

Я молчу, а Люсина ярость набирает и набирает обороты. Лейтмотив обвинения: я, дура, осмеливаюсь рассуждать на тему, в которой совершенно не смыслю. Оправдаться: мол, вы сами меня спросили — даже не пытаюсь. Будет только хуже. Людмила Марковна просто вымещает на мне гнев за неподобающие условия проживания.

Уйти мне некуда — разве что в окружающий дом отдыха зимний лес. Забираюсь с головой под одеяло и рыдаю там. Беззвучно, чтобы не мешать заснуть Хозяйке, которая, выпустив пар, начинает мирно посапывать.

На свадьбе дочки Гурченко Маши я была свидетельницей со стороны
невесты. Рядом со мной — Костя Купервейс На свадьбе дочки Гурченко Маши я была свидетельницей со стороны невесты. Рядом со мной — Костя Купервейс Фото: Фото из архива И. Великановой

Встаю первой. Вытаскиваю из багажа плитку, кипятильник, готовлю завтрак, накрываю на стол. После взаимного приветствия: «Доброе утро, Людмила Марковна!» — «Доброе, доброе...» — нами не сказано ни слова. Сидим напротив друг друга, пьем чай с гренками. Вдруг Люся поднимает глаза и, глядя в упор, спрашивает:

— Ты меня жалеешь?

Я медлю, соображая, чем может обернуться искренний ответ, а потом — как в холодную воду с разбега:

— Да.

Жду реакции, продолжения разговора, но Люся молчит. И я понимаю, что она получила ответ на давно мучивший ее вопрос: почему я терплю эти жуткие взрывы гнева, ругань, оскорбления?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Марина Анисина-Джигурда. Се ля ви!

Марина Анисина-Джигурда. Се ля ви!



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Бен Аффлек (Ben Affleck) Бен Аффлек (Ben Affleck) актер, режиссер, продюсер, сценарист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй