Элина Данилина: «Мама стала пленницей Шилова»

«Отцом он мне не стал. Зато я узнала новые слова — «отчим» и «падчерица». Какими горькими они оказались!»

А я ведь умираю! И никто этого не знает…»

Машину фотографию увидел один испанский студент и влюбился в нее. В редакции журнала узнал ее адрес. И Маше стали приходить открытки. Большими печатными буквами он писал по-русски: «Маша, ты живешь в большом коммунистическом доме. Я видел на нем много досок… Меня зовут Карлос. Я приехал в Москву из Испании…» Карлос вместе с открытками передавал Маше орхидеи. Каждый день консьержка приносила в квартиру букеты. Конечно, Карлос не знал, что Маша умирает. А ей очень хотелось на него посмотреть, но так, чтобы он ее не видел…

Но Маша уже не вставала с постели. Врачи были бессильны перед этой страшной болезнью. Спасти ее могло только чудо!

От отчаяния мама с дядей Сашей бросились к колдунам, шаманам, экстрасенсам. Кто только не побывал в их доме: Кашпировский, Джуна, Чумак, даже хилер из Филиппин приезжал.

Знаменитого шамана из Камеруна Шилов выписал через Министерство иностранных дел. Тот приехал в Москву зимой, одетый очень легко, в костюме. Только на голове у него была забавная шапочка с бубенчиками. С собой он привез целую коробку трав и кореньев. Он думал, что летит к кому-то из членов правительства, а оказалось — к умирающей девочке…

Шаман принялся лечить Машу этими снадобьями, но ей становилось все хуже и хуже. Он пообещал, что вылечит ее. Обезумевшие от горя родители поверили ему. Для совершения обряда ему нужно было привезти из Камеруна «священное ложе».

Это свадебное платье мне выбрала сестра. Мой жених Саша ей очень понравился Это свадебное платье мне выбрала сестра. Мой жених Саша ей очень понравился Фото: Из архива Э.Данилиной

Это деревянное ложе передавалось целителям из поколения в поколение. На него укладывали больного и совершали определенные ритуалы. Передать его не могли, шаман должен был лететь за ним сам. Он улетел и обещал срочно вернуться. Его самолет прилетал из Камеруна, к сожалению, только 20 января.

А 19 января, на Крещение, бог забрал Машу… Она вдруг села на кровати и сказала: «Мне очень плохо. Мама, собери мои игрушки. Быстрее…» И все. Упала на подушку и умерла.

Когда выносили ее тело, Джек, запертый в дальней комнате, страшно завыл. И потом каждое утро прыгал на Машину кровать, пытался по привычке найти свою подружку под одеялом…

В этот день Карлос принес ей не орхидеи, как обычно, а одну розу.

В записке написал: «Я знаю, что у русских есть обычай дарить любимым красную розу…» Консьержка взяла записку и заплакала: «Машенька сегодня умерла …» Он был поражен: такая красивая и молодая! Всего шестнадцать лет, как такое возможно!!! Спустя время мама написала Карлосу письмо. В нем она поблагодарила его за то, что он скрасил последние дни ее дочери.

Жаль, что они так никогда и не встретились…

С тех пор, вот уже пятнадцать лет, каждый год в день рождения Маши, 3 июля, и в день ее смерти Карлос приносит на могилу ее любимые орхидеи. Мы с мамой находим там маленькие фарфоровые фигурки: то скульптурка грации, то жених и невеста плывут на лодочке... И обязательно — свадебная открытка.

Только пишет Карлос уже на испанском, обращаясь к Маше: «Мой ангел!»

Уход Маши ошеломил всех. У мамы началась тяжелейшая депрессия. Я не могла остаться с ней даже на одну ночь — вахтеры обязательно донесли бы Шилову. Привозила продукты, а потом их же увозила. Она ни к чему не притрагивалась.

Это чудовищное горе сломило и дядю Сашу. Он сразу ожесточился на весь мир! Словно мы были виноваты в том, что живы, а Маша ушла.

Теперь, когда прошло пятнадцать лет, я его прощаю и начинаю понимать. Маша была смыслом его жизни. И он не смирился с ее потерей. Только этим я и объясняю то, что тогда началось. А началось нечто невероятное!

Мне позвонила мама и сказала, что Маши больше нет. Она попросила купить сестре белые туфельки. Ее хоронили в свадебном платье, которое привезли из Австрии. Мы с мужем отправились в магазин «Гименей», а отовсюду — звон колоколов. Это был праздник Крещения. У меня же в ушах звучат мамины слова: «Машенька ушла от нас…» Мы все купили, приходим, а консьержка нас не пускает. Я, вся зареванная, спрашиваю: «Вы меня не узнаете?» — «Узнаю, Элина. Но мне приказано вас не пускать».

На похоронах дядя Саша даже рядом с мамой не сел. Держался в стороне, будто это не она родила ему любимую дочь. Его окружали какие-то посторонние женщины, утешали. Кобзон спросил маму: «Это ваши родственницы?» — «Нет». — «Надо же! У Шилова даже плакальщицы красивые!» Все это видели и были поражены его цинизмом.

Каждый из супругов, к сожалению, переживал эту трагедию в одиночку.

Мама осталась жить в Романовом переулке — одна в опустевших восьми комнатах.

Дядя Саша окончательно переселился в мастерскую. Иногда, правда, он приходил домой. Открывал шкафы, наверное, проверял — все ли на месте. Ночевать не оставался. Он окончательно отдалился и смотрел на маму как на чужую, холодным, отстраненным взглядом.

А в чем она виновата? Мама убита горем, ее жизнь была в опасности. Потеряла 16 килограммов, перестала есть, спать, вставать с постели.

Через год после смерти Маши доброжелатели сообщили маме, что у ее мужа родилась дочка Катя. А потом, по слухам, у него стали рождаться и другие дети — один за другим.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Нюша Нюша автор песен, актриса, композитор, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй