.

Личный фотограф Леонида Брежнева: что осталось за кадром официальной хроники

Владимир Мусаэльян рассказал о политических интригах, семье и неизвестной любви генсека.

Счастливый и гордый успешным дебютом возвращаюсь в Москву. И тут же меня вызывает на ковер разъяренный Кузовкин:

— Ты чего написал?! Я тебе за это выговор или вообще выгоню к чертовой матери!

Стою, хлопая глазами:

— В чем дело?

— Вот, читай! — Николай Васильевич бросает на стол свежий номер «Известий». На первой полосе — статья собкора газеты Владимира Комова про совхоз «Арженка»: хозяйство нерентабельное, приносит большие убытки. Охмурил меня директор-купец! Навешал лапшу на уши...

Пришлось Кузовкину отправлять телеграммы шестистам подписчикам Фотохроники ТАСС — редакциям областных и районных газет, чтобы фоторепортаж не публиковали, а я получил урок: нельзя писать текстовку со слов одного человека, нужно обязательно проверять информацию у другого источника.

Угрозу выгнать Кузовкин не выполнил. Более того, вскоре за мной были закреплены Воскресенский химический и Новолипецкий металлургический комбинаты, гуманитарные факультеты МГУ, Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко и Малый театр. Это сейчас фотокорреспонденты приедут, сделают пару кадров и — в редакцию.

А мы на своих объектах жили. Я дружил с инженерами и рабочими, преподавателями и студентами. Великие старики Малого театра, где не пропускал ни одной премьеры, сидел на репетициях, приглашали меня на дачные междусобойчики и в Сандуновские бани. Понятно, приезжал на такие встречи без камеры, хотя современные папарацци меня вряд ли поймут...

За несколько лет работы в Фотохронике ТАСС объездил всю страну: высаживался на льдину станции СП-12, дрейфовавшей в ста километрах от Северного полюса, десантировался с морской пехотой в Балтийске, ходил с рыбаками на промысел на Камчатке и Дальнем Востоке. Побывал в Европе, Японии, Восточной Африке — и отовсюду привозил интересные фоторепортажи. И вдруг в моей судьбе происходит резкий поворот...

За космос в Фотохронике ТАСС отвечал Валентин Черединцев, служивший во время войны фронтовым почтальоном. Он пропадал в Звездном с утра до ночи. Не доверяя никому, сам проявлял пленки, сам печатал фотографии, сам привозил их в редакцию в конвертах с сургучными печатями и хранил в личном сейфе с единственным ключом. И в конце концов на почве секретности помутился рассудком.

Руководству Фотохроники позвонили из КГБ: «Что там с вашим Черединцевым творится? Только что от него странный звонок был: «Никого в моей смерти не вините, ухожу из жизни добровольно». Я и еще двое ребят рванули к Валентину домой. Слава богу, успели вовремя. В Боткинской больнице он скоро пришел в себя. Позвонил руководству: «Больше в Звездном работать не буду. А ключи от сейфа отдам только Мусаэльяну. Лично в руки».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Ольга Кабо Ольга Кабо актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй