.

Личный фотограф Леонида Брежнева: что осталось за кадром официальной хроники

Владимир Мусаэльян рассказал о политических интригах, семье и неизвестной любви генсека.
Владимир Мусаэльян
Транспортировка космического корабля на Байконуре. На фоне ракеты меня снял кто-то из коллег Фото: из личного архива В. Мусаэльяна

— Полетишь с генеральным дальше. У него в программе еще Узбекистан, Туркмения, Киргизия и Таджикистан.

— Так я всю пленку уже израсходовал.

— Ничего, собери по другим фотографам, а серьезный запас мы тебе на маршруте подбросим.

Та командировка продлилась больше месяца. Только вернулись в Москву — опять труба зовет. Полгода летал с генсеком в одном самолете, снимал его на встречах с рабочими, крестьянами, партийными работниками, и все это время он меня будто не замечал. После очередной поездки я сказал генеральному директору ТАСС Замятину:

— Леонид Митрофанович, не могу так больше! Трудно работать с человеком, который тебя игнорирует! Как в таких условиях хорошие портреты делать? Уберите меня с политического репортажа.

— Ты не кипятись, — попросил Замятин. — Скорее всего, Брежнев к тебе просто присматривается.

Здесь я хочу сделать отступление и сказать, что мне везло не только на наставников-суперпрофессионалов, но и на мудрых начальников. К сожалению, Кузовкин ушел рано — вместе нам довелось поработать всего четыре года. Вот уже полвека в день рождения и в день памяти я прихожу на могилу Николая Васильевича: кладу цветы и говорю спасибо за то, что подарил любимую профессию.

А с Замятиным у нас случалось всякое: и споры, и ссоры, и не спал я после его разносов, глотая валидол, но факт остается фактом — он был хорошим организатором и нередко давал дельные советы. Вот и в случае с генсеком оказался прав. Во время следующей командировки Брежнев, обведя взглядом сопровождающую команду, вдруг спросил:

— А где Мусаэльян? Что-то я не вижу Володю...

Откликаясь:

— Я здесь! — поймал себя на мысли «Надо же — и фамилию мою, которую обычно как только не склоняют, правильно произнес! Выходит, действительно давно заметил, только виду не подавал».

Потом я не раз убеждался: Леонид Ильич никого не приближает с ходу, но если уж проникся симпатией, принял — это надолго, если не навсегда. Был у него парикмахер Анатолий Садофьев. Мастер высочайшего класса, но не без греха — любил выпить. Узнав об очередном «приступе болезни», Брежнев ворчал: «Вот разгильдяй! Опять нализался! Гнать его в три шеи!» Но когда Анатолий появлялся на службе — с виноватой миной на опухшей физиономии, трясущимися руками, — Леонид Ильич добродушно интересовался:

— Ну что, Толя, как отдохнул?

— Хорошо.

— Стаканчик-то опрокинул?

— Да побольше, Леонид Ильич...

— Господи, — вздыхал генсек, усаживаясь в кресло, — только б не прирезал ненароком...

Брежнев помнил не только имена всех своих водителей, горничных, поваров, официанток, но и знал, какая у кого семья, сколько детей. Никогда не забывал поздравить с днем рождения. Доставая из кармана пиджака коробочку или сверток (для мужчин — часы, запонки или заколку для галстука, для женщин — красивый шарф, платок или перчатки), благодарил за хорошую работу и желал здоровья всей семье.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Принц Джордж (Prince George) Принц Джордж (Prince George) член британской королевской семьи
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй