.

Сын Кюнны Игнатовой: «Не знаю, чем накачали мать, но такой я ее еще не видел...»

Петр Соколов, сын актрисы Кюнны Игнатовой, откровенно рассказал о своей матери.
Кюнна Игнатова и Вячеслав Соколов  в фильме «И снова утро»,  1960 год Кюнна с моим отцом Вячеславом Соколовым в фильме «И снова утро», 1960 год Фото: из личного архива П. Соколова

Мама рассказывала, что Белокуров невероятно ухаживал за ней, чего только стоили тазы, полные роз, срезанных со стеблей, чтобы она не уколола свои пальчики, которые приносили каждый день. И в 1961-м Кюнна уходит из Театра на Таганке, куда попала после института, и переходит во МХАТ. Это уже действует Белокуров — Вэ-Вэ, как она его звала. И все, кино закончилось. Значительно позже была еще главная роль в жутком революционном фильме «Взрыв после полуночи». Но там Белокуров поставил условие, что разрешит жене сниматься, если тоже будет играть, пусть и в маленькой роли. Чтобы постоянно находиться рядом. Больше она не снималась, если не считать малюсенького эпизода в «Короне Российской империи», куда ее затащил Вэ-Вэ, игравший роль претендента на престол. Помните в ресторане грузинскую княжну в черном — «Она нэ танцует!»? Все... Кюнна отстала от своего поезда. А точнее, сама сошла с него.

Почему она ничего не сыграла во МХАТе? Думаю потому, что Белокурову была нужна не знаменитая актриса Игнатова, а жена Игнатова: он сильно ее любил. Но при этом Вэ-Вэ ухитрялся делать так, чтобы ее брали почти во все зарубежные гастроли, в которых он участвовал, включая капстраны, что для того времени было очень сложно и престижно. Вероятно, Белокуров безумно ее ревновал и боялся оставить одну. Но я никогда не видел сцен ревности, не слышал никаких скандалов. Зато я видел, как люди реагировали на появление Кюнны. Она знала, что невероятно хороша, и ей нравилось производить впечатление. Белокурову это тоже нравилось, поэтому он старательно оберегал свое сокровище. Мама постепенно смирилась, за ним она была как за каменной стеной.

После смерти Бабуси, в 1970-м, мы переехали. Недалеко: со 2-й Фрунзенской на 3-ю. В огромную по сравнению с прежней квартиру с видом на Нескучный сад и Москву-реку. Мне выделили отдельную комнату, центральная была Вэ-Вэ, и еще — комната матери. Это был совсем небольшой период жизни, когда мы с Белокуровым были вместе. Ездили на его зеленой «Победе» в Валентиновку — к нему на дачу. На участке стоял дом побольше, который занимал Вэ-Вэ, и поменьше, где жила его сестра. Отношения с ней у Кюнны были очень натянутыми.

Мне выделили комнату на втором этаже. Я с утра до вечера гонял по Валентиновке с друзьями, подкладывал гвозди под колеса электричек, которые их плющили, купался в грязнущем прудике или, что было запрещено совершенно, уматывал за «железку» на Клязьму. Но «репрессий» не боялся: мать старалась не ругать меня при Белокурове. А он сам, теперь-то я понимаю, относился ко мне с максимальным тактом и очень бережно. Не помню, чтобы Вэ-Вэ повысил на меня голос. Правда, я им тоже не особо докучал. Все время пропадал на улице. Домой приходил почти в условленный срок. Ко мне очень редко являлись гости. И уже тогда я добился, чтобы был крючок, закрывающий дверь изнутри. Мать была категорически против, но Вэ-Вэ меня неожиданно поддержал. Лишь один раз Белокуров проявил желание провести надо мной педагогический опыт...

Кюнна Игнатова с сыном Я родился в октябре 1958-го Фото: из личного архива П. Соколова

За общий стол с гостями при нем меня никогда не сажали, что, как понимаю сейчас, абсолютно правильно. Да я и не стремился. Но однажды решил попробовать, что же такое пьют взрослые. И начал сливать в одну содержимое нескольких рюмок после застолья. За этим и застал меня Вэ-Вэ. Дело было в Валентиновке. Я ждал реакции, замечаний, но их не было. На следующий день он позвал меня к себе. На столе стояла бутылка водки. Белокуров налил в граненый стакан чуть больше половины: «Никогда ничего не делай исподтишка. Хочешь попробовать и понять, что это за гадость, — выпей. Только сразу и все. Тогда поймешь». Вэ-Вэ еще немного долил. Силуэт матери угадывался в глубине коридора. Думаю, она не поддерживала этот радикальный эксперимент. Но Белокуров умел убеждать. Он был уверен, что я «сдам назад», скажу, что все понял. Знал, что я понятливый. Но коса нашла на камень. Я сжался в кулак, взял стакан и молча начал заталкивать водку в себя. Гадость действительно была редкая и теплая. Но сдаваться не имел права. И затолкал. Думаю, в этот момент Вэ-Вэ похолодел: больше ста граммов водки для мальчика за один прием могли оказаться фатальными.

Я повернулся и молча пошел по лестнице к себе наверх. Внизу послышались шорохи, нервный шепот. Я закрыл дверь, и меня почти сразу стошнило. Но вдруг очень скоро я почувствовал облегчение и веселье. Потянуло на улицу, я вылез через крышу, удачно спрыгнул и отправился гулять. Не помню, к скольким приятелям зашел, но помню, как смотрели на меня их родители. Больше Вэ-Вэ со мной не экспериментировал.

Белокуров вел курс во ВГИКе. Он взял Кюнну преподавать актерское мастерство. И она нашла себя в этом. Мать была отличным педагогом. К нам иногда веселой компанией приходили заниматься их студенты. Я чувствовал, что маму и Вэ-Вэ они любят и уважают. Мне это льстило и нравилось. И студенты очень нравились. Особенно студентки. Это было отличное время.

В 1970 году летом мы поехали в Крым. Белокуров снял небольшой домик в Морском: между Судаком и Алуштой. И отбыл на съемки. Потом он повез нас по изумительной дороге в Ялту, где мы сначала ходили на шхуне «Атлантика», а потом отправились в круиз.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

МакSим МакSим певица, композитор
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй