.

Сын Кюнны Игнатовой: «Не знаю, чем накачали мать, но такой я ее еще не видел...»

Петр Соколов, сын актрисы Кюнны Игнатовой, откровенно рассказал о своей матери.
Кюнна Игнатова Тогда в год выпускалось немного фильмов, поэтому те, кто снимался, получали всесоюзную известность. А у матери — сплошь главные роли Фото: из личного архива П. Соколова

Не думаю, чтобы Александр Дик стоял во главе всего этого, его, вероятно, тоже использовали. Кто? Не знаю. Да и какая разница? Но много позже мать рассказала мне, как эта самая Алла попросила у нее дедов орден Ленина и не вернула. Может быть, «ноги растут» откуда-то оттуда? А может быть, и нет...

В общем, очень скоро меня разыскали, попросили приехать в то же отделение милиции, чтобы совместно забрать оба заявления и отказаться от взаимных претензий. И мы впервые за долгое время увиделись с Кюнной. Она сидела в дальнем конце двора на лавочке. Мне стало вдруг так ее жалко, почти до слез. Но я сразу подавил это. Я был еще очень возмущен...

Рядом с ней стоял Дик, еще кто-то. Я пришел один. Мы не разговаривали, поднялись, расписались. Они ушли. Седой человек меня задержал и спросил с улыбкой: «Ну что, заявление о клевете и шантаже писать будете? Перспектива стопроцентная». Стало понятно, что все факты проверены и подтверждены. «Да шучу я, шучу, — продолжил он. — Знаю, что нет. И не переживайте, они больше не будут». Это он сказал довольно жестко, и я ему поверил.

Через несколько дней меня вызвали на разговор в по-прежнему пустующую квартиру на Станиславского. Приехали с каменными лицами три подруги матери во главе с Любой Стриженовой. Они знали меня как облупленного. Я их любил как родных. Мне было весело глядеть на серьезные неподвижные лица. Было видно, что они еще цепляются за надежду: а может, все-таки что-то было? Потому что иначе — как смотреть мне в глаза, ведь они тоже поверили в этот бред. Я не оставил им шанса:

— Скажите, вы действительно верите, что я в состоянии поднять руку, даже не на мать, просто на женщину? Посмотрите мне в глаза и скажите.

Повисла пауза. И золотая моя тетя Люба, ушедшая потом в монастырь, как будто очнулась:

— В самом деле, какой-то бред, наваждение...

И все ожили. Но с матерью я тогда не мог примириться, не было сил. И квартиру было решено разменять. Через несколько месяцев мы разъехались, и все медленно, но верно стало восстанавливаться. Это походило на временное помешательство, которое могло перерасти в настоящее, если бы не дано было его остановить. Для меня так и осталось загадкой, что произошло с Кюнной, что с ней сделали, чтобы она подписала то, что было написано. Один раз, значительно позже, я решился на этот вопрос. И сразу понял, что зря. Больше к этой теме мы не возвращались никогда.

В 1986 году я, бросив НИИ культуры, бежал из столицы. По наводке приятеля отправился в Соловецкий музей-заповедник. Но ощутив в музее знакомую атмосферу советского научного коллектива и услышав, что в лесхозе требуется лесник, я упросил принять меня.

И оказался один в Савватиевском скиту на берегу Долгого озера. Когда после короткого сна в нескончаемый полярный день я выходил из дома — над стеной леса за темной протокой озера взгляд сразу находил купол церкви на горе Секирной, километрах в трех от меня. И в этой звенящей тишине вдруг приходило ощущение, что я забыл сделать что-то главное. То, без чего нет возможности начать день... Это было не рассудочное умозаключение, это была внутренняя потребность. Молиться я не умел, крестился-то всего года два назад. Но «Отче наш» кое-как вспомнил и, добавив к молитве несколько искренних слов, сразу ощутил, что теперь все на месте и можно жить дальше.

Первый приезд на Соловки закончился неожиданно: без меня одну из написанных мной еще в Москве пьес моя будущая, уже последняя, третья жена отнесла на Всесоюзный конкурс драматических произведений о молодежи. Мои «Соучастники» вошли в число лауреатов. Пришлось возвращаться. Я получил саму премию и ее рублевый эквивалент — таких денег никогда еще в руках не держал. «Соучастников» сразу купило Министерство культуры РСФСР, потом оно приобрело и вторую мою пьесу...

С матерью мы тогда общались постоянно. Я ездил к ней на Нижнюю Масловку, сидели допоздна, нам было о чем поговорить. Я не вспоминал того, что предшествовало размену, уже уверился: сама она не помнит ничего, помнит только то, что ей впоследствии рассказывали, что она вообразила.

И еще я понял, что Саши Дика в ее жизни стало значительно меньше. Нет, они постоянно то сходились, то расходились. Приезжали ко мне, были даже на последней свадьбе, причем совершенно без приглашения. И потом появлялись, иногда пересекаясь с моим отцом, который садился за фортепиано, и они с мамой прекрасно пели «Старый клен» или «Артиллеристы, Сталин дал приказ...». Говорят, когда они жили вместе, у них был самый красивый актерский дуэт. Я был им рад. И на Дика не держал зла. Уже начинал понимать, к чему должен быть готов человек, приезжающий в столицу один, не имея ничего. Ему надо не просто выжить, а пробиться. Без знакомств, тылов, денег. И он будет любыми средствами бороться за каждый клочок, который удастся урвать. Всеми правдами и неправдами. Кто ему сын любимой женщины? Ненужное приложение. С Диком я тоже никогда не говорил о том, что случилось. Легко быть великодушным, когда у тебя самого все в полном порядке...

«Соучастников» взяли несколько театров. Среди них — ЦАДТ (нынешний РАМТ) и ленинградский «Ленком». Для пьесы молодого автора просто невероятно. В ЦАДТ спектакль вышел в конце 1987-го. На премьере встретил Олега Стриженова, который наговорил кучу приятных слов. Потом был мой первый банкет в ресторане ВТО. Конечно, я позвал мать, видел, как она гордится мной, хотя делала это очень тактично. Потом пришел Бородин — худрук ЦАДТ. Он увидел Кюнну и замер. Потом спросил у нее, как она здесь оказалась. Ответил я:

— Ну как мать не позвать?

Кюнна Игнатова твоя мать?! — Бородин изумился так, что все рассмеялись.

А я был уверен, что он в курсе. Мне показалось, что Алексей Владимирович как-то особенно относится к ней, и уже давно. Может быть, был влюблен, кто знает... Но мне было приятно. Понимаете? Приятно, что я сам... Сразу вспомнил, как лет семь назад Козаков воскликнул: «Ты сын Кюнки?!»

А потом она поехала с нами на ленинградскую премьеру. Там был совсем другой масштаб — огромный зал тысячи на полторы мест, набитый битком. Молодого автора вывели на сцену и минут пятнадцать не отпускали.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Жанна Фриске Жанна Фриске певица, актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй