Жан Рено: «Я люблю свою жену — и точка!»

Обаяние этого французского актера просто неподражаемо.
Мария Обельченко Нью-Йорк
|
13 Февраля 2009
Жан Рено
Фото: Russian Look

Прославленный французский актер Жан Рено по-английски говорит с очаровательным французским акцентом. У него мудрые, очень добрые и немного печальные глаза. И фирменная «трехдневная» щетина на лице. И все это не мешает артисту, пожалуй, чаще, чем кому-либо из его европейских коллег, сниматься в самых успешных голливудских проектах и по праву считаться звездой по обе стороны Атлантики. Рено любят женщины, обожает публика, с ним дружат президенты и полицейские.

Неудивительно — обаяние 60-летнего актера и впрямь неподражаемо…

— Прежде всего хотелось бы вас от души поздравить — ваша жена ждет ребенка, вы снова, в пятый раз, станете отцом. Какие испытываете ощущения?

— Да, Зофия беременна. (Зофия Борука — третья жена Рено, они поженились во Франции в июле 2006 года, свидетелями на свадьбе были Николя Саркози и Джонни Холлидей. — Прим. ред.) Конечно, я очень счастлив, что она решилась на такое. Ведь я уже немолод, мне 60 лет, и с ее стороны это очень мужественный шаг. Но я всегда предоставлял такие решения своим женам, потому что уверен — только женщина имеет на них право. Мужчина обязан нести ответственность и воспитывать своего ребенка, но он не имеет права требовать от женщины, чтобы она рожала или наоборот.

Но я боюсь, очень боюсь! Вдруг я не смогу долго быть отцом этому малышу? Или буду болеть и не смогу с ним проводить время—болтать, играть в футбол и баскетбол? Всякое может случиться. Поэтому я больше всего на свете опасаюсь даже не смерти, нет, — болезни. Тяжелой, изнуряющей болезни, которая не дает человеку возможности вести нормальный образ жизни, мучает всех вокруг. Смерть не так страшна, ты умер — и все, финита ля комедия. А вот болезнь… Когда я смотрю на нашего замечательного актера, великолепного Жан-Поля Бельмондо — он наполовину парализован, — не могу удержаться от слез… Я осознал, как коротка жизнь, когда мне исполнилось 50 лет. Тогда-то и понял, что нужно как можно больше любви и внимания отдавать любимой женщине, детям, дорогим тебе людям.

Вместо того чтобы тратить драгоценное время на самоутверждение.

— Вы много времени проводите в Америке, снимаетесь в американских фильмах, вот скоро «Розовая пантера 2» выходит на экраны с вашим участием. Наверное, нелегко жить на две страны?

— У меня есть квартира в Нью-Йорке, я люблю этот город, именно здесь я встретил свою жену. Глупо перечислять, я так думаю, все, чем интересен Нью-Йорк, — об этом всем известно и миллион раз уже было сказано. Мне лично больше всего нравится, что в Нью-Йорке можно выйти из дома и тут же затеряться, исчезнуть, и никто тебя не узнает. Были времена, когда я с большой неохотой покидал Францию, — однажды даже отказался от роли в «Матрице». Съемки должны были проходить в Австралии и длиться около пяти месяцев, и я категорически не мог тогда пожертвовать своей личной жизнью, привязанностями, семьей ради кино.

Потом стало проще. Детей я приспособился оставлять со своей сестрой, или она их привозит ко мне, если мои бывшие жены, их матери, заняты. (Первая жена актера — Женевьева Рено, у них дочка Сандра и сын Микаэл; вторая, Натали Дышкевич, тоже родила Рено мальчика и девочку — Тома и Серену. — Прим. ред.) Теперь же старшие дети выросли и могут путешествовать сами. А младшими я по-прежнему часто нагружаю свою прекрасную сестру! (Смеется.) Главное — правильно все организовать и надолго не разлучаться с ними, не оставлять их в одиночестве, видеться как можно чаще. Это непременное условие, иначе — ужас, чего только не приходит в голову, я очень волнуюсь за детей. А где быть с ними вместе, не так уж и важно.

Со Стивом Мартином в фильме "Розовая пантера-2"
Фото: BVSPR Sony

Хотя было чудесно, когда недавно последние каникулы Тома и Серены совпали с моими съемками в фильме, которые проходили на острове Бора-Бора. (Смеется.) Мы совсем неплохо провели там время! Вообще же я научился выбирать между семьей и работой, снимаюсь теперь не так часто, как раньше, — максимум два фильма в год. Хватит, больше мне не нужно. Странно даже: когда-то и представить себе не мог, что буду жестко планировать свой график. Но возраст есть возраст — никуда не денешься. Говорю «нет» — и все, хотя многие стали думать, что я стал с возрастом капризным. Но они неправы. Это как мой герой полицейский Понтон в нашем новом фильме «Розовая пантера 2» — его же недаром бросила жена. Она его бросила потому, что он всегда занят, его никогда нет дома. И это ведь правда — быть женой полицейского невероятно сложно, они очень часто разводятся, терпят неудачи в личной жизни, я точно знаю, потому что у меня много друзей в полиции.

Со своей второй женой моделью Натали Дышкевич Рено познакомился на Елисейских Полях. Свадьба состоялась в Провансе в 1996 году
Фото: ANGELI/FOTOLINK

Представьте — в два часа утра его вызвали на работу, и только через два дня он освободился! (Смеется.) И наш главный герой в исполнении Стива Мартина — инспектор Клузо — вовсе не карикатурный, мультяшный персонаж, а живой человек, несмотря на все свои комические эскапады. А все почему? Да потому что его ближайший друг и помощник, то есть я, более чем реальный! Меня, Понтона, жена выгоняет из дома, жить мне негде, и Клузо немедленно оказывается втянутым в эти отнюдь не комические проблемы.

— Словом, жизнь полицейских во многом схожа с актерской — и разводов так же много…

— О нет! Совсем не похожа! У нас, актеров, жизнь полна привилегий, мы счастливчики, никто не может нас заставить работать, если мы не хотим этого сами, и мы всегда заранее знаем свой график.

А бедные полицейские иногда вынуждены неделями сидеть в засаде и ждать, ждать, ждать... Не говоря уже о том, что нас, господ актеров, никто так не третирует, как полицейских, — у нас по сути и начальства-то нет как такового. Разве можно сравнивать? Если же вы намекаете на мои разводы и на то, что я женат в третий раз, то да, так получилось. Возможно, виной тому мое неумение и нежелание жить, как я это называю, «в стереосистеме» — когда есть и жена, и любовница! (Смеется.) Я не умею быть неверным, не могу изменять любимой женщине. Если я люблю, то категорически отказываюсь заводить шашни на стороне. У меня никогда не было двух женщин одновременно. Это не для меня, просто противоречит моей натуре.

На свадьбе с нынешней женой Рено Зофией Борукой свидетелями были Николя Саркози и Джонни Холлидей. Июль 2006 г.
Фото: KCS PRESSE/FOTOLINK

Никогда не мог так (понижает голос, оглядываясь, делает вид, что говорит по телефону): «Дорогая, ты знаешь, я сегодня не смогу вернуться к ужину, заболел мой друг, нужно его навестить!» — или что-то в этом духе. Никогда. Я люблю свою жену — и точка.

— Это благодаря вам Зофия получила возможность сняться в фильме «Розовая пантера 2»?

— Да нет, конечно. Просто Зофия родилась в Англии — она одинаково хорошо говорит по-французски и по-английски, а поскольку у нас в картине действует международная команда сыщиков — Энди Гарсия представляет Италию, Айшварья Рай — Индию ну и так далее, то мы все говорим по-английски каждый со своим акцентом, и это, по-моему, очень смешно. А моя жена давно работает со мной в качестве преподавателя английского.

В том числе и во время съемок «Розовой пантеры 2». Ну и оказалась в кадре ровно на 20 секунд, что тут такого особенного? Я пригласил и уговорил сняться в фильме моего близкого друга Джонни Холлидея, это правда. Живет он последнее время в Лос-Анджелесе, но мы всегда с ним на телефонной связи, я храню все его записи, слушаю его песни и знаю, что могу на него во всем положиться. Так вот Джонни согласился, и, по-моему, он очень хорошо сыграл свою роль в «Пантере». Хотя была одна проблема — дело в том, что к Джонни во Франции (а съемки проходили в Париже) относятся как к французскому Элвису Пресли, и поэтому отпускать на его счет шуточки мне бы никто не позволил. Я имею в виду французов, работавших на картине. А ведь все актеры друг над другом непрерывно подшучивали во время съемок, была такая чудесная атмосфера, и удержаться стоило больших усилий.

С сыновьями Томом и Микаэлом на отдыхе
Фото: ANGELI/FOTOLINK

(Смеется.)

— Ну хорошо, вы стали меньше работать, а чем занимаетесь в свободное время помимо семьи и детей?

— Во-первых, я много путешествую. Между Францией и Америкой — сегодня здесь, завтра там. У меня теперь нет дома в Провансе, с Провансом покончено, но есть квартира в Париже, и я ее очень люблю. Произвожу свое оливковое масло, этот бизнес тоже отнимает время, люблю готовить для друзей, приглашать их на обеды, я хорошо готовлю. Пописываю кое-что для сцены, надеюсь когда-нибудь написать пьесу и сыграть в ней. Я ведь начинал свою карьеру в театре. Пока же пишу для одного своего друга, он известный комедийный актер во Франции, а раньше работал в Касабланке, где я родился и провел свое детство и юность, — у нас с ним много схожего.

(Настоящее имя Жана Рено — Хуан Морено, его родители-испанцы уехали в Марокко, спасаясь от режима диктатора Франко, а потом эмигрировали во Францию. — Прим. ред.) Я очень люблю музыку, когда-то мечтал стать композитором, дирижировать огромным оркестром. Пока что удалось только выступить в качестве режиссера-постановщика в Туринском оперном театре. Когда работал, все время завидовал дирижеру, глаз не мог оторвать от его рук — мне всегда казалось, что, научись я дирижировать, сразу пойму, как сочинять музыку. Но с некоторых пор самое важное для меня занятие — благотворительность.

— А когда и почему вы поняли, что хотите заниматься благотворительностью, была ли какая-то конкретная причина или же это просто вопрос имиджа, как сейчас принято у многих знаменитостей?

— Нет, имидж тут ни при чем.

У меня во Франции есть друг, профессор медицины, который занимается болезнями, связанными с мозгом человека. Их много, и это страшные болезни. И с каждым годом — такова статистика — все большее количество людей ими заболевает. Чтобы бороться с этим, нужно, естественно, проводить как можно больше исследований, невероятно дорогостоящих. Мы должны в ближайшие несколько лет собрать около 60 миллионов евро, чтобы в Париже построить специальные исследовательские центры — сейчас их не хватает, — и я этим активно занимаюсь.

— Несмотря на все страхи, выглядите вы прекрасно, и вам могут позавидовать не только ровесники, но и мужчины помладше.

В чем секрет? — простите за такой сугубо женский вопрос.

— Я не ем и не пью целыми днями! (Смеется.) Соблюдаю умеренность, занимаюсь физкультурой, никогда не принимаю всякие дурацкие лекарства — даже когда у меня бывает депрессия, стараюсь обходиться без транквилизаторов, дающих, как известно, массу побочных эффектов. Ну и конечно семья и дети — это главный стимул держаться, сохранять форму. К тому же семья, дети, любимая жена способствуют тому, что мужчина пребывает в хорошей форме, это же очевидно.

— Вы много снимаетесь в Голливуде, в самых успешных фильмах. В чем разница между съемками в американских фильмах и в европейских?

— В скорости и времени.

«Я не умею быть неверным, не могу изменять любимой женщине. Возможно, в этом причина не только моих счастливых браков, но и разводов»
Фото: GAMMA/EAST NEWS

В Европе все очень быстро происходит – гораздо меньше времени на съемки. А в Америке чувствуешь всегда мощь и ритм киноиндустрии. Больше времени, больше денег, следовательно, более комфортно работать, не нужно торопиться, бежать, спешить. Даже во время производства огромных блокбастеров. Вот, собственно, и все. Лично я в конце съемочного дня чувствую себя одинаково на любой съемочной площадке.

— Вы сильно огорчаетесь, когда фильм с вашим участием не слишком нравится публике, критикам?

— Нет. Я знаю, что успех зависит от публики, мы все, актеры, у нее в руках. Но я был бы безумцем, если бы каждый раз говорил себе что-то вроде: «Если мой фильм не произведет фурора, я умру».

Для меня кино — это всего лишь кино, не вопрос жизни и смерти. К тому же я не Чарли Чаплин, да и не много их сейчас вокруг, поэтому не стоит так уж переживать о неудачах.

— Это правда, что бывший президент Франции Жак Ширак лично попросил продюсеров и режиссера знаменитого фильма «Код Да Винчи» взять вас на роль полицейского комиссара Безу Фаша?

— Нет, это миф. Вернее, дело было так. Жак действительно предложил на встрече с продюсером пригласить меня в картину, но он просто не знал, что меня уже давно утвердили на роль Безу Фаша. И все равно его никто не собирался слушать. Он хотел, чтобы главную героиню играла Софи Марсо, но продюсеры и режиссер Рон Хоуард тоже давным-давно утвердили Одри Тоту.

Что же касается меня, то я узнал только в первый съемочный день — мы снимали одну из главных сцен в Лувре, — что автор романа «Код Да Винчи» Дэн Браун писал характер моего героя, имея в виду как раз меня. Я ведь столько раз играл в своей жизни крутых полицейских, что, видимо, ему этот мой образ чем-то приглянулся. Конечно, я был очень польщен и горд.

— Но не станете отрицать, что и Жак Ширак, и нынешний президент Франции Николя Саркози — ваши близкие друзья?

— Конечно, нет! Я работал с Шираком в Японии, был кем-то вроде посла при нем, много ему помогал. С Николя же мы 15 лет жили буквально дверь в дверь, были соседями. Он стал и моим свидетелем на свадьбе с Зофией в 2006 году. Но мы никогда — не поверите — не говорили и не говорим с ним о политике.

Я был рад, когда Николя женился на Карле Бруни, ведь после развода со своей женой он был сильно подавлен и расстроен. Карла мне очень нравится. Как и большинству французов. Она умеет честно и открыто обо всем говорить, способна перечить своему мужу, не соглашаться с ним, а это ценное качество! (Смеется.) Быть влюбленной, но уметь отстаивать свое мнение — невероятно привлекательно. Я всегда симпатизировал таким женщинам. Особенно если они поднимали дух моим близким друзьям! (Смеется.)

Подпишись на наш канал в Telegram



Новости партнеров

популярные комментарии
Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.



Звезды в тренде

Ксения Бородина
актриса, телеведущая
Ольга Бузова
актриса, певица, телеведущая
Анастасия Макеева
актриса, модель, певица
Полина Гагарина
автор песен, актриса, певица
Анна Дзюба
певица