[AD]

Виктор Логинов: «Очень боюсь, что жена меня бросит»

«Я для себя решил, что никогда не пойду налево. Зачем? Хотя, конечно, искушений и соблазнов вокруг миллион».
Наталья Дьячкова
|
01 Марта 2012
Фото: Юрий Феклистов

«Год назад на родине, в Кемерово, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев наградил меня медалью «За веру и добро». Это, конечно, поистине фантастическое событие для Витьки Логинова — самого обычного пацана с рабочей окраины нашего города. Но что бы стало со мной, если бы я в свое время не уехал из Кемерово, не сумел вырваться из той среды, в которой рос? Ведь ни одного из моих друзей детства уже нет в живых», — говорит актер и телеведущий Виктор Логинов.

— Как и все мои друзья детства, я был взрощен улицей.

Взрослые работали, а мы были предоставлены сами себе, никого из нас родители не пасли. Мой отец всю жизнь трудился электриком на оборонном заводе «Прогресс», а мама работала на разных предприятиях аппаратчицей, начальницей смены. Наш район находился на самой окраине Кемерово, в промышленной зоне. Вокруг заводы, комбинаты, шахты, стройки, котлованы. Вот такое раздолье для детворы! Мы с пацанами вечно носились по стройкам, играли там в прятки, догонялки. Чего только не творили! Из остатков топлива для ракет, которое буквально валялось под ногами, «намывали» порох и делали бомбочки, взрывали их на пустыре. Хорошо хоть недодумались проводить эксперименты в школе, а то бы все там разнесли к чертовой матери. Но мы и в стенах школы хулиганили постоянно — «дымовухи» в класс подбрасывали, короткие замыкания устраивали, из рогаток пуляли по окнам.

Дрались довольно жестко, устраивали массовые разборки, мерились силой. Но злобы, агрессии в нас не было. Сразу оговаривалось, что деремся до первой крови и без поножовщины… Стыдно признаться, но мы с пацанами тырили арбузы на овощебазе, а на хлебозаводе знали все закоулки — случалось, таскали там свежеиспеченный хлеб. Как-то не удалось проскочить незамеченными, грузчики нас поймали — дали пенделя, за ухо оттаскали и отпустили с миром. Почему мы это делали? Ведь не голодали — были обуты, одеты, накормлены. Просто это было целое приключение — самим добывать горячий, вкуснющий хлеб!.. Так что я был тем еще типчиком. Разумеется, родители старались пресечь мои хулиганства. Папа мог отругать, запирал дома на несколько дней, но ни разу на меня руку не поднял, хотя было за что. Он и мне внушал, что нормальный мужик никогда не позволит себе ударить женщину или ребенка, потому что недопустимо обижать тех, кто слабее тебя.

Так вот, отец был в отношении меня воплощением железного терпения. А вот мама била нещадно. Она считала, что одними разговорами и внушениями ничего не добьешься, поэтому придерживалась метода физического воздействия — воспитывала меня шлангом от стиральной машинки «Сибирь-М». Сейчас-то я понимаю, что она меня очень сильно любила, а жестко наказывала от бессилия, не зная, как еще вразумить безбашенного отпрыска. Но в детстве яростно сопротивлялся насилию и обижался на маму страшно. Правда, чтобы наказать, меня еще надо было догнать. А моим надежным укрытием была родительская кровать, из-под которой невозможно было меня вытащить. Я забивался под нее и оттуда корчил маме рожи, обзывался.

С коллегами по ситкому «Счастливы вместе»: Натальей Бочкаревой, Дарьей Сагаловой, Александром Якиным, Юлией Захаровой и Павлом Савинковым С коллегами по ситкому «Счастливы вместе»: Натальей Бочкаревой, Дарьей Сагаловой, Александром Якиным, Юлией Захаровой и Павлом Савинковым Фото: Канал ТНТ

Она негодовала: «Ничего, вот вылезешь, я тебе покажу! От твоей попы одни клочки останутся». Но потом у нее воспитательный запал утихал, и она меня прощала… Но кто действительно много со мной возился, так это брат Женька — он был старше на десять лет. Учил уму-разуму, вправлял мне мозги, во всем стремился помочь. Женька был красавец — высоченный, плечистый, спортсмен, имел черный пояс по карате. Я тоже по его примеру занимался самбо, дзюдо, в разные кружки ходил во Дворец пионеров. Так что Витька Логинов не только по улицам болтался и всякой дурью страдал! Брат много читал и меня заставлял — благодаря ему я полюбил книги. Все книжки, что были у нас дома, перечитал: собрание сочинений Дюма, Драйзера, Мориса Дрюона, Жюля Верна, в 14 лет буквально проглотил «Мастера и Маргариту»… Женька был для меня авторитетом — не пил, не курил, служил пограничником на Дальнем Востоке, вернулся домой с кучей боевых наград.

После армии он окончил транспортный техникум и сел за баранку — водил автобусы, маршрутки. Быстро женился, у него родился сын Руслан. Мой любимый брат Женька умер в 37 лет. Я его догнал — мне недавно стукнуло столько же… Брата убил инсульт. Внешне он был таким молодым, физически здоровым. Но загнал себя: денег не хватало, и он все крутил свою баранку без выходных, не отдыхал вообще… Я тогда жил в Екатеринбурге. Мне позвонили из больницы, куда его доставили с инсультом. Он был еще живой. Я тут же купил билет на самолет, чтобы лететь к нему. Но не успел. Вторая волна инсульта, и все… Я никогда не смогу понять: почему он ушел в расцвете лет? Почему бросил меня? У него осталось двое сыновей. Ближе Женьки у меня никого не было.

Мы могли ссориться, драться, посылать друг друга далеко и надолго, но брат всегда готов был выслушать меня, поддержать. Пусть мы жили далеко друг от друга, редко виделись, но пока Женька был жив, я крепко стоял на земле. Есть боль, которая сидит глубоко в сердце. От нее избавиться невозможно, просто со временем привыкаешь с нею жить… Мама тоже ушла внезапно. Сердце… Ей было всего-то 52 года. Ошеломляющее горе… Прошло уже 15 лет, а я, по-моему, до сих пор не смирился с ее смертью. Считаю, что родным людям можно все простить — ложь, обиду, оскорбление, предательство. Все, кроме смерти…

Так вот, я своим братом всегда гордился и родителей искренне уважал — они были обычными трудягами, честно делали свое дело. И все равно у меня была своя тайная жизнь, о которой родные не знали.

«Нелепо себя чувствуешь, когда приходится доказывать, что твои дети — действительно твои» «Нелепо себя чувствуешь, когда приходится доказывать, что твои дети — действительно твои» Фото: Фото из семейного альбома

Я шухарился, вел себя осторожно. В десять лет начал курить, а в четырнадцать попробовал марихуану. Мною двигало простое любопытство, хотелось испытать какие-то необычные ощущения. Сейчас ужасаюсь — ведь мог увязнуть во всем этом, ходил по самому краю. Но, к счастью, до экспериментов с сильными наркотиками дело не дошло. Бог уберег… Мой близкий друг Пашка Киваченков умер сразу же после первой пробы героина — передозировка. Вколол себе слишком много этой гадости… Ему было 15 лет. Это была моя первая большая потеря, мы с Пашкой выросли в одном дворе… И у меня как отрезало! Я понял, что не хочу вот так нелепо, по глупости распрощаться с жизнью, такой исход меня не устраивает… Вообще начало 90-х — страшное время, смутное. Я терял друзей и знакомых одного за другим. Кто-то ушел в иной мир из-за наркотиков, кто-то погиб в бандитских разборках, кто-то попал в Чечню и вернулся оттуда в цинковом гробу.

А многие попросту со временем спились… Мне, к счастью, удалось вырваться из этого порочного круга. Повезло… Совершенно неожиданно для себя я увлекся театром.

Как-то мы с другом Сашкой гуляли по центру Кемерово. Мы часто мотались туда развеяться, прикоснуться к цивилизации. В центре было красиво, празднично, весело: яркие вывески, кафешки, магазины. И вот слоняемся по городу и натыкаемся на объявление: «Гимназия № 41 объявляет набор детей четырнадцати лет в классы: физико-математический, юридический, литературно-театральный». А нам как раз по четырнадцать лет было. Смотрим списки. В театральный класс записались практически одни девчонки. Говорю Сашке: «Давай сюда запишемся.

Смотри, сколько девочек, прикольно». Он с радостью поддержал мою идею… И началась у нас новая интереснейшая жизнь! Занятия проходили в областном театре драмы, мы сами ставили спектакли, репетировали. А после окончания школы все получили трудовые книжки и были приняты в новый театр, который организовал наш преподаватель по актерскому мастерству. Мы назвали его Театр драмы и комедии для детей и молодежи «На Весенней». И к тому же всех нас автоматически зачислили на первый курс в Екатеринбургский театральный институт — мы учились на заочном отделении… Казалось бы, все так удачно сложилось, живи да радуйся. Но я все бросил — театр, институт — и уехал в Питер. Любовь нечаянно нагрянула и поманила меня за собой… (Смеется.)

С первой женой я познакомился на острове Сахалин.

«Мы исколесили всю Кемеровскую область — вытаскивали живых и мертвых после взрывов в шахтах». 1997 г. «Мы исколесили всю Кемеровскую область — вытаскивали живых и мертвых после взрывов в шахтах». 1997 г. Фото: Фото из семейного альбома

Было лето, 1994 год. Ребята позвали туда на заработки — на рыбозаготовки. Мы там провели три месяца. И оттуда я вернулся влюбленным. Наташа тоже жила в Кемерово, а на остров Сахалин ездила в отпуск. Она по первому образованию физик, а в тот период, когда мы встретились, училась в Питере в университете на психолога. К тому же Наташа была старше меня на одиннадцать лет и у нее имелся сын, восьмилетний Макс. Возможно, кого-то это смутило бы, но меня, девятнадцатилетнего, эти обстоятельства нисколько не пугали. Молодость не ведает страхов и сомнений… Наши отношения развивались очень стремительно. В январе, когда мы уехали в Питер, Наташа была уже беременна. Макс остался в Кемерово с бабушкой… Мы поселились в общежитии, которое находилось в Петергофе. Наташе от университета выделили маленькую комнатку.

А я первым делом отправился в СПбГАТИ. Куда еще податься актеру? На вахте объяснил ситуацию коротко: дескать, хочу в вашем институте учиться. Женщина, к которой я обратился, покрутила пальцем у виска: «Молодой человек, вы дурак?! У нас вступительные экзамены в августе». Но я настаивал, что мне очень-очень надо именно сейчас. И тетенька посоветовала обратиться к мастеру первого курса Игорю Петровичу Владимирову. Я — прямиком в Театр Ленсовета. Там на вахте соврал, что Игорь Петрович мне назначил встречу, ждет. Ворвался к нему в кабинет. Там еще сидела актриса Ольга Волкова. И я протараторил с порога: «Игорь Петрович, здравствуйте! Я — Витя Логинов, приехал из Сибири. Я артист, работаю в театре с пятнадцати лет, учился в театральном в Екатеринбурге. Но моя заветная мечта — учиться у вас!

Возьмите меня к себе, пожалуйста!» Повисла пауза. Владимиров и Волкова долго меня «сканировали», а потом Игорь Петрович сказал: «Ну, если хочешь, учись. Возьму тебя вольным слушателем, а там посмотрим». Игорь Петрович был потрясающий человек, я ему безумно благодарен за шанс, который он мне дал. Мы с ним были очень похожи внешне — оба носатые, улыбки один в один. И, видимо, еще и потому, что я так внезапно появился на его курсе, по институту поползли слухи, что я внебрачный сын Владимирова… (Смеется.) А потом я так же внезапно исчез, проучившись всего-то полтора года. Не получилось у меня зацепиться в Питере. Было очень тяжело. Мне, вольному слушателю, не полагалось ни стипендии, ни жилья. А тут еще рядом жена беременная… Поскольку в институте я пропадал с утра до вечера, подрабатывать мог только в один свой свободный день в неделю — устроился грузчиком на вокзал.

Этих денег хватало на самое необходимое — хлеб, молоко, творог для Наташи. Картошка и сосиски — это для нас был уже праздник. Как-то я привез из Кемерово мешок риса — 50 килограммов. И мы долго им питались, ели его просто с обжаренным в масле луком. А однажды на вокзале разгружали сыр, и мы с «коллегами» украли по паре сырных голов. И я с этой добычей приперся в общагу к жене. Мы были просто счастливы! Варили из сыра супы, жарили его, плавили, меняли на сахар, мясо… Понятно, что так, считая гроши на еду, нереально жить долго. Наташа уехала рожать в Кемерово, появилась на свет Анька. Поженились мы за четыре месяца до рождения дочки, а сына жены я, разумеется, усыновил. Как иначе? По-другому поступить не мог. Год я метался между Питером и Кемерово. Дочь росла без меня. Это очень угнетало. И вообще я прекрасно понимал, что поскольку сам захотел создать семью, никто меня насильно туда не тащил, то должен быть рядом с женой и детьми и обеспечивать им достойную жизнь.

«Пап, круто, ты вполне можешь сойти за моего парня», — говорит мне старшая дочь Аня» «Пап, круто, ты вполне можешь сойти за моего парня», — говорит мне старшая дочь Аня» Фото: Фото из семейного альбома

Так что другого выхода у меня не было, кроме как вернуться в свой город…

Об актерской профессии решил забыть. Надо было деньги зарабатывать. А где можно хорошо заработать? На шахте. Помню, как впервые спустился в «проходку». Над тобой 750 метров земли, вокруг кромешная темнота, гнетущая тишина. Жутко! Включаю лампу, прикрепленную к голове, оглядываюсь, и становится еще страшнее. От ужаса зажмуриваю глаза и вдруг ясно вижу себя на сцене, передо мной полный зал людей, и они мне аплодируют. С трудом сдержал слезы, такая тоска взяла… Но в принципе быстро свыкся с новой обстановкой. Подружился с мужиками.

Они как-то прознали, что я учился в театральном, хотя я сам это не афишировал, и ко мне тут же прилипла кличка Артист. Подшучивали постоянно надо мной: «Эй, Артист, а ну-ка изобрази нам что-нибудь! Забацай монолог Офелии! Просим, просим». Подкалывали они меня беззлобно, я не обижался… Три года проработал в шахте, а потом устроился в отряд спасателей. Вот уж насмотрелся ужасов! Мы исколесили всю Кемеровскую область — вытаскивали живых и мертвых после взрывов в шахтах, ликвидировали последствия аварий, пожаров. Рисковал, конечно, — сам ведь мог остаться погребенным под завалами, но я старался об этом не задумываться, гнал от себя дурные мысли. Зато зарабатывал неплохо и радовался, что моя семья теперь ни в чем не нуждается. Однако сохранить ее все равно не получилось… Мы с Наташей прожили вместе целых семь лет.

И последние годы жили по инерции. Чувства куда-то испарились, и стало понятно, что нас в принципе ничего не связывает, кроме дочки. Но я никак не мог найти в себе силы уйти. Развод мне казался каким-то нонсенсом. Ведь мои родители всю жизнь провели бок о бок. Ругались, мирились, пугали друг друга разводом, расходились-сходились. Как-то разругались вдрызг. Не знаю, что между ними такого произошло, но они даже начали детей делить — обсуждали, с кем буду жить я, а с кем Женька. Но и этот конфликт как-то разрешился — они передумали разводиться… Ну и я думал, что ради спокойствия Аньки можно и потерпеть. Дочку обожал, и она тоже была ко мне очень привязана. Но я видел, что время идет, а становится только хуже и хуже — накапливается непонимание, раздражение, какие-то обиды. И ребенок не может не чувствовать, что между родителями дисгармония…

С мамой Валентиной Григорьевной, отцом Александром Николаевичем, старшим братом Женей и бабушкой Машей. 1976 г. С мамой Валентиной Григорьевной, отцом Александром Николаевичем, старшим братом Женей и бабушкой Машей. 1976 г. Фото: Фото из семейного альбома

Когда я все-таки решился и ушел из семьи, всем стало сразу легче: и мне, и бывшей жене. Слава богу, мы расстались по-человечески. И Ане я, кажется, сумел объяснить, что папа безумно ее любит и никогда не исчезнет из ее жизни. Наша связь с дочкой не прервалась, даже когда я уехал в Екатеринбург.

Я привык жить в семье. После развода вдруг ощутил себя очень одиноким, неприкаянным. В принципе не могу быть один… А тут на горизонте появилась Снежана — красивая девушка, актриса. Мы вместе работали в нашем театре на Весенней, куда я вернулся сразу после развода. Актерская профессия все-таки меня не отпускала. Но в Кемерово я не видел для себя никаких перспектив. Решил, что надо ехать в Екатеринбург, восстановиться в театральном институте и там устроиться в какой-нибудь театр.

В Екатеринбург я снова приехал со своим самоваром — с женой, которая была на шестом месяце беременности… (Улыбается.) Наш брак со Снежаной продлился всего семь месяцев. Я сразу понял, что ошибся, поспешил — мы абсолютно не подходили друг другу, как будто разговаривали на разных языках. Быстро разбежались. Бывшая жена с сыном остались жить в Екатеринбурге, но Митька, по сути, рос без отца. Конечно, я изредка навещал его, платил алименты, но этого мало. Ребенку отец нужен каждый день. Сын не ощущал отцовского тепла: я не читал ему сказки на ночь, не зацеловывал, не участвовал в его воспитании, не видел, как малыш растет, меняется, взрослеет… Сейчас ему уже десять лет, он живет с мамой в Москве. Но мы встречаемся очень редко. И всякий раз мне невыносимо тяжело его видеть.

Мучает чувство вины перед сыном, оно давит на меня. Ведь ему пришлось страдать из-за того, что я не смог выстроить нормальные отношения с его матерью. Между нами дистанция, и она уже никуда не денется. И от этого очень больно…

Я никогда не стремился в Москву, там провинциалов и без меня хватает. В Екатеринбурге за пять лет сделал кое-какую карьеру и был вполне доволен жизнью. Поначалу носился по городу с пустыми карманами и хватался за любую работу — в академическом театре драмы был не только актером, но и монтировщиком подрабатывал, по утрам трудился диджеем на радио, по вечерам вел в ресторанах какие-то корпоративы, а по ночам мы с приятелями-актерами ремонты в квартирах делали. Спал, бывало, три часа в сутки, но все время себя подбадривал: «Витя, держись!

«Какая интересная московская штучка», — решил я, увидев Ольгу» «Какая интересная московская штучка», — решил я, увидев Ольгу» Фото: Юрий Феклистов, место съемки: коттеджный поселок «Велегож-Парк»

Не парься! Жизнь наладится!» Потом меня даже стали узнавать в городе — я вел новости на местном телевидении. Появилась машина, я даже мог себе позволить отдых в Турции на двоих. (Смеется.) Короче говоря, все было отлично, и у меня даже мыслей не возникало что-то опять менять… Но один звонок все перевернул. Причем адресован он был не мне, а моей тогдашней девушке, тоже актрисе. Она выскочила в магазин, а мобильник оставила дома. И когда он зазвонил, я взял трубку. Подругу приглашали на кастинг для ситкома «Счастливы вместе», и я поинтересовался: «А мужчины-актеры вам, случайно, не нужны?» — «Очень даже нужны, приходите». Мой внешний вид совершенно не соответствовал образу Гены Букина — бородка, длинный хвост, сережка в ухе. И когда меня вдруг пригласили на дополнительные пробы в Москву, честно говоря, был в ауте.

Снова срываться с места, начинать все с нуля? Страшно… Мне уже тридцать, чай, не мальчик. А если в Москве ничего не получится, что я буду делать? В общем, меня раздирали сомнения… Сейчас даже боюсь думать о том, что мог струсить и отказаться от такого подарка судьбы. Ведь именно на съемочной площадке «Счастливы вместе» я нашел жену… Впервые увидел Олю на кастинге еще в Екатеринбурге — она была ассистентом американского продюсера ситкома. Эта девушка мне сразу запала в душу, подумал: «Какая интересная московская штучка». (Смеется.) Я довольно самоуверенная скотина, но, честно говоря, боялся быть отвергнутым, поначалу Оля показалась мне очень неприступной. Но она быстро раскрылась. Я увидел, что Олька живая, эмоциональная, глаза озорные, подурачиться любит, как я. Мы с утра до вечера работали бок о бок на площадке, а потом дружной компашкой перемещались на мою съемную квартиру — она располагалась в десяти минутах ходьбы от Киностудии имени Горького.

Общались, болтали, выпивали… Я, конечно, очень старался завоевать девушку, включил все свое обаяние. (Смеется.)

Ольга: Я прекрасно знаю актерскую сущность, не первый год работаю в киноиндустрии. Актеры привыкли играть и зачастую в жизни тоже играют. Поэтому к Вите сначала присматривалась, осторожничала. Но когда чувствуешь, что сердце при виде человека ёкает, трудно с собой бороться. У нас как-то быстро дружеские отношения переросли в служебный роман. (Улыбается.) Меня вообще тянет к необычным людям, а Витя удивительный рассказчик, очень интересный человек. И ухаживал небанально.

С женой Ольгой и их старшим сыном пятилетним Сашей С женой Ольгой и их старшим сыном пятилетним Сашей Фото: Юрий Феклистов

Ну какой мужчина в наше время будет, оставшись наедине с женщиной, читать ей с упоением стихи Пушкина, Есенина, Шекспира?.. (Смеется.) Витя меня поразил уже на первом свидании. Мы договорились посидеть в кафе, и он туда пришел не с букетом цветов, а с игрушечным Чебурашкой. Витя был похож на ребенка, когда дарил его мне. Я даже прослезилась… До сих пор с особым трепетом его храню и даже от детей прячу. Это моя игрушка.

Виктор: Этого старенького, потрепанного жизнью Чебурашку я обнаружил в своей съемной квартире. И мне показалось очень романтичным отдать его в хорошие руки, любимой девушке… Короче говоря, Олька очень быстро и легко вошла в мою жизнь. В ноябре начались съемки «Счастливы вместе», а в январе она уже переехала ко мне. Мы не строили каких-то глобальных планов на будущее, просто жили вдвоем, нам было хорошо.

И тут, в марте, Оля сообщает, что беременна! От неожиданности я растерялся, разволновался. А она, заметив мое замешательство, говорит так спокойно: «Не волнуйся, пожалуйста. Тебя это совершенно ни к чему не обязывает. Я сама буду решать эту проблему». Я опешил, взорвался даже: «О какой проблеме ты говоришь?! Это же наш ребенок! Как ты вообще могла подумать, что я могу отказаться от него?» Теперь уже Олька растерялась, начала бормотать, что глупость ляпнула. Для меня дети — это святое, вообще не существует вопроса, рожать или не рожать… Сашка появился на свет аккурат в годовщину нашего знакомства — 22 ноября. Ваньку мы тоже не планировали. И снова я был растерян и очень счастлив! Никогда не забуду Олиных глаз, когда она мне вручала кулек с Сашкой, а спустя четыре с половиной года — с Ванькой.

В ее глазах было безграничное счастье и еще не утихшая боль…

Два раза я прошел через довольно неприятную процедуру установления отцовства, потому что мы с Олей не были расписаны. Как-то нелепо себя чувствуешь, когда приходится доказывать какой-то строгой посторонней тетечке, что твои дети действительно твои. (Улыбается.) Почему, спросите, не женился? Честно скажу: боялся. После двух неудавшихся браков к штампу в паспорте стал относиться с большим предубеждением. Хотя прекрасно понимал, что Оля ждет от меня предложения, для любой женщины это важно — быть замужем официально. Но меня что-то останавливало, думал: «Сейчас у нас все отлично. А вдруг поженимся и все изменится? Что, если мы этой идиотской печатью нарушим что-нибудь в нашей налаженной жизни?»

Ольга: Я чувствовала метания Вити, понимала, что ему непросто на это решиться.

«Почему, спросите, не женился? Честно скажу: боялся. После двух неудавшихся браков к штампу в паспорте стал относиться с большим предубеждением»  «Почему, спросите, не женился? Честно скажу: боялся. После двух неудавшихся браков к штампу в паспорте стал относиться с большим предубеждением» Фото: Юрий Феклистов

И хотя мне очень не хватало какой-то определенности — все-таки мы живем вместе шесть лет, у нас двое детей, — но я продолжала терпеливо ждать, когда же Витя созреет. Хотелось, чтобы он как-нибудь необычно сделал предложение, чтобы уговаривал и слезно умолял выйти за него замуж, а я бы еще не сразу согласилась, взяла время на раздумья. (Смеется.)

Виктор: Но получилось все спонтанно. Мы просто проходили мимо

загса. Настроение было фиговое, мы накануне поссорились. И у меня вдруг родилось предложение: «Оль, может, пора нам пожениться? Пойдем заявление подадим».

Что-то я не заметил, что Олька долго раздумывала. (Смеется.) Мы по-тихому расписались, а потом отметили это событие в тесном семейном кругу — с мальчишками нашими, Олиными родителями, приехал мой папа из Кемерово. Это было в прошлом году, опять же в ноябре — этот месяц для нас знаковый. Собираемся еще с друзьями погулять на нашей свадьбе — хотим устроить красивый праздник на Бали. Хотя об этом пока только мечтаем. У меня сейчас такой вал работы, что об отдыхе приходится только мечтать. (Логинов продолжает сниматься в ситкоме «Счастливы вместе», ведет на канале ТНТ программы «Интуиция» и «Ешь и худей!», участвует в антрепризных спектаклях. — Прим. ред.) И детей практически не вижу, из-за чего дико страдаю. Но если у меня выходной, то я его полностью посвящаю детям, с удовольствием работаю папой. Сашка — один в один я сам в детстве, хулиганистый, шебутной, ни секунды на месте не сидит.

Ванька еще ползает, но его уже не догнать. А еще к нам часто приезжает из Кемерово моя старшая дочь Аня. Ей уже 17 лет, и, когда мы вдвоем идем по улице, Анька гордо заявляет: «Пап, круто, ты вполне можешь сойти за моего парня». Да уж, я по настроению могу одеться как тинейджер — яркая рубашка, рваные джинсы, серьгу в ухе ношу. (Смеется.) Аня в этом году оканчивает школу в Кемерово, скоро насовсем переедет жить ко мне. Она собирается стать психологом, и я хочу, чтобы она училась в Москве.

Ольга: Когда у нас родился первый сын, Витя все деньги, какие у него были скоплены, вложил в небольшую двухкомнатную квартиру. До этого мы с ним мотались по съемным. А перед рождением Вани купил квартиру побольше, потому что в маленькой мы с трудом уже умещаемся.

Сейчас мы в ней делаем ремонт. Там у Ани тоже будет отдельная комната. У меня, разумеется, были опасения, что Аня станет со мной каким-то образом соперничать, я же для нее совсем чужой человек. Но она умничка, у нее легкий характер — искренняя, открытая, позитивная. Она мне доверяет, делится своими переживаниями, я очень дорожу ее доверием. И братьев она просто обожает!

Виктор: Оля вообще, по-моему, с любым может найти общий язык. Даже со мной. (Смеется.) Я ужасный зануда, могу быть несдержанным, вспыльчивым, невыносимым. Порой меня несет — завожусь с полуоборота, ору на жену, на детей. А потом аж самому противно, стыдно становится. Мне очень сложно попросить прощения, но я заставляю себя это сделать, работаю над собой.

Оля хоть и обидчивая очень, но великодушно прощает мне мои слабости. Сам удивляюсь, как она меня терпит… Олька по натуре сильная личность, но, будучи мудрой женщиной, дает мне возможность быть в семье главным. Но я точно знаю, что я — голова, а жена — шея, и меня это полностью устраивает… (Улыбается.) Кажется, я наконец нашел женщину, которая меня понимает, чувствует, принимает таким, какой я есть. Но все равно, честно говоря, боюсь, что Оля меня бросит... Я очень ревнивый, а Оля, по-моему, даже ревнивее меня. Подозреваю, что все мои эсэмэски и письма в электронной почте регулярно прочитываются. (Смеется.) Но мне нечего скрывать от жены, пускай читает мои письма, если ей хочется. Я для себя решил раз и навсегда, что никогда не пойду налево. Зачем? Хотя, конечно, искушений и соблазнов вокруг миллион.

Поклонницы порой бросают недвусмысленные взгляды, попадаются среди них напористые, навязчивые. Но такие приключения мне совершенно не интересны. Можно заиграться и потерять все, чем действительно дорожишь. А для меня очень важно сохранить мою семью­… Тем более что планы у меня грандиозные — хочу создать родовое гнездо. В конце прошлого года купил землю в ста километрах от Москвы, на границе Московской и Тульской областей. Друзья присоветовали участок в строящемся поселке, заняли мне недостающую сумму денег. Теперь я, между прочим, сосед великого русского художника Василия Поленова, рядышком находится его музей-усадьба. Места там красивейшие — река Ока, вокруг леса, рядом с нашим участком колхозное поле и огромный овраг. Все коммуникации туда уже подведены, а весной начнем строиться.

Я привык все делать быстро, поэтому не собираюсь растягивать стройку надолго — планируем с Олей следующий Новый год встретить уже в нашем новом доме. Так что год будет тяжелым: надо новую квартиру доводить до ума, стройкой заниматься и много пахать, чтобы все это осуществить. Пока же я стараюсь выбираться с семьей за город на выходные — снимаю коттедж в поселке по соседству с нашим. Ваня еще маловат, а с Сашкой мы отрываемся по полной — кувыркаемся в снегу, катаемся с гор, на лыжах ходим. У меня тут какие-то новые чакры открываются, наслаждаюсь тишиной, покоем. Мечтаю, что у меня будет не просто дача, а родовое гнездо, где бы вся семья собиралась — приезжали мои дети, внуки, где бы мы все вместе отмечали дни рождения, Новый год. Хочу, чтобы отец лето проводил в моем доме.

Мы мало общаемся, а ему уже 72 года... Кстати, сам уже сейчас задумываюсь о том, чтобы обеспечить себе достойную старость. Чувствую, что пришло время осесть на одном месте. Не собираюсь больше кардинально менять жизнь. Хватит! Набегался… Хотя сидеть на попе ровно тоже не умею. Когда состарюсь, буду у себя на участке яблочки выращивать, на рыбалочку ходить. Вижу себя модным старичком — с ухоженной бородкой и на кабриолете. Дети и внуки скинутся и сделают мне такой шикарный подарок. И уж я их прокачу с ветерком! (Смеется.)


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Murishka

    #
    Интересная у него история, спасибо!
  • Ирина

    #
    какой Умница!)))главное не забывать отдыхать...
  • Феяфтанке

    #
    Молодец он! прочла с удовольствием

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Полина Гагарина Полина Гагарина автор песен, актриса, певица
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +