Цискаридзе об увольнении из Большого: «С самого начала знал, чем закончится»

«Сергей Филин позволил использовать себя против меня. А может, это и был его план. Но я на роль жертвы не гожусь…»
Николай Цискаридзе на церемонии «Золотая маска» Николай Цискаридзе на церемонии «Золотая маска» Фото: Александр Иванишин

30 июня стало последним днем работы в Большом театре народного артиста России Николая Цискаридзе, с которым руководство ГАБТа не продлило срочный контракт ни как с премьером балета, ни как с педагогом-репетитором. Затяжной конфликт разрешился наиболее предсказуемым образом. Правда, не факт, что в этой истории поставлена последняя точка.

— Выглядите подозрительно спокойным, Николай…

— По-вашему, я должен биться в истерике?

— То ли смирение обреченного, то ли знаете что-то и не говорите.

— Предупреждал: встречаемся не вовремя, но вы настаивали на интервью.

Сейчас мне нечего сказать. Кроме того, что впереди отпуск.

— Бессрочный.

— Какая разница? Я отработал двадцать один год, зачастую не имея возможности полноценно отдохнуть. Когда начал танцевать в Большом, много гастролировал именно в летние месяцы. За первые семь сезонов ни разу не ушел в отпуск. Ничего хорошего в этом нет. Потом закрыл бытовой вопрос, появилась крыша над головой, и стал отказываться от чрезмерных поездок.

Всех денег не заработаешь, на жизнь хватает — и ладно. Никогда не страдал желанием грести под себя: мне, мне, мне… Иначе воспитан.

— Планами на отпуск поделитесь?

— Я суеверный. Козерог и Бык. Не люблю рассказывать о том, что впереди. Однажды в молодости допустил ошибку, упомянув в интервью спектакль, в котором собирался танцевать. Он не случился. Все, больше ничего не озвучиваю.

— Официально вы уже пенсионер?

— И ветеран труда. Солисты балета, имеющие пятнадцать лет стажа, могут так поступать. Не стесняюсь своего шага. Бесплатно езжу на муниципальном транспорте, хожу в музеи, пользуюсь льготами при оплате коммунальных услуг.

Что постыдного? Я все честно заработал. Те мои коллеги-ровесники, кто не оформил пенсию, надеются, что это позволит им удержаться в театре. К сожалению, это не так.

— Вы, значит, иллюзий не питали?

— С самого начала знал, чем закончится. Читал дневники Мариса Лиепы, мемуары Галины Вишневской и Майи Плисецкой, книжку Бориса Покровского о том, как увольняют звезд из Большого. Ничего нового о методах работы в этом театре мне не открылось.

— Упомянутые артисты уходили из ГАБТа с обидой, но не судились с ним, как вы, Николай.

— Во-первых, на момент увольнения они были гораздо старше, чем я. Во-вторых, Вишневскую вообще выдворили из страны.

А в 89-м было знаменитое письмо в газету «Правда» артистов балета о нравах в Большом, после чего подписантов по команде из ЦК уволили. История циклична. Ни один человек не вынесет потока хамства и вранья, вылитых на меня. У всего есть предел. И как вы смеете заявлять, что я судился с театром? Или, по-вашему, я булочками в переходе торговал? Театр — это кто? В первую очередь артисты. В данном случае я. Да, Большой двести с лишним лет был до меня и много веков будет после, но, как бы кто ни крутил, последние два десятилетия связаны в балете с именем Цискаридзе. Были периоды Улановой, Плисецкой, Максимовой и Васильева. Теперь — мой. И иск я направил против объявлявшего мне выговоры чиновника по причинам, никак не связанным с профессиональной деятельностью. Не надо делать из меня злого гения, мол, я такой беспокойный, конфликтный.

Если бы оставили в покое, молчал бы. Но не дают! Это ведь вы пришли на интервью, а не я в собеседники напросился, правда? Когда пару месяцев назад пытались вскрыть мою квартиру, двое суток не мог выйти на улицу: вместе с полицией приехали журналисты и караулили под дверью, не позволяя шага спокойно ступить…

— Давайте отмотаем пленку чуть назад: вы, Николай, в Большом с 92-го, Иксанова назначили туда гендиректором в двухтысячном. Через год вы стали народным артистом и получили первую Госпремию России, еще через два года — вторую… Награды вряд ли случились без ходатайств со стороны администрации театра.

— Иксанов здесь абсолютно ни при чем. Списки на присвоение звания народного составлялись до его прихода: был юбилей, 225 лет Большому (к этому моменту Иксанов проработал в театре лишь пять месяцев), тогда многих артистов отметили.

На первую Госпремию меня выдвинула «Золотая маска», чьим лауреатом на тот момент я был уже дважды. К слову, по сей день остаюсь единственным танцовщиком, удостоенным трех «Масок». В 2003-м Госпремию получила «Пиковая дама» — балетмейстер и два главных исполнителя. Спектакль ставили для меня и на меня, о чем неоднократно заявлял великий Ролан Пети. Попутно замечу: у Большого это единственная Государственная премия за последние тридцать лет, и — надо же! — к ней оказался причастен я, такой плохой и скандальный. Опять у вас не клеится.

— Собственно, я ничего не клею, лишь пытаюсь разобраться в корнях конфликта.


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Lolosha

    #
    Достойное интервью прекрасного артиста, умного человека, знающего себе цену. Личность! И это ужасно, что такого талантливого человека просто выпнули из театра. "Потерявши плачем".
  • user

    #
    Андрей Ванденко, интервьюер, упоминает тон Цискаридзе, но неприятен тон как раз самого Ванденко.
  • homa137

    #
    Талантливейший, достойный человек. профессионал, личность, интервьюер рядом с ним, как тявкающая моська подле слона

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Марина Анисина Марина Анисина фигуристка
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...