[AD]

Татьяна Лютаева: «Баталов заставлял меня учиться верховой езде и спать на фанере»

Судьба побросала актрису по свету, но в результате Татьяна с детьми вернулась в Москву, где когда-то начинала актерскую карьеру в «Гардемаринах...».
Елена Костина
|
02 Апреля 2014
Татьяна Лютаева Татьяна Лютаева Фото: Филипп Гончаров

Судьба побросала актрису по свету, но в результате Татьяна с двумя детьми вернулась в Москву, где в свое время училась во ВГИКе и начинала актерскую карьеру в «Гардемаринах...». Столица поначалу приняла актрису прохладно, но потом появились и работа, и успех. В сериале «Гетеры майора Соколова», который только что прошел по Первому каналу, Лютаева сыграла утонченную аристократку — преподавательницу хороших манер.

— Татьяна, у вас здесь прямо как в загородном имении — просторный дом, большой участок, по которому бегают собаки, теннисный корт...

— Да, мы второй год снимаем этот дом и живем здесь все вместе: Агния с Лешей, я, мой сын Доминик и три собаки — Рокки, Иван и Тимофей.

Татьяна Лютаева и Сергей Жигунов в фильме «Виват, гардемарины!». 1991 г. Татьяна Лютаева и Сергей Жигунов в фильме «Виват, гардемарины!». 1991 г. Фото: mf-info

Вообще, за город мы с детьми перебрались еще раньше — четыре года назад, но сначала снимали домик поменьше. А потом нашли вот этот вариант — побольше и поуютнее, и переехали в него все вместе. К тому моменту к нам уже присоединился Леша Чадов. Своего зятя я люблю и надеюсь, что ничуть не похожа на ту тещу из анекдотов. Леша — порядочный, цельный, знающий, чего он хочет добиться в жизни, мужчина. С ним я спокойна за Агнию, да и Доминику есть с кого брать пример.

С Артуром Смольяниновым в фильме «Гетеры майора Соколова». 2014 г. С Артуром Смольяниновым в фильме «Гетеры майора Соколова». 2014 г. Фото: Марс Медиа

Есть мечта построить собственный дом, но об этом говорить рано. Я считаю, что лучше снимать хорошее жилье, чем ограничивать себя во всем и копить на какую-то тесную комнатушку, а потом в ней сидеть, как в клетке.

— Вам не раз доводилось играть аристократок. Например, в «Гардемаринах...» вы были дворянкой Анастасией Ягужинской. В «Гетерах майора Соколова» играете графиню, и создается впечатление, что роль была специально написана для вас!

— С режиссером «Гетер...» Бахтиером Худойназаровым мы знакомы уже около 30 лет. Вместе учились во ВГИКе и уже тогда дружили очень крепко. Бахтиер был на одном курсе с отцом Агнии — Олегасом Дитковскисом, а также с Федором Бондарчуком, Тиграном Кеосаяном, Ваней Охлобыстиным...

Татьяна с сыном Домиником живет в загородном доме вместе с дочерью и зятем — Агнией Дитковските и Алексеем Чадовым Татьяна с сыном Домиником живет в загородном доме вместе с дочерью и зятем — Агнией Дитковските и Алексеем Чадовым Фото: Филипп Гончаров

Мы все были молоды и страстно любили жизнь. Были в меру циничными, но в то же время искренними. Федю и Тиграна мы провожали в армию большой компанией на даче Фединых родителей Сергея Федоровича и Ирины Константиновны. Кстати, одну из сцен в «Гетерах...» мы с Бахтиером посвятили именно ей — потрясающей женщине и актрисе Ирине Скобцевой, перед которой я преклоняюсь.

— Интересно, какую именно?

— Алена Бондарчук как-то рассказала мне, что ее мама делает массаж лица серебряной ложечкой, предварительно нагретой в теплой воде. А моя героиня, по сюжету, обучает молоденьких девочек — «гетер майора Соколова» — языкам, хорошим манерам и всяким женским премудростям. И вот в одном из эпизодов она рассказывает своим подопечным о таком приеме с ложечкой и поясняет: «Этим секретом со мной поделилась одна великая актриса».

«Лешу я люблю и надеюсь, что ничуть не похожа на ту тещу из анекдотов. С таким зятем я спокойна за Агнию» «Лешу я люблю и надеюсь, что ничуть не похожа на ту тещу из анекдотов. С таким зятем я спокойна за Агнию» Фото: Юрий Феклистов

Надеюсь, Ирине Константиновне было приятно услышать.

— Татьяна, судьба вас побросала по свету. Начать с того, что учиться во ВГИК вы приехали из Одессы...

— Да, я одесситка. Мой папа был геологом, а мамочка — психиатром-логопедом. Они не были готовы к тому, что их дочь пойдет в актрисы, да и мне самой такой вариант долго в голову не приходил. Красивой я себя тогда вовсе не считала. Наоборот, гадким утенком! Была худой, какой-то нелепой, стеснительной, с тихим голосочком. Но так случилось, что у нас в Одессе Ольга Сергеевна Кашнева открыла театральный класс, и меня туда приняли, несмотря на серьезный конкурс.

«Жалела ли я, что уезжаю из Москвы на взлете карьеры? Я как-то об этом не задумывалась. Главным было то, что я любила Олегаса» «Жалела ли я, что уезжаю из Москвы на взлете карьеры? Я как-то об этом не задумывалась. Главным было то, что я любила Олегаса» Фото: Фото из личного альбома Татьяны Лютаевой

Мама поначалу была против. Говорила: «Это несерьезная профессия, ты будешь зависеть от других. О стабильности забудь!» А вот папа, хотя и мечтал, чтобы я пошла по его стопам, принял мой выбор быстро. У нас были очень серьезные педагоги. Преподавали и актерское мастерство, и историю театра, и сценическую речь, и танец. Мы занимались всем этим только раз в неделю, но зато целый день. Так же, как другие школьники, раз в неделю ходили на УПК на какой-нибудь завод и учились, допустим, на токарей или швей-мотористок. Учеба в этой школе предопределила мою судьбу, потому что выяснилось, что у меня есть определенные способности. Помогла и еще одна случайность: как раз в то время Алексей Владимирович Баталов набирал во ВГИК украинско-белорусский курс и стал ездить по городам Украины и Белоруссии в поисках талантливых мальчиков и девочек.

Так я попала во ВГИК. У нас на курсе преподавали Александр Всеволодович Кузнецов, с которым мы до сих пор дружны — я люблю его, как отца, и сейчас у него учится мой сын, — Борис Викторович Ардов, Алексей Владимирович Баталов... Учиться у Баталова было счастьем. Он разработал для своих студентов целый актерский кодекс: как надо держаться, что говорить, что читать. Правда, тогда хорошую литературу достать было трудно. Помню, мне на одну ночь дали запрещенную книгу «Так говорил Заратустра», и я на машинке ее полностью перепечатала, стерев пальцы до крови. Еще Алексей Владимирович заставлял учиться верховой езде и спать на фанере — для осанки. Курить девочкам категорически запрещал. Словом, был строг, но так, как бывает строг настоящий интеллигент — без ругани и повышения голоса.

«Когда мы снимали последние сцены «Гардемаринов...», я была беременна Агнией» «Когда мы снимали последние сцены «Гардемаринов...», я была беременна Агнией» Фото: Фото из личного альбома Татьяны Лютаевой

Помню, нам задали на дом написать этюд. Когда очередь дошла до меня, я обнаружила, что тетрадку с этюдом забыла в общежитии. Другой педагог ругался бы, а Алексей Владимирович прервал занятия, посадил меня в свою «Волгу» и повез в общежитие за тетрадкой. Ему было важно знать, правду я сказала или солгала.

— Мне рассказывали, что в институте к вам было особое внимание как к общепризнанной красавице.

— Из лягушонка я превратилась в девушку классе в девятом. Многие теперь вспоминают: вот ты по ВГИКу шла, а мы не могли на тебя наглядеться... Но я этого не помню, я так себя не воспринимала.

«Я всегда была уверена, что у детей, рожденных в любви, обязательно должны быть любящие мама и папа. У тебя может быть злость и обида на бывшего мужа, но дети-то тут при чем?» «Я всегда была уверена, что у детей, рожденных в любви, обязательно должны быть любящие мама и папа. У тебя может быть злость и обида на бывшего мужа, но дети-то тут при чем?» Фото: Фото из личного альбома Татьяны Лютаевой

— А как вы попали в «Гардемарины...» к Светлане Дружининой?

— Благодаря сыну Светланы Сергеевны Мише Мукасею. Он тогда учился на операторском факультете и сказал маме: «Ты уже полгода ищешь Ягужинскую, отвергла двести кандидаток, а у нас ходит по институту такая «мочалка» — Таней Лютаевой зовут». И Дружинина пришла посмотреть на меня в дипломном спектакле. Насколько я знаю, места в зале ей не хватило, потому что спектакль получился громкий, народ на него ломился. Но в итоге меня пригласили на пробы. Помню, как перед этим мне долго делали прическу, а Светлана Сергеевна взяла да и поменяла все: растрепала волосы, сделала такой начес... Потом говорит: «А что у тебя за брови?» У меня вообще-то были совершенно нормальные девичьи брови, но гример мне половину повыщипывала.

Зато меня утвердили на роль.

— «Гардемарины...» имели громкий успех, но после них вы вдруг исчезли...

— Потому что еще до съемок успела выйти замуж за Олегаса, и мы приняли решение жить в Вильнюсе. Собственно, я уже там и жила в свободное от учебы и съемок время. Даже когда Олегас оставался в Москве, я ехала в Вильнюс. Когда мы снимали последние сцены «Гардемаринов...», я была беременна Агнией, у меня уже был заметен живот. Поэтому в фильм вошли только крупные планы.

— Вам не жалко было уезжать из Москвы на самом взлете карьеры?

— Я как-то об этом не задумывалась. Даже не знала, что у меня взлет карьеры.

Со вторым мужем Рокасом Раманаускасом Со вторым мужем Рокасом Раманаускасом Фото: Фото из личного альбома Татьяны Лютаевой

Ну приходили какие-то письма от зрителей, мне их передавали в Вильнюс... Главным было то, что я любила Олегаса. Потом, не забывайте, это же были 80-е годы — советское время. Чтобы прилететь из Вильнюса в Москву, если вдруг позвали в какой-то проект, никаких виз не требовалось. Берешь билет на самолет за 15 рублей или на поезд за 10 — и вперед. В Одессу к маме и то дороже выходило слетать: это стоило 17 рублей. В Вильнюсе я поступила на службу в русский театр, куда приезжал ставить спектакли Владимир Мирзоев и другие прекрасные режиссеры. Я сыграла огромное количество ролей, о которых вряд ли могла бы мечтать в Москве. Помню, когда я в то время приезжала в столицу и шла в какой-нибудь театр, мне все казалось странным — декорации какие-то странные, со сцены почему-то все время кричат...

«Агнюше в Москве пришлось нелегко. Но она справилась. Ну а я... Мне тоже нужно было время, чтобы привыкнуть» «Агнюше в Москве пришлось нелегко. Но она справилась. Ну а я... Мне тоже нужно было время, чтобы привыкнуть» Фото: Сергей Петров

— Но все-таки главным мотивом вашего переезда в Вильнюс было замужество. И когда первый брак распался, вы не вернулись, а снова вышли замуж — там же, в Литве. Вскоре родился ваш сын Доминик...

— Моим вторым мужем стал режиссер Рокас Раманаускас. Он сын очень известного литовского актера Ромуальдаса Раманаускаса, который играл Рихарда в сериале «Долгая дорога в дюнах». А мать Рокаса тоже очень известная в Литве актриса Эгле Габренайте. Мощнейшая личность! Мы с ней по сей день дружим. Агнию Эгле считает своей внучкой, хоть по крови они и не родные. Дочери не было и шести лет, когда наши с Олегасом отношения дали трещину. Помню, мы шли с ней по улице вдвоем, я держала ее за руку и объясняла: «Мы с папой теперь не будем жить вместе». И Агнюша на удивление спокойно отреагировала.

Татьяна Лютаева в спектакле Вильнюсского русского драматического театра «Укрощение строптивой» в постановке Владимира Мирзоева. 1996 г. Татьяна Лютаева в спектакле Вильнюсского русского драматического театра «Укрощение строптивой» в постановке Владимира Мирзоева. 1996 г. Фото: Фото из личного альбома Татьяны Лютаевой

Но детям такие вещи всегда больно переживать... Правда, для нее удар был смягчен тем, что она могла свободно жить то у папы, то у меня. Я ей в этом никогда не препятствовала. Отношения дочери с Рокасом поначалу складывались непросто. К примеру, когда Рокас забирал Агнию из школы, она никогда не шла рядом с ним — отставала метров на сто. Потом выяснилось, что просто ей не нравилась его шапка. В общем, со временем все уладилось. Второй брак, к сожалению, тоже распался, но я сохранила очень теплые отношения с обоими бывшими мужьями. Я всегда была уверена, что у детей, рожденных в любви, обязательно должны быть любящие мама и папа. У тебя может быть злость и обида на бывшего мужа, но дети-то тут при чем? Недавно мы с Агнией были в Вильнюсе и останавливались у Олегаса и его жены Индре.

«Сейчас я уже смело могу сказать: все зависит от самого человека. Если ты — нытик, забывший, что такое смех и танцы до утра, — тогда ждать от жизни нечего. Но нашей семьи это не касается» «Сейчас я уже смело могу сказать: все зависит от самого человека. Если ты — нытик, забывший, что такое смех и танцы до утра, — тогда ждать от жизни нечего. Но нашей семьи это не касается» Фото: Филипп Гончаров

Ну и, конечно, были в гостях у Рокаса и Эгле.

— А как возникла идея перебраться в Москву?

— В Вильнюсе с кино стало совсем плохо, да и с русским театром тоже неважно. А после второго развода мне нужно было платить за съемную квартиру. Многие друзья спрашивали: «Татьяна, почему ты не возвращаешься в Москву?» И я решилась на переезд. В конце концов, думала, у моих детей перспектив в Москве будет больше. Так и вышло. Сейчас я играю в антрепризном спектакле Сергея Алдонина «Заговор по-английски» и снимаюсь сразу в нескольких фильмах — «Судья» Левана Когуашвили и «Берцы» Кати Шагаловой. Еще мы с Агнией входим в попечительский совет «Центра здоровой молодежи» и помогаем бывшим наркоманам вернуться к нормальной жизни.

Словом, без дела не сидим. Но, конечно, все это пришло постепенно, а поначалу освоиться на новом месте было непросто. Хорошо, что у меня здесь есть двоюродный брат Саша — он и помог нам устроиться. Сейчас я уже смело могу сказать: все зависит от самого человека. Если ты — нытик, каждые пять минут прислушивающийся к своему пульсу, если ты забыл, что такое смех и танцы до утра, — тогда ждать от жизни нечего. Но нашей семьи это не касается. Переехав, мы сняли квартиру недалеко от Курского вокзала, потому что именно там есть литовская школа. Правда, оказалось, что она отличается от обычной только тем, что, кроме прочего, там есть уроки литовского. А все остальное обучение ведется на русском. В девятом классе не так-то просто перейти с одного языка на другой, и Агнюше пришлось нелегко. Но она справилась. У нее светлая голова.

Ну а я... Мне тоже нужно было время, чтобы привыкнуть. Помню, на первую зарплату мы купили стиральную машину и всю ночь смотрели, как крутится барабан. Все нас завораживало в тот момент: и вид из окна на Садовое кольцо, и наша новая московская жизнь. Как-то в самое депрессивное время, поздней осенью, я шла по улице домой и отчаянно хотела плакать. Денег было мало, кругом слякоть, грязь... Думала: вот доберусь и как следует пореву. Пришла, встала у окна... а плакать-то уже вроде и не хочется.

— Вы часто плачете?

— Вовсе нет! Я оптимист и в любой ситуации вижу положительную сторону. Поэтому я хорошо запомнила, когда плакала в последний раз. Это было ранним утром 31 декабря, накануне Нового года. Я, очень уставшая, приехала домой со съемок «Гетер...»

из Ялты. Все еще спали, я вошла потихоньку, даже собак не разбудила. Открываю дверь в гостиную — а там елка мигает огоньками. Мои ребята ее специально на всю ночь так оставили, чтобы мне сюрприз сделать. И вот я увидела эту елку, села на пол прямо у двери и расплакалась. От счастья.

Фото Федора Бондарчука


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Kendi

    #
    Очень красивая женщина. Интервью правда весьма сдержанное, если не сказать скудное,полностью не открывает нам всю Лютаеву.а я думаю ей есть, что рассказать;)
  • Annushka

    #
    Красивая и интеллигентная женщина, умница. Дай бог ей всего.
  • Мечта

    #
    Божественной красоты женщина. Помню считала её самой красивой на земле.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Сергей Жуков Сергей Жуков певец
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...


    +