Станислав Говорухин: «Делаю то, что приятно»

«Терпеть не могу нынешних не пьющих, не курящих и постоянно считающих калории».
Татьяна Зайцева
|
14 Марта 2011
Фото: Марк Штейнбок

«Я курю 58 лет. И жру, и пью бесконечно много. При этом на здоровье, на физическую силу пока не жаловался, — говорит Станислав Сергеевич Говорухин накануне своего 75-летия. — А нынешних не пьющих, не курящих и постоянно считающих калории, — с усмешкой добавляет режиссер, — терпеть не могу».

Встреча со Станиславом Говорухиным в его загородном доме неожиданно началась с застолья. «Все дела — после обеда, — заявил Станислав Сергеевич, попыхивая неизменной трубкой, и тут же поинтересовался: — Что будете пить?» — «Что предложите», — смутились корреспонденты «7Д».

«Застольные правила типа «нельзя смешивать напитки» или «нельзя понижать градус» — полная чушь, которую надо просто выбросить из головы»
«Застольные правила типа «нельзя смешивать напитки» или «нельзя понижать градус» — полная чушь, которую надо просто выбросить из головы»
Фото: Марк Штейнбок

«Все зависит от ваших предпочтений, — улыбнулся мэтр, — в доме найдется напиток на любой вкус. Лично я всегда ориентируюсь на еду. Поскольку сегодня у нас на столе соленые огурцы, квашеная капуста и сало, пить буду водку. А вы решайте». Мы решили довериться вкусу режиссера и последовали его примеру. Надо заметить, что ассортимент блюд оказался гораздо шире. Потчевали нас и холодцом с хреном, и капустным пирогом, и чечевичным супом с потрошками, и запеченной дикой уткой с картошкой… К слову, утка — охотничий трофей самого Станислава Сергеевича, а вся еда собственноручно приготовлена его супругой. «Я слишком люблю своего мужа, чтобы доверять такое ответственное дело помощнице по хозяйству, — смеясь, пояснила Галина Борисовна. — Он же у меня большой гурман…»

«В моем нищем детстве я не имел возможности учиться живописи, но всегда хотелось взять в руки кисть и краски. Чувствовал: это — мое. Белой завистью завидовал художникам!»
«В моем нищем детстве я не имел возможности учиться живописи, но всегда хотелось взять в руки кисть и краски. Чувствовал: это — мое. Белой завистью завидовал художникам!»
Фото: Марк Штейнбок

Что да, то да — Говорухин и любитель, и ценитель, и знаток хорошей кухни, которую он возводит в ранг произведения искусства. Не случайно же в своей книге «Черная кошка» режиссер целую главу посвятил чревоугодию — воспев его, противопоставив обжорству и аргументированно доказав, что угождение чреву никак не должно быть причислено к смертным грехам. Сетует Станислав Сергеевич только на то, что культура еды прервалась в нашей стране в 17-м году. Равно как и культура пития. Ведь правильное употребление хороших спиртных напитков никак не может являться пороком, поскольку ничего общего не имеет с пьянством и алкоголизмом. А все застольные правила, типа «нельзя смешивать напитки» и «нельзя понижать градус», по мнению режиссера, — полная чушь, пришедшая к нам из голодных советских времен…

Интересуемся:

— Станислав Сергеевич, сейчас весь цивилизованный мир стремится к здоровому образу жизни, ориентированному на спорт, фитнес, диетическое питание, исключающему переедание, а уж тем более питье и курение. Вы противник всего этого?

— Недавно после показа моей картины «В стиле jazz» один зритель сказал мне: «Знаете, мне фильм очень понравился, но только объясните, почему ваши герои постоянно пьют и курят?» И я ответил: «Потому, что я сам и пью, и курю, и пожрать люблю». Знаете такой анекдот? Батюшка со студентом едут в купе. Батюшка достает из чемодана бутылку водки: «Ну что, выпьем, сын?» Тот отвечает: «А я не пью». Батюшка выпил, потом говорит: «Я тут в тамбуре познакомился с одной прелестной дамой, зайду-ка к ней, хм…

поговорим о духовном». Возвращается, допивает водку и ложится спать. Утром студент спрашивает: «Батюшка, вот я веду здоровый образ жизни: не пью, не курю, не переедаю, женщин избегаю. Как думаете, это правильно?» Батюшка говорит: «Правильно, сын мой. — и через паузу задумчиво вопрошает: — Только зачем?..» Что касается меня, то я никогда не ем, не пью и не делаю ничего, что, по общему мнению, считается полезным. Мне это обезьянье сообщество отвратительно. Предпочитаю есть только то, что вкусно, а делать то, что приятно. И терпеть не могу нынешних не пьющих, не курящих и постоянно считающих калории. Может, эта публика делает все правильно, но почему-то годам к сорока большинство из них умирает — или от инсульта, или от инфаркта, или от пули в башке.

Станислав с бабушкой Зоей Ксенофонтовной, сестрой Инессой, мамой Прасковьей Афанасьевной и дедом Афанасием Трофимовичем. 1938 г.
Станислав с бабушкой Зоей Ксенофонтовной, сестрой Инессой, мамой Прасковьей Афанасьевной и дедом Афанасием Трофимовичем. 1938 г.
Фото: Фото из архива Станислава Говорухина

Так какой смысл в этих бесконечных ограничениях?

— Своего сына, внуков вы так же настраивали?

— Сын дымит как паровоз. А внукам — Вася еще учится в школе, а Станислав изучает в вузе китайский язык — мы курить не разрешаем. Я вообще советую молодым людям бросать это занятие. И знаете почему? По одной очевидной причине: им в этом мире будет очень сложно. Если общество избрало своей главной задачей не борьбу с насилием, жестокостью, наркоманией, голодом, с бездуховностью, наконец, а борьбу с курением, будто это самое главное зло в мире, то нормальным людям среди этих идиотов жить станет очень трудно. Поскольку их сверстники будут есть только полезную еду, пересчитывая калории, заниматься фитнесом, вести скучную жизнь и не курить.

«Я пытался отговорить сына от поездки в Чечню, но, зная его характер, понимал — уговоры бесполезны... Ранили Сережку в январе 95-го. Ногу пришлось отнять…»
«Я пытался отговорить сына от поездки в Чечню, но, зная его характер, понимал — уговоры бесполезны... Ранили Сережку в январе 95-го. Ногу пришлось отнять…»
Фото: Андрей Эрштрем

Так чего же мучиться, если сигарету даже выкурить будет негде.

— Вы не верите в то, что вредные привычки опасны для здоровья?

— В каких-то случаях, возможно, и так, но вот я, например, из своих почти 75 курю 58 лет. И жру, и пью бесконечно много. И что? Тем не менее живу же. Причем на здоровье, на физическую силу пока не жаловался. Другое дело, что я прекрасно понимаю: свой срок на этой земле я уже отмотал и поэтому каждый год, да что там — каждый день, воспринимаю теперь как подарок Господа Бога.

— Ваш неизменный образ — это трубка, не похожая ни на кого манера держаться, своеобразный стиль в одежде… Откуда возник этот имидж?

«Невозможно передать, как много значил для меня Володя. День его смерти черной чертой разделил мою жизнь на две неравные части: «до» и «после»
«Невозможно передать, как много значил для меня Володя. День его смерти черной чертой разделил мою жизнь на две неравные части: «до» и «после»
Фото: Фото из архива Станислава Говорухина

— Это все как-то постепенно складывалось. Безусловно, огромное влияние оказали книги и кинофильмы. Я книжный человек. Как-то шел по Лондону, вижу — вывеска: «Королевский портной». Спрашиваю товарища: «Это на самом деле?» Он говорит: «Действительно, он шьет для королевской семьи». Я говорю: «Давай зайдем». Заходим, нас встречает респектабельный мужчина. Обращаюсь к нему: «Я хотел бы, чтобы вы сшили мне такие же брюки, какие носил Бернард Шоу». Он сказал: «Я вас понял». Взял альбом с образцами ткани, быстренько перелистал, показал мне кусок толстого, как для пальто, твида и спросил: «Вы это имеете в виду?» Я говорю: «Да». И он сшил. По сей день езжу в этих брюках куда-нибудь на север — они очень... горячие. И трубка у меня связана с литературой — Шерлок Холмс, комиссар Мегрэ, а может, Илья Эренбург, или Константин Симонов, или Жан-Поль Сартр…

И напитки мои любимые — все эти кальвадосы, арманьяки, ромы, шнапсы, граппы и прочее — от Хемингуэя и Ремарка. А стиль в одежде пришел от киногероев Ива Монтана, Жана Габена… Все мы обязательно берем с кого-то пример.

Застольный разговор за рюмкой водки непременно приводит к воспоминаниям… Детство у Станислава Говорухина было несладким. Маленький город Тетюши на берегу Волги, потом Казань. Рос без отца, все разговоры о нем мамой пресекались. «Развелись, потому что он был пьяница, — объясняла мне бабушка, — рассказывает Станислав Сергеевич. — И не приставай к матери с расспросами, не любит она эти разговоры». А сама иной раз, рассердившись на меня, восклицала: «Ух, арестант, вылитый отец!» Только став взрослым, я выяснил, что отец мой, Сергей Георгиевич, — донской казак, в 37-м году был арестован и сослан в Сибирь, где через год умер.

А мама скрывала это, боялась говорить правду. Работала она портнихой, одна тянула на себе всю семью: меня со старшей сестрой, бабушку, деда, больного туберкулезом. День и ночь сидела за швейной машинкой и что-нибудь шила — кому-то костюм, кому-то вечернее платье, кому-то телогрейку. Загубила свою молодость, всю себя отдала нам… Жили мы все вместе, в одной комнатке, в бараке. Помните у Высоцкого: «На 38 комнат всего одна уборная...» А у нас уборная была одна на девять бараков! Во дворе, без электричества. Можете представить, что такое ночью зимой, в 30-градусный мороз зайти в такое помещение?! Но ничего, жили… Спал я на полу, под столом, даже когда уже учился в старших классах. Холодно было, голодно. Хлеб — каравай граммов на шестьсот — иногда покупали у соседей.

С Михаилом Ульяновым на съемках «Ворошиловского стрелка». 1998 г.
С Михаилом Ульяновым на съемках «Ворошиловского стрелка». 1998 г.
Фото: Фото из архива Станислава Говорухина

Ели всей семьей. Больше не могли себе позволить, очень дорого он стоил. В основном питались тыквой с молоком… Чего только не бывало в бараках: и ссорились, и ругались друг на друга, и песни вместе пели по праздникам, и дрались… Бесценный опыт я там приобрел по части драк. И один на один мог с кем-нибудь крепко сцепиться, и против нескольких пацанов выступать не боялся…» Несмотря на приобретенное мастерство, в казанских бараках Станислав считался самым интеллигентным мальчиком. «Во-первых, благодаря маме я красиво одевался, а во-вторых, постоянно читал книжки и играл в шахматы. В связи с чем местное население тут же нарекло меня кличкой Еврей. Работяги считали это слово синонимом образованного человека».

Для матери Говорухина главной целью жизни было дать своим детям образование, и цели этой Прасковья Афанасьевна достигла. После школы оба ее ребенка пошли учиться: дочь — на юридический факультет Казанского университета (потом Инесса всю жизнь работала в школе учительницей истории), а сын — на геологический. Увлекла юношу книжная романтика путешествий и одновременно привлекла красивая студенческая форма будущих геологов — черная, с золотыми пуговицами, с погонами. Но именно в год его поступления приказом сверху форма была упразднена. «Пришлось переквалифицироваться в режиссеры, — улыбается Станислав Сергеевич. — Однажды увидел на улице, как снимается кино. Смотрю: знаменитые артисты — Людмила Хитяева, Сергей Лукьянов… На съемочной площадке суетится много людей: что-то переставляют, куда-то бегут, реквизит раскладывают, гримируют, свет устанавливают…

И только один человек наблюдает за всем этим, расслабленно сидя в кресле. Ему чай приносят, что-то шепчут на ухо, а он благосклонно кивает головой. Я поинтересовался: «Кто это?» Мне сказали: «Марк Донской, режиссер». Я подумал: «Какая замечательная профессия!.. И вот уже 44 года минуло с той поры, как я тоже оказался в кресле на съемочной площадке — сижу, покуриваю трубку, мне приносят чай, что-то шепчут на ухо, а я киваю головой… Прекрасная работа...» Прежде чем достичь этой идиллии, Станиславу Сергеевичу пришлось сначала поработать по распределению в геологических экспедициях, потом по рекомендации друга оказаться в должности редактора на казанском телевидении, затем поступить во ВГИК и, окончив его, начать работать на Одесской киностудии, где вместе с другом Борисом Дуровым он получил заявку на съемки своего первого полнометражного фильма «Вертикаль».

Там и завязалась многолетняя дружба с Владимиром Высоцким. «Невозможно передать, как много значил для меня этот человек. День 25 июля 1980 года черной чертой разделил мою жизнь на две неравные части: «до» и «после». Та, что «до», освещена и освящена светлым образом Высоцкого… Он так хотел сниматься в фильме «Место встречи изменить нельзя», так нервничал — утвердят ли на роль?.. Первый день съемок совпал с днем рождения Марины Влади. Отмечали на даче нашего друга под Одессой. Вдруг Марина уводит меня в другую комнату и, чуть не плача, умоляет: «Снимай вместо Володи кого-нибудь другого, а его отпусти!» Заходит Высоцкий: «Пойми, мне так мало осталось, не могу я тратить год жизни на эту роль…» Какое же счастье для всех нас, что я тогда не согласился.

«Света могла бы стать великой актрисой, но… оказалась немножко неумненькой». Светлана Ходченкова в фильме «Благословите женщину». 2003 г.
«Света могла бы стать великой актрисой, но… оказалась немножко неумненькой». Светлана Ходченкова в фильме «Благословите женщину». 2003 г.
Фото: Фото предоставлено Первым каналом

Не сдался…»

В Одессе Станислав Сергеевич работал два десятка лет. Очень он любит этот период жизни, обожает описывать колоритные сценки общения одесситов. «Извините, если я пойду по этой улице, там будет железнодорожный вокзал?» — «Он там будет, даже если вы по ней не пойдете…»; «Вы не скажете, сколько стоит эта рыба?» — «Почему не скажу, разве мы с вами в ссоре?..»; «Сколько я вам должна за починку обуви?» — «Ну дайте три рубля». — «Вы что?! Тут же работы на 50 копеек!» — «Какая вы скандальная женщина! Вы дайте мне три рубля, а я вам дам два пятьдесят сдачи…»

— Станислав Сергеевич, а как развивались события в вашей личной жизни?

— Первую свою супругу я, можно сказать, украл со сцены Казанского драматического театра имени Качалова (Юнона Ильинична Карева сыграла в фильме «Место встречи изменить нельзя» Галину Желтовскую, вторую жену Груздева, героя Юрского. — Прим.

ред.). В самую красивую женщину в городе не влюбиться было невозможно. Все и влюблялись. И я не стал исключением. Очень было лестно, что мне она ответила взаимностью. Мы сошлись, поженились, в 61-м году родили замечательного сына и пару лет жили счастливо. А потом я уехал в Москву, учиться во ВГИКе. Жена поехать со мной не могла. Зачем, куда? У нее театр, роли, а я студент, живу в общежитии. Так жизнь нас и развела. Постепенно и мне, и ей стало ясно, что дело катится к разводу. Прежние наши отношения разрушены — слишком уж надолго я оставил жену, а она, повторяю, необыкновенно красива, все мужчины города за ней ухаживали, и, разумеется, у нее появилась новая любовь...

А с нынешней моей женой мы познакомились во время работы над фильмом «Вертикаль». Приехал я на студию из очередной экспедиции, зашел в монтажную, смотрю — входит симпатичная девушка с коробками пленки в руках. Поставила их на стол и вышла. Спрашиваю у монтажера: «Кто это?» — «Галя, — говорит, — наша новая монтажница». И я вдруг выдал: «Эта девушка будет моей женой!» До сих пор не знаю, в шутку я это сказал или серьезно, но факт остается фактом.

— Пришлось добиваться благосклонности Галины Борисовны или все совпало само собой?

— Если мужчине нравится девушка, конечно, он прилагает усилия, чтобы самому ей понравиться, влюбить ее в себя. Естественно, я старался произвести на Галю впечатление.

Всячески заинтересовывал, пытался обратить на себя ее внимание, стихи читал, приглашал куда-то, короче говоря, очаровывал всевозможными способами — а их, как известно, миллион. Но это было не целенаправленное завоевание, просто очень хотелось, чтобы она меня полюбила. Слава Богу, удалось. Поженились тихо, без всяких свадеб, и вот уже 44 года мы вместе… (Очень серьезно.) Предлагаю поднять тост за мою жену. Галя, за тебя, спасибо тебе за все!

— Развод с матерью сына не повлиял на ваши с ним отношения?

— Знаете, у меня отцовские чувства не сразу зародились, поскольку в детском периоде Сережки мы с ним почти не бывали вместе. Ну разве что иногда он приезжал к нам в Одессу на дачу, где мы сообща отдыхали. Сейчас у меня к нему гораздо больше нежности, чем раньше, да и ближе мы стали друг другу.

«Надеюсь, Аглая не повторит ошибок Ходченковой».  Аглая Шиловская в картине «В стиле jazz». 2010 г.
«Надеюсь, Аглая не повторит ошибок Ходченковой». Аглая Шиловская в картине «В стиле jazz». 2010 г.
Фото: Кинопоиск

А проблем между нами никогда не было. (Усмехнувшись.) Кроме творческих. Когда я однажды попытался покритиковать какую-то его работу, он мне сказал: «Ты что же думаешь, что являешься моим любимым режиссером?» Я спросил: «А кто же у тебя любимый?» — «Хуциев», — говорит. «Ну, тогда советуйся с Хуциевым. Обязательно надо с кем-то советоваться, у кого-то учиться...» Вот и все наши творческие проблемы. Сергей свое кино снимает, я — свое. Ему еще надо учиться снимать, а мне — стараться удержать планку.

— Рассказывают, что однажды Сергей Станиславович сказал, что, по его мнению, режиссеры после 60 лет уже не могут создать ничего талантливого. Вам не обидно?

— Должен сказать, я не слышал, чтобы он так говорил. Но если бы и услышал, ничуть не обиделся бы. Более того, перед началом съемок «Ворошиловского стрелка», а мне тогда было 62 года, я сам сказал то же самое. Причем всей съемочной группе. Собрал всех и обратился с речью приблизительно такого содержания: «По моим наблюдениям, все режиссеры после шестидесяти начинают страдать маразмом. Поэтому прошу любые хвалебные восклицания типа: «Ах, как вы прекрасно придумали! Это гениально, потрясающе!» — пресечь на корню. Приветствуется только критика и советы...» Такого же мнения я придерживаюсь и по сей день. Прекрасно отдаю себе отчет в том, что уже и мозги не те, и смелость не та, но при этом уверен: все равно я еще могу оставаться на коне. Потому что есть огромный опыт, и доскональное знание профессии, и литературный вкус, что, пожалуй, стоило бы поставить на первое место.

Так что многим молодым режиссерам еще долго придется со мной соревноваться.

— Скажите, сын советовался с вами, когда принимал решение отправиться на войну в Чечню, где он в результате ранения потерял ногу?

— Все решения, которые Сергей принимал, были его собственные. И в этом случае со мной он не советовался, просто поставил перед фактом… Ранили Сережку в январе 95-го. Снайпер, стреляя в движущуюся цель, попал в него — сквозное ранение, задета подколенная артерия. Ногу пришлось отнять… Я пытался отговорить сына от этой поездки, но чуть-чуть, не очень настойчиво — знал же его характер и понимал, что, если уж он что-то решил, все уговоры бесполезны... (Улыбнувшись.) Знаете, в 88-м году впервые прошел кинофестиваль «Золотой Дюк».

Поскольку я его придумал и организовал, мне изготовили визитку, на которой было написано: «Фестиваль «Золотой Дюк, Станислав Говорухин, Президент». Таким образом, я стал первым президентом в Советском Союзе, еще до Горбачева. Эту визитную карточку я подарил сыну. На следующий день он прислал мне свою, оформленную им самим. На ней было написано: «Сергей Говорухин, ошибка президента…»

— Станислав Сергеевич, в своих картинах вы не раз открывали для зрителя новых актрис: Ларису Удовиченко в «Место встречи…», Светлану Ходченкову в «Благословите женщину», сейчас вот опять новое имя — Аглая Шиловская — в фильме «В стиле jazz».

— Приятно же не только сделать хороший фильм, но и открыть новое лицо. Лариса Удовиченко сыграла свою роль совершенно случайно. Ей давали читать сценарий для проб на роль главной героини. Когда она — совсем девочка — зашла ко мне в кабинет, я спросил: «Ты где-нибудь уже снималась?» — «Да, у вас, — говорит, — в фильме «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо». Потом на премьеру пригласила весь класс, а вы сцену с моим участием из фильма вырезали!» С ужасом я припомнил эту ситуацию. Пряча неловкость, спросил: «Кого ты хотела бы сыграть в моей новой картине?» — «Маньку-Облигацию», — отвечает. В полном недоумении говорю: «Но ведь она — прожженная баба, а ты — совсем ребенок». И отправил барышню домой. Потом каких только актрис не пробовал на эту роль — ни одна не подходила, все какая-то фальшь проскальзывала.

«Первый раз мельком увидев Галю, я вдруг выдал: «Эта девушка будет моей женой!» Очаровывал ее всевозможными способами — очень уж хотелось, чтобы Галина меня полюбила. Слава Богу, удалось. И вот уже 44 года мы вместе...»
«Первый раз мельком увидев Галю, я вдруг выдал: «Эта девушка будет моей женой!» Очаровывал ее всевозможными способами — очень уж хотелось, чтобы Галина меня полюбила. Слава Богу, удалось. И вот уже 44 года мы вместе...»
Фото: Марк Штейнбок

Наконец, когда уже начались съемки, решил без всяких проб вызвать ту странную девчонку. Как вы могли убедиться, не ошибся… И со Светой Ходченковой я тоже, как говорится, попал в десятку. Очень способная в профессии, фактурная — с прекрасной русской внешностью, с хорошей статью, с абсолютно нормальной фигурой. Могла бы быть великой актрисой, но… оказалась немножко неумненькой. Говорил ей: «Света, не вздумай стать такой, как все, не стремись в стадо! Стадных на актерском рынке — миллионы, а таких, как ты, — никого». И еще предупреждал: «Не снимайся в дерьмовых проектах, не иди с хорошей картины в дешевый сериал!» Не помогло. Что поделаешь, если мозгов у человека не хватает. Я успел еще снять ее в картине «Не хлебом единым» и все — дальше она начала бороться с природой, села на жесткую диету и добилась своего: сильно похудела и стала точь-в-точь как все.

Не хватило ей терпения, захотелось побыстрее денег получить, квартиру купить. Понять, конечно, можно: жили они трудновато. Но, к сожалению, большой звезды из нее уже никак не получится. Жаль… Надеюсь, Аглая Шиловская не повторит этих ошибок.

— Внучку Всеволода Николаевича Шиловского на одну из главных ролей по блату взяли?

— Да что вы, какой блат?! Это суперталантливая девка — артистичная, музыкальная, пластичная. Не сомневаюсь — будущая кинозвезда.

— Фильм о любовной истории трех женщин вы назвали «В стиле jazz», а свою жизнь с каким стилем ассоциируете?

— Как раз со стилем джаз. Вся моя жизнь — импровизация.

Так же, кстати, как и эта картина. Мне давно хотелось снять что-нибудь не по четкому сценарию, а максимально поимпровизировать, как можно больше насытить фильм легким 0юмором, и, откровенно говоря, я вижу, что это удалось. Джазовый стиль мне вообще очень близок. И, между прочим, не только в виде музыки. Мне импонируют сами джазисты: они все невероятно стильные и тщательно оберегают свой стиль — а это чаще всего твидовый пиджак, белая рубашка, галстук… Что очень роднит их со мной. И, кстати, пьют они в большинстве настоящий ром. Который и я обожаю… (Улыбнувшись.) Так что при следующей встрече выпьем с вами в стиле джаз.

События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Кулебяка с зелёным луком и яйцом: классический рецепт от Александра Бельковича
«Меланж можно заменить на хорошо взбитое яйцо», — советует шеф-повар и телеведущий Александр Белькович.




Новости партнеров




Звезды в тренде

Анна Заворотнюк (Стрюкова)
телеведущая, актриса, дочь Анастасии Заворотнюк
Елизавета Арзамасова
актриса театра и кино, телеведущая
Гела Месхи
актер театра и кино
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Ирина Орлова
астролог