Сделать пластику Петру Вельяминову помогла Любовь Орлова

Вдова знаменитого актера вспоминает о его жизни и тех, с кем сводила мужа творческая профессия.
Записала Анжелика Пахомова
|
10 Ноября 2016
С Натальей Гундаревой в фильме «Сладкая женщина». 1976 г.

«Орловой Петя не понравился. Вернее, не он сам, а его… уши. И она отправила Вельяминова к своему пластическому хирургу. Съемки фильма были отложены, но Петя только радовался: «Уши прижались! Лицо стало посимпатичней», — вспоминает вдова актера Татьяна Вельяминова.

С Петром Сергеевичем я познакомилась в 1984 году, когда он уже сыграл в главных своих картинах: «Тени исчезают в полдень», «Вечный зов», «Пираты ХХ века». Помню, как он — красивый, высокий, хорошо одетый — ждал меня на улице, возле здания, где я работала. Запах хорошего одеколона — на всю округу! Поднялся ко мне в офис, женщины побежали к нему, чуть с ног меня не сбили: «Вельяминов! Вельяминов!» Потом расспросов было море, мне просто проходу не давали: расскажи да расскажи. Но Петр Сергеевич решил эту проблему одним махом: «Давай я проведу для твоих сотрудниц творческую встречу». И провел! Рассказал и о бывших женах, и о детях… Все, что наши женщины хотели знать, они узнали. И с тех пор успокоились. Даже когда он ко мне заходил — особенного ажиотажа не было.

У нас с ним немалая разница в возрасте — тридцать с лишним лет. Но меня привлекла какая-то особая энергетика, человеческое обаяние. Эти его глаза мудрые… Чувствовалась в нем какая-то загадка. Петр Сергеевич поначалу не раз меня удивлял. Помню, подала я ему чай в чашке. А он говорит: «Я же не пионер…» Оказалось, он чашку без блюдца не признает. Петр меня довольно быстро «воспитал». Я пыталась пару раз с утра надеть халат и в таком виде хотя бы кофе попить. Вельяминов не говорил: «Так нельзя», он вообще ничего не говорил, а своим примером показывал, как нужно делать. Всегда появлялся к завтраку одетым, опрятным...

Поначалу я мало что знала о его прошлом. Сам он об этом не распространялся. Еще до того, как мы с ним поженились, знакомые шепнули мне, что Вельяминов сидел. Это стало для меня шоком: он что, уголовник? Понимаете, я ведь была советская девушка и ничего не знала о том, как людей сажали при Сталине. Спрашивать у Пети ничего не стала — просто решила тогда, что прошлое не имеет значения. Ну а потом началась перестройка, многое открылось, да и Петя понемногу стал рассказывать. Что он дворянин, что с его происхождением невозможно было избежать лагеря. А потом он начал записывать свои воспоминания, сам посещал архивы, собирал информацию о предках. Успел не очень много. Но если свести вместе то, что он рассказывал мне и что записал, — многое становится ясным…

Петр Вельяминов. 1970-е гг.
Фото: EAST NEWS

Портрет предка в Эрмитаже

В роду Вельяминовых практически все мужчины были военными. А ведь род насчитывает 36 колен и ведет отсчет с 1027 года. С тех пор, как к Ярославу Мудрому на службу пришел племянник норвежского короля и привел с собой дружину. В разное время предки Пети отличились в русской истории: один из них был воеводой и участвовал в битве на Куликовом поле. Портрет другого — двоюродного прадеда, генерала Ивана Вельяминова — висит в Эрмитаже, в галерее героев войны 1812 года. Именно он в начале XIX века перевел пьесу Шекспира «Отелло» на русский язык, и именно в его переводе она впервые шла в Александринке. Еще один предок Пети Николай Александрович Вельяминов в 1910 году возглавлял Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге и был главным санитарным врачом русской армии. Кстати, в этой академии и лечили Петю, когда он тяжело заболел…

Вот что говорил он сам о своем происхождении: «О том, что у нас такие корни, в семье никогда не умалчивали, я с малых лет об этом все знал. А времена были такие, что многие предпочли забыть. Однажды я встретился с княжной Трубецкой, она работала машинисткой в суде. Своим детям княжна не рассказывала об их предках, боялась. Моя бабка была человеком очень состоятельным и, когда произошла революция, решила уехать за границу. Она уже была в одном из портовых южных городов, но заболела тифом, шесть месяцев лежала в больнице, много дней была без памяти. Когда очнулась, обнаружила, что все сбережения исчезли. Что делать? Без денег не уедешь. Тогда она решила вернуться в свое родовое имение в Рязанскую область. Добралась туда буквально пешком. К этому времени хозяйст­во было полностью разорено. От бывших слуг бабушка узнала, что ее сын служит где-то в Воронеже, причем на стороне красных, хотя в 1916 году уходил на войну офицером царской армии. Во время Гражданской войны такое было возможно, красным не хватало обученного командного состава. Так Сергей Петрович дослужился до командира первого батальона Пролетарской дивизии. Однако много лет спустя я, ребенком, нашел дома Георгиевский крест отца, полученный за службу царю. Держать его дома было очень опасно, но мама сохранила…»

«Вельяминов писал даже Сталину: «Возьмите меня на фронт! Впишите в роту, которая наверняка погибнет!» В фильме «Командир счастливой «Щуки». 1972 г.
Фото: Мосфильм-инфо

В двадцатые годы отец Пети Сергей Петрович Вельяминов создал семью, сделав предложение красавице Татьяне. В Петином детстве, конечно, не было гувернанток и слуг, но все-таки это не была обычная советская семья. В доме жила сестра матери — монашка из закрытого большевиками монастыря. Она и вырастила из Петруши верующего человека — несмотря на тогдашний повальный атеизм, водила его к причастию. Учили его тоже на совесть: Петя играл на скрипке в музыкальной школе, а домой к нему приходила учительница немецкого. Школу Вельяминову официально окончить не довелось, но образование у него было великолепное…

Беды в семье начались еще в 1930 году, когда арестовали Петиного отца. После приговора он оказался на строительстве Беломорканала. Строили его в основном заключенные, и тогда многие люди с «неправильным» происхождением пополнили их ряды. Был среди них и бывший царский офицер Сергей Вельяминов. Он вернулся домой только в 1936 году. Как ни странно, в кровавом 37-м семью не тронули. В 1941 году Сергея Петровича проводили на фронт. В эвакуацию семья не поехала, Петя продолжал учиться в школе, мечтал о поступлении в архитектурный институт. И тут он по неосторожности попал в сферу внимания органов. Петр Сергеевич вспоминал: «У меня был приятель, у которого отец был преподавателем. В доме у него имелся радиоприемник, и мы слушали его. Это было незаконно. Ведь, когда началась война, приказано было всем приемники сдать». Петю арестовали на улице, мартовским днем 1943 года, когда он выходил из трамвая. «Единственная мысль, которая меня посетила, пока я сидел в тесном окружении сотрудников НКВД, была такой: «Надо было ехать другим маршрутом. Побольше побыл бы на свободе, — рассказывал потом Петя. — Я был наивным желторотым юнцом. Объявил следователю: «Имейте в виду, я законы знаю. Есть презумпция невиновности». Я думал, сейчас во всем разберутся и наутро меня выпустят… Но следователь посмотрел на меня устало и говорит: «Молодой, да ранний!»

«Почему столько раз женились?» — спрашивали Петра. Он отвечал: «Влюблялся — и уходил. Да, это было больно. Но зато я никого не обманывал» В фильме «Вечный зов». 1973 г.

Девять месяцев Петя просидел на Лубянке. Потом ему объявили, что он является членом антисоветской организации «Возрождение России», и дали 10 лет лагерей. Сразу же вслед за ним были арестованы мать и отец, как раз приехавший с фронта на побывку… В 80-х, когда говорить на эти темы стало можно, мужа спросили: «Как вы выжили в лагере?» Он ответил: «Мне помогала вера». Знаю, он там заболел, и его спасла лагерный врач, которая прониклась к Пете сочувствием. Дело в том, что дочка этого врача училась с Петей в одной школе, вот она и узнала мальчишку. Видя, что он отчаялся, что не хочет жить, потому и не выздоравливает, она спросила: «Петя, ну чего тебе хочется?» Он подумал и сказал: «Хочется чаю… С сахаром!» Сахар в таких местах был на вес золота. Но как-то она раздобыла ему сто граммов... После этого случая Вельяминов пошел на поправку, выписался из санчасти, начал работать. Профессии были разные — сплавщик леса, бухгалтер, плотник… А потом — артист самодеятельного театра.

«До того, как я оказался в лагере, никогда не мечтал о том, чтобы стать артистом, — вспоминал муж. — Но случайно попал в лагерную самодеятельность. Сначала в так называемую КВЧ, культурно-воспитательную часть. Это уже был другой мир, меня окружали воспитанные, раскрепощенные, интеллигентные люди. В лагере было много профессионалов из мира искусства. Я там, например, познакомился с одним гримером, он научил меня накладывать театральный грим. Потом пошли первые роли… Одна женщина, увидев меня в спектакле, сказала: «Ваш голос чем-то похож на качаловский». А я же знал МХАТ, видел Качалова, понимал, о ком она говорит. И вот с того вечера я впервые почувствовал, что, может быть, у меня есть талант. Я эту женщину на всю жизнь запомнил! Она в меня вселила уверенность, что я что-то могу. После девяти лет в лагере я бы мог работать столяром, плотником, кочегаром. Все эти профессии я там освоил. И мне бы могло даже в голову не прийти, что на самом деле я — актер…»

«Я не влюбилась в Петю сразу, нет. Но меня привлекала какая-то особая энергетика, человеческое обаяние. Эти его глаза мудрые…» С супругой Татьяной в Мексике. 90-е гг.
Фото: из личного архива Татьяны Вельяминовой

Срок Петя «отмотал» практически до конца. Хотя еще с 1944 года писал письмо за письмом во все инстанции, даже на имя Сталина: «Возьмите меня на фронт! Возьмите в штрафбат! Впишите в роту, которая наверняка погибнет». Но ответа он так и не дождался. Правда, 193 дня ему все-таки скостили — за то, что, выступая на строительстве Куйбышевской ГЭС, хорошо сыграл главную роль в пьесе Константина Симонова «Русский вопрос». «Когда я потом попал в «Современник», познакомился с Симоновым лично, — пишет Петя. — Он был удивлен, что я так горячо благодарю его за эту пьесу. Константин Михайлович не мог знать, какую роль она сыграла в моей жизни…»

В 1952 году муж вышел за лагерные ворота и не знал, куда податься. Кругом — сибирские леса. Пошел в Абаканский театр, к главному режиссеру: «Я артист!» — «У нас все артисты!» — парировал режиссер. Но все-таки в итоге взял его, хотя и не сразу. До этого Петя успел поработать на лесосплаве. А как только получил немного денег, решил, несмотря на строгий запрет, съездить в Москву, узнать, что там с родными. Денег ему, кстати, так и не хватило. Вельяминов писал в своих воспоминаниях: «Я познакомился с человеком из Хакасии, рассказал ему о своей беде, и он одолжил мне 30 рублей. Потом я этого человека всю жизнь разыскивал, не нашел. Это мой единственный финансовый долг, который я не вернул».

И вот звонок в дверь, волнение, на пороге повзрослевшая сестра. Она рассказала Пете, что отец и мать еще не вернулись домой. Ночевать не оставила, хотя и обрадовалась брату. Слишком это было опасно. Сестра дала Пете адрес какого-то их дальнего родственника, который жил в бараке на окраине города. Там Петя и переночевал. Хотя встречен был неласково (связываться с вернувшимися из лагеря в те годы по понятным причинам боялись). Родственник сказал: «В шесть утра я ухожу на работу. И ты уходи…» Петя уехал обратно в Абакан, где, наконец, начал работать в местном театре. Потом перевелся в Омск. Там он встретил свою первую жену. Они поженились, родилась дочь. Но брак продлился недолго: Вельяминов отправился в Чебоксары, там был хороший театр, жена с ним не поехала.

«Петю не взяли на роль Новосельцева в «Служебный роман». Но зато его ждала удача с фильмом «Пираты XX века», популярность которого была фантастической!» С Николаем  Еременко в фильме «Пираты XX века». 1979 г.

Петя пишет: «Меня вот иногда спрашивают: «Почему переходили из театра в театр?» Просто всегда хотелось лучшего, главных ролей, хотелось работать с хорошими режиссерами. А репертуар-то в те годы во всех театрах был примерно одинаковый. Приведу пример. В одном из театров ставили пьесу китайского драматурга «Ураган». Тема — социальная несправедливость… Мне дали роль коммуниста. Я беру текст, иду домой. Начинаю читать и прямо холодею — чудовищный бред, передовица! Разучивая роль, я время от времени бросал рукопись на пол и топтал ногами… Вот такие пьесы ставили».

Тем не менее Русский драматический театр в Чебоксарах муж вспоминал с относительной теплотой. Там его даже пообещали представить к почетному званию заслуженного артиста Чувашской Республики. А потом сказали: ах, у вас, оказывается, такое прошлое… Ну извините… Правда, через десятки лет справедливость восстановили. Когда Вельяминов уже был известным артистом, власти Чувашии извинились и дали ему звание народного артиста республики.

Всего за 10 лет Петя сменил 11 провинциальных театров! Режиссеры Усков и Краснопольский, которые искали актера на главную роль в киноэпопее «Тени исчезают в полдень», увидели его в Свердловском театре драмы. По воспоминаниям режиссера Валерия Ускова, Петину кандидатуру очень трудно было «протащить» через худсовет. При том что там даже не знали про его судимость. Сомнение начальников вызывало то, что провинциальный артист, самоучка, без актерского образования претендует на главную роль в масштабном фильме. Но Краснопольский с Усковым твердо стояли на своем, пять раз делали кинопробы, и худсовет сдался.

По сюжету герой мужа Захар во время войны усыновил мальчика-сироту. На роль этого мальчика взяли восьмилетнего Колю Лирова, который уже имел опыт съемок. Пете этот Коля сказал: «Знаете что, я уже в третьей картине снимаюсь, а вы в первой, так что я буду вам говорить, что делать, а вы слушайтесь». И муж скромно ответил: «Конечно, я у тебя с удовольствием поучусь». Успех советского сериала «про Захара» был такой, что Петя получил возможность жить и работать в столице. Туда уже вернулся и его отец. Времена стояли относительно спокойные, и у отца часто собирались друзья — такие же «недобитые контрреволюционеры», сумевшие пережить сталинские годы. Петя пишет: «Они спрашивали, улыбаясь: «Как же ты, дворянин, в советском кино играешь? Да еще и большевиков!» Отец меня защищал: «Таких честных и бескорыстных героев мог сыграть только дворянин».

Когда Вельяминова пригласили преподавать на актерский факультет одного из петербургских вузов, выяснилось, что у него нет никаких документов об образовании. И тогда ему выдали этот студенческий билет
Студенческий билет Петра Вельяминова

«Тени исчезают в полдень» сделали Петю знаменитым. Помню, он рассказывал, как во время поездки во Францию испытал силу этой славы. «В Лувре стою в спальне Людовика. И тут из группы туристов болгарин бросается ко мне с поцелуями: «Захар Большаков, родной!» Его весь мир знал как Захара! В Москве Вельяминова почти сразу пригласили на главную роль в фильм «Командир счастливой «Щуки»… После выхода этой картины, говорят, мальчики валом повалили в морские училища. Все хотели учиться на подводников! Петр Сергеевич вспоминал, что когда дошло до сцены гибели командира, находящиеся в зале дети стали плакать и кричать: так им было жалко «дяденьку командира». Ребята не успокоились до тех пор, пока, уже после окончания просмотра, не увидели Петра Сергеевича живым и здоровым. Да что говорить, и взрослые зрители часто путали Петю с образами, которые он создавал. И не могли поверить, что ему ничто человеческое не чуждо. Тогда журналы не писали о личной жизни актеров и свою страсть знать все о своем кумире люди удовлетворяли на творческих вечерах. Там можно было написать записку любимому актеру на сцену и получить ответ. Так вот, когда его поклонники узнавали, что Петя был несколько раз женат, удивлялись. Вельяминов всегда был честен: «Влюблялся — и уходил. Да, это было больно. Но зато я никого не обманывал». Петя просто не умел обманывать! Знаете, некоторые удивляются, как я решилась не просто выйти замуж, а обвенчаться с человеком, у которого до меня уже было несколько браков… Но я почему-то точно знала, что наш союз — навсегда.

Мог сыграть Новосельцева в «Служебном романе»

Тем временем Петина карьера набирала обороты. Режиссером на «Командире счастливой «Щуки» был знаменитый мастер, Борис Волчек. Он посоветовал своей дочери, Галине Борисовне, незадолго до этого возглавившей «Современник»: «Посмотри этого актера!» Так Петя попал в легендарный театр. Приняли его там хорошо, роли давали большие. Он получил квартиру от театра. Но вскоре Вельяминову пришел вызов от Ускова и Краснопольского, в «Вечный зов»… Действие происходит в Сибири. Снимали, конечно, поближе — в Башкирии, но тоже не сказать что рядом с Москвой. Речь шла о том, что на полгода нужно будет уехать из Москвы. В «Современнике» так надолго никого не отпускают. Пришлось Пете распрощаться с этим замечательным театром, о чем он потом всю жизнь жалел…

Родители Вельяминова, Сергей Петрович и Татьяна Ермиловна. 20-е гг.
Фото: из личного архива Татьяны Вельяминовой
В 90-е годы, когда уже не нужно было скрывать свои дворянские корни, специальная генеалогическая комиссия выдала Вельяминову это свидетельство

Некоторые Петины фильмы так и не вышли на экран. Он снялся в картине «Скворец и Лира» с Любовью Орловой. Это была последняя ее работа в кино. О советских разведчиках, которые долго живут в Европе и маскируются под аристократов. Александров пригласил Петю, случайно услышав о его корнях. Но Любови Орловой партнер не понравился. Вернее, не он сам, а его… уши. Орлова отправила Петю к своему пластическому хирургу. Съемки были отложены, но Петя только радовался: «Уши прижались! Лицо стало посимпатичней». Но в итоге 72-летняя Орлова поняла, что недовольна не столько Петиной, сколько собственной внешностью на экране. Говорят, то, что фильм в итоге оказался на полке, — ее заслуга. Как-то ей удалось убедить Александрова картину в прокат не выпускать. Только спустя десятки лет у зрителей появилась возможность увидеть этот фильм.

Еще интересный факт: Вельяминов проходил пробы в комедию Эльдара Рязанова «Служебный роман», на роль Новосельцева. Дело в том, что он играл эту роль еще в провинции, на театральной сцене. Пьеса называлась «Сослуживцы». Так получилось, что Рязанов видел Петю в этой роли, потому-то и позвал на пробы. Но в итоге сказал: «В характере этого персонажа должна быть инфантильность. А в тебе, Петя, извини, этого ну совсем нет! Имей в виду, это — комплимент!» Кстати, на последний юбилей Вельяминова Рязанов прислал трогательную телеграмму.

В любом случае, после нескольких неудач Петю ждал фильм, который принес ему не просто славу, а всенародную любовь. Качественных приключенческих фильмов в отечественном кино сильно не хватало. Идея «Пиратов ХХ века» принадлежит Станиславу Говорухину — он прочитал в газете «Известия» о нападении пиратов на итальянское судно. В соавторстве с Борисом Дуровым, который стал режиссером фильма, написали сценарий. Но утверждать его в Госкино они замучились. Сначала им запретили «грузить» на судно уран, потом чиновники пришли в ужас от варианта: опиум для фармацевтической промышленности. Тогда Говорухин с Дуровым, не зная, что еще предложить, написали: «Судно было загружено пустыми бланками партийных билетов, которые очень интересовали пиратов». Тут уж художественный совет утвердил вариант с опиумом, решив, что это все же меньшее из зол...

«72-летняя Орлова поняла, что недовольна не столько Петей, сколько своей внешностью» С Любовью Орловой в фильме «Скворец и Лира». 1974 г.
Фото: из личного архива Татьяны Вельяминовой

Фильм вышел в 1980 году. При этом про Петю писали в журналах: «Страсть к театру сначала привела рабочего паренька в любительский театр, а потом в профессиональный». «Сколько же можно врать? — недоумевал Петя. — Рассказал бы я им, какой я рабочий паренек! И что это был за «любительский театр­» в лагере».

«Эльдар Рязанов после проб в «Служебный роман» сказал Вельяминову: «В характере этого персонажа должна быть инфантильность. А в тебе, Петя, извини, этого ну совсем нет! Имей в виду, это — комплимент!»
Фото: из личного архива Татьяны Вельяминовой

Так получилось, что мы с Петей поселились в том самом старинном доме, где до революции в одной из квартир жил его отец, когда учился в Павловском училище. Помню, первое, что сказал Петя, когда мы въехали: «Пойдем-ка, помоем в подъезде пол и стены». Кстати, насчет Петиного отца… У меня есть книжка «58 1/2: Записки лагерного придурка» Валерия Фрида — одного из двух друзей-сценарис­тов Фрида и Дунского, отсидевших в сталинских лагерях. Так вот они встретились там с Петиным отцом Сергеем Петровичем. Они пишут, что ему никто не присылал посылок (потому что его жена и сын сами в это время сидели). На одной лагерной пайке он уже «доходил» от голода, находился в крайней степени истощения. И тем не менее, когда кто-то его решил подкормить, он отказался. А когда все-таки принял приглашение, то стал есть неторопливо, изящно, соблюдая этикет. Я словно сама вижу эту картину! Ведь и Петя был такой же… В какую бы фуфайку и ушанку, в какие бы валенки его ни одевали режиссеры, он двигался и говорил с таким достоинством, которое невозможно перенять. С этим надо родиться!

И все же у нас в стране мало кто знал, что значит это его достоинство и откуда оно могло взяться. Миф о «рабочем пареньке» хорошо ложился на сознание советских людей. Правда, некоторые все же догадывались, что это человек непростой судьбы. Был такой случай. Мексиканский режиссер русского происхождения Серхио Ольхович пригласил 72-летнего Петра Сергеевича в сериал «Танцы под ущербной луной». Он специально приехал в Россию, чтобы найти русского актера с аристократической внешностью. Еще в самолете стал перелистывать журнал. А там была фотография Вельяминова. Режиссер ткнул пальцем в фотографию и сказал: «Вот такой человек мне нужен! Вот он — настоящий русский аристократ!»

Подпишись на наш канал в Telegram
Не только дача в Швейцарии: Пригожин рассекретил их с Валерией заграничную недвижимость
Иосиф Пригожин и певица Валерия не стали следовать примеру некоторых коллег по цеху и объявили, что остаются в России, хотя у них есть немало возможностей эмигрировать. Собственно, недавно звездную пару даже заподозрили в попытке получить гражданство Израиля, где у продюсера живет множество родственников. Однако супруг артистки объяснил, что паспорт Земли Обетованной ему пока ни к чему.




Новости партнеров

популярные комментарии
#
сколько жизней испортили в те времена ужас просто когда читаешь такое, ни за что ни про что в лагеря...
#
Вельяминов всегда был честен: «Влюблялся — и уходил. Да, это было больно. Но зато я никого не обманывал». Петя просто не умел обманывать! "Кого он не обманывал? С кем Вельяминов был честен? С собой? С женами? С детьми? До какой же степени мучительны для нас, - жен и детей, такие вот отговорки незрелых, инфантильных мужчин и отцов! Зачем юлить, изворачиваться? Ведь от этого правда не перестанет быть правдой. Просто человек жил для себя. Такая вот жизненная позиция - сегодня в одну влюблюсь, завтра в другую. Так ведь имеет полное право. Но тогда и отношения выстраивай по-другому. Ну, помилуйте, какая женщина захочет такую семью? Кто, если бы Вельяминов заранее предупреждал, что он такой "влюбчивый", рожал бы с ним детей? Можно иметь аристократическую внешность, тридцать три свидетельства о дворянском происхождении и знать свою родословную до сотого колена, и что? Суть разве в этом? Честно прожить жизнь, любить жену, хранить ей верность, родить и воспитать детей достойными людьми, заботиться о них - вот этим можно хвалиться, а не своими корнями. Какая разница дворянин ты или пролетарий? Какой ты человек и какой след оставил в своей жизни и жизнях других людей, прежде всего детей - только это имеет значение. Юрий Яковлев, незадолго до своей смерти сказал, что роли и фильмы у него были, конечно, прекрасные, но их со временем забудут, они канут в вечность. Единственное, что имеет смысл - это родные. Надо было видеть с какой горечью он, гениальный актер, говорил эти слова, в каком потрясении и смятении пребывал. Я плакала, глядя на него. Вполне может быть, что и Петр Сергеевич многое переосмыслил, мы не знаем. Хорошо бы послушать его самого, но, увы, это уже невозможно....
#
Крести-4717, Ты крестик помолчало бы! Самому так хочется затесаться туда, а не пускают! Хоть какой документ выпиши крестик пролетарием на тот свет упорхнет!(((
#
#comment#
0 / 1500



Звезды в тренде

Агата Муцениеце
актриса, модель
Павел Прилучный
актер театра и кино
Полина Гагарина
автор песен, актриса, певица
Зепюр Брутян
актриса театра и кино
Михаил Земцов
бизнесмен, супруг Кристины Орбакайте