Олег Табаков: «Андропов оттеснил меня к окну и сказал: «Так играть бригадефюрера СС — безнравственно»

Народный артист откровенно рассказывает о самых веселых ролях, друзьях и женщинах.
Инна Фомина
|
30 Марта 2016
Олег Табаков с женой Мариной Зудиной и дочерью Машей
Олег Табаков с женой Мариной Зудиной и дочерью Машей
Фото: Филипп Гончаров. На Марине рубашка и брюки EMILIO PUCCI, клипсы и браслет Oscar de la Renta, на Марии платье Diesel

«Самым любимым моим спектаклем стал балет на тему: из жизни зерновых и сорняков. В хореографической студии, как всегда, не хватало мальчиков. Я этим воспользовался, предложил свои услуги и получил роль злобного Суховея, который все время подминал под себя Пшеницу. А ее танцевала Ниночка Кудряшова, которая мне очень нравилась. И я на законном основании «подминал» ее весь спектакль», — вспоминает Олег Табаков.

— Олег Павлович, в этом году исполняется ровно 60 лет, как вы снялись в своем первом фильме. А всего у вас за плечами более 120 картин...

— Когда к нам домой в Саратов пришла телеграмма, что меня утверждают на главную роль в картину «Саша вступает в жизнь», с моими родными случился шок… Ведь я был еще студентом. Хорошо помню те съемки — в селе Красном Костромской области. Чтобы снять эпизод, в котором скот падает с ног от бескормицы, режиссер Михаил Швейцер придумал напоить коров водкой. Правда, некоторым особо стойким буренкам не хватило даже пары ведер — они продолжали стоять на ногах…

Работа со Швейцером стала для меня бесценной школой. А фильм… положили на полку. Потому что в повести Тендрякова, по которой был написан сценарий, идеологические холуи, управлявшие нашей культурой, разглядели «инакомыслие». Швейцер пытался спасти картину. Он ее перемонтировал. Чтобы смягчить драматизм, оператора послали снимать главного героя, то есть меня, на жизнеутверждающем фоне из полевых цветов. Но мой первый фильм все равно запретили… Через тридцать лет я как-то проезжал по Садовому кольцу и вдруг на кинотеатре «Форум» увидел афишу со своим юным лицом. Я даже название картины к тому времени позабыл, мне уже исполнилось 52 года, а тут как привет из далекого прошлого. Какая-то фантасмагория…

Олег Табаков с женой Мариной Зудиной
Олег Табаков с женой Мариной Зудиной
Фото: Филипп Гончаров. На Марине жилет и брюки ESCADA, клипсы Oscar de la Renta

— А как вам вообще пришло в голову стать артистом?

— Я лет с одиннадцати мечтал о зрителе, жаждал публичности: открывал окно (мы жили на втором этаже) и опускал на ниточках вниз какие-то игрушки. И все ради того, чтобы привлечь публику, ее внимание… А потом в шахматный кружок в саратовском Дворце пионеров, куда мама меня привела, чтобы отвлечь от вредного влияния нашей Большой Казачьей улицы, заглянула Наталья Иосифовна Сухостав. Она руководила располагавшейся в этом же Дворце детской театральной студией «Молодая гвардия». Для их спектаклей не хватало «штанов», то есть мальчиков, и Сухостав пошла за ними к шахматистам. Меня она попросила погромче произнести главный коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Я произнес, и меня тут же зачислили в студию (в которой Наталья Иосифовна воспитала 160 профессиональных актеров!). Так решилась моя судьба…

Я был занят в нескольких спектаклях. В одном — про зажравшихся советских чиновников — играл с верным дружком-корешем Славкой Нефедовым, тоже будущим актером. Через много лет я взял его сына Игоря в свою первую студию (Игорь дебютировал у Никиты Михалкова в фильме «Пять вечеров», но его судьба сложилась трагически: в 33 года он покончил жизнь самоубийством. — Прим. ред.). В «Снежной королеве» я был сказочником и бегал по сцене с волшебной палочкой. А Кая играл Игорь Негода, будущий актер и режиссер, его дочка Наташа потом сыграет главную роль в «Маленькой Вере». Ну а помимо занятий в драмкружке я еще записывался на городском радио в паре с девочкой Ниной Бондаренко.

Олег Табаков с Вячеславом Тихоновым
«Как-то на Новый год я получил открытку из ФРГ, от племянницы Шелленберга: «Спасибо Вам, что Вы были так же добры, как был добр дядя Вальтер» С Вячеславом Тихоновым в сериале «Семнадцать мгновений весны». 1973 г.
Фото: РИА НОВОСТИ

Наш слаженный дуэт в день смерти Сталина выступил на панихиде в местном оперном театре: мы читали стихи, которыми советские поэты быстро откликнулись на уход вождя. Мы читали их час! Слушая нас, люди в зале падали в обморок — от переизбытка чувств. А я испытывал упоение, что мы с Ниной так хорошо читаем, что доводим публику до слез. Самым же любимым моим спектаклем стал балет на тему: из жизни зерновых и сорняков. В хореографической студии опять-таки не хватало «штанов». Я этим воспользовался, предложил свои услуги и получил роль злобного Суховея, который все время подминал под себя Пшеницу. А ее танцевала Ниночка Кудряшова, которая мне очень нравилась. И я на законном основании «подминал» ее весь спектакль.

— С таким богатым сценическим опытом вы, наверное, легко поступили в театральное училище?

— Я отправился в Москву с рекомендательным письмом от второго мужа первой жены моего отца, которое должен был вручить его брату, проректору ГИТИСа по административно-хозяйственной части. Но передать письмо не смог: проректор со студентами отбыл в колхоз на уборку картошки. В результате я поступал без письма и был принят и в ГИТИС, и в Школу-студию МХАТ. Выбрал второе, потому что МХАТ считался первым театром страны… На курсе одним из первых моих друзей стал Валя Гафт, долговязый и смешливый. Он был весь в волосах — хватило бы на троих мужчин, какие-то просто кущи. Мы с Валей оба были влюблены в Майю Менглет, дочку актера Георгия Менглета. Она считалась самой красивой девушкой на нашем курсе — у нее были просто поразительные глаза.

Олег Табаков с дочкой Марией
«Маше предлагают какие-то роли, и я вижу, что на сцену она идет легко и с радостью. Но я не люблю об этом говорить. Жизнь покажет…» С дочкой Марией
Фото: Филипп Гончаров

Соперничество за внимание Майи ничуть не мешало нашей дружбе. Мы смеялись с Валей постоянно, нам и повод не требовался — просто мы были молоды. Однажды Гафт спас меня от отчисления. На прогоне диплома он отыграл свой эпизод и должен был уйти со сцены. А я за кулисами, решив его разыграть, держал двери изнутри. Валя дергает-дергает ручку, а она не поддается, и он как рассмеется — от глупости ситуации. Но тут режиссер спектакля Александр Михайлович Комиссаров рассердился: «В чем дело?! Почему смеешься?!» И Валя меня не выдал. Он сказал Комиссарову: «А это я на вас без смеха смотреть не могу…» Валю не отчислили чудом...

— Гафт отомстил вам позже, написав эпиграмму...

— Разве это месть, когда о тебе пишут: «Худющий, с острым кадыком, в солдаты признанный негодным, он мыл тарелки языком, поскольку был всегда голодным…»? Кстати, эпиграмму на меня написал еще в студенческие годы и Михаил Козаков, который в это время тоже учился в Школе-студии: «Много видел чудаков. Но таких, как Табаков…» Конечно, вместо «чудаков» там было более обидное слово. Миша учился на курс старше. Помню его в невероятном пестром пиджаке, который он купил у другого студента Школы — Эмиля Лотяну. Будущий режиссер картины «Мой ласковый и нежный зверь» привез пиджак в качестве «контрабандного» румынского товара из родной Молдавии.

Олег Табаков с Людмилой Гурченко
C Людмилой Гурченко на съемках фильма «Аплодисменты, аплодисменты...». 1984 г.
Фото: РИА НОВОСТИ

Потом мы с Козаковым работали в «Современнике». Однажды, как директор этого театра, я получил такую бумагу: «12-е отделение милиции Москвы сообщает, что артист вашего театра Козаков М. М., 1934 года рождения, будучи в нетрезвом состоянии и находясь по ул. Горького у дома 14, учинил обоюдную драку с гражданином Горшфельдом, при этом выражался нецензурной бранью. На предупреждения работников милиции о прекращении недостойного поведения Козаков не реагировал, за что был доставлен в отделение милиции…»

— Одним из самых ярких актеров, выпущенных Школой-студией в те годы, был Евгений Евстигнеев...

Олег Табаков с Верой Алентовой
C Верой Алентовой в фильме «Москва слезам не верит». 1979 г.
Фото: Мосфильм-инфо

— Женя старше меня на девять лет и стал мне как старший брат. Он прилично играл на ударных (даже зарабатывал, выступая так перед сеансами в кинотеатрах) и на гитаре. И во время ночных посиделок раннего «Современника» Женя аккомпанировал то мне, то Волчек, то Ефремову — мы пели. А как он умел «раскалывать» коллег! В спектакле о строительстве Ангарской ГЭС «Продолжение легенды» я играл восторженного десятиклассника, приехавшего в Сибирь из Москвы. Там он встречает девушку Тоню (ее играла Нина Дорошина), которая влюбляется в него.

Но он сам все время вспоминает о своей возлюбленной Юнне, оставшейся в Москве. Мой герой страдал и рассказывал об этом в длинном монологе. И вот однажды, как только я начал страдать, Женя встал в кулисе, надел на свою лысину нимб (взял реквизит из другой постановки), как ангел сложил ручки на груди, поднял глазки к потолку и громко зашептал: «Лелик, а это я — твоя Юнна…» Я собрал всю волю в кулак, чтобы как-то закончить сцену и не заржать. Женя обожал розыгрыши, любил нарушать какие-то писаные и неписаные правила, просто чтобы посмотреть, что будет.

Марина Зудина с Михаилом Ефремовым и Яном Хвилером
Марина Зудина с Михаилом Ефремовым и Яном Хвилером в фильме «Благородный разбойник Владимир Дубровский». 1988 г.

— Вы ведь тоже любили похулиганить в молодости...

— Расскажу один случай. В картине «Люди на мосту» я снимался с Василием Васильевичем Меркурьевым (он был женат на дочери Мейерхольда Ирине). Этот большой, редкий актер обладал невероятным чувством юмора и научил меня красиво выпивать… Съемки проходили в Красноярском крае, лететь надо было с несколькими посадками. Когда Меркурьев появился в самолете, он сиял: до этого со своим Александринским театром Василий Васильевич отыграл спектакль в Кремле, а это была огромная честь и награда для труппы. Все пассажиры, завидев Меркурьева, заулыбались — он был очень популярен. Только мы взлетели, как Василий Васильевич достал из саквояжа бутылочку спиртного и потрясающий — явно заграничный — несессер. В нем были аккуратно сложены симпатичные пластмассовые стаканчики, чашки, тарелочки, вилочки. И мы начали отмечать...

По мере приближения к Красноярску Василий Васильевич доставал одну бутылку за другой. И уже в совсем хорошем состоянии сказал мне: «Приберись-ка здесь…» Я собрал бутылки, грязные вилки-ложки, пошел в хвост самолета и… открыл дверь наружу. Тогда самолеты были устроены совсем не так, как сейчас, и такое было технически возможно. И вот я высыпал мусор в небо — как в обычный мусоропровод. После чего закрыл дверь и спокойно вернулся на свое место. Не знаю уж, как меня самого не выбросило из самолета — видимо, потому что дверь открывалась вовнутрь. Только через сутки в гостинице мы пришли в себя и тогда сообразили, что вместе с бутылками выбросили и ценные предметы из заграничного несессера…

Маша Табакова
Маша Табакова в номере The Ritz-Carlton Suite отеля The Ritz-Carlton, Moscow
Фото: Филипп Гончаров
Марина Зудина с дочерью Машей
Марина Зудина с дочерью Машей
Фото: Филипп Гончаров. На Марине рубашка и брюки EMILIO PUCCI, клипсы и браслет Oscar de la Renta, на Марии платье Diesel, кеды Miss Grant

На строительстве меня поразила пропасть между победными репортажами в газетах и реальными делами, а также между шикарными коттеджами руководителей и неустроенным бытом строителей. Правда, такую вкусную уху, как в местной рабочей столовой, я не ел потом нигде. С собой в Москву я привез штук двадцать небольших свежайших стерлядок — подарок от рабочих. Чтобы рыба не испортилась, они завернули ее в еловые ветки…

— Олег Павлович, среди самых по­пулярных фильмов с вашим участием — «Семнадцать мгновений весны». Вас не удивило, когда Татьяна Лиознова предложила вам роль эсэсовца Шелленберга?

— Нет! Потому что это был первый фильм, где немцы, точнее фашисты, показаны правдиво. До этого на нашем экране были карикатурные существа, которые в кальсонах бегали по украинским дворам, забегали в хату и требовали у хозяек: «Эй, матка, курка, яйки, млеко!» И я все не мог понять, как этих недочеловеков четыре года не мог одолеть мой отец?! У него, как у ценного кадра, была бронь — освобождение от фронта. А он ушел на войну добровольцем 4 июля 1941 года и вернулся только в конце 1945-го. У него награды были дорогие, солдатские: орден Красной Звезды, медаль «За отвагу». И такой человек не мог справиться с какими-то идиотами?! А вот таких фашистов, как у Лиозновой — умных, дальновидных, — одолеть действительно трудно…

Марина Зудина и Олег Табаков
Марина Зудина и Олег Табаков в картине «После дождичка в четверг». 1985 г.
Фото: Сергей Иванов

Когда фильм был готов, устроили показ двух первых серий во Дворце культуры КГБ на Лубянке. Набился полный зал сотрудников этого ведомства во главе с его руководителем Юрием Владимировичем Андроповым. Как говорится, некуда было плюнуть — столько народу… И вот после просмотра включили свет. И я понял, что зрители не знают, как реагировать на такое изображение противника. Народ расходится озадаченный, а Андропов приглашает меня, Лиознову, еще каких-то членов группы к себе домой. Приезжаем, там уже накрыт стол. И только мы немного расслабились, тут Андропов подходит ко мне, тихонько оттесняет в большой эркер, к окну, и тихо говорит: «Так играть бригадефюрера СС — безнравственно». Я не знал, что ему ответить…

А потом на Новый год я получил открытку из ФРГ, на немецком языке. Красивая такая открытка — с Санта-Клаусом, оленями и упряжкой. Мне писала племянница Шелленберга: «Спасибо Вам, что Вы были так же добры, как был добр дядя Вальтер». Оказывается, она посмотрела наш фильм. К сожалению, эта открытка не сохранилась: я как-то подсчитал, что в Москве за 60 лет только собственных квартир сменил шесть штук. Вот и затерялась она.

— Среди ваших кинозлодеев был еще Кощей Бессмертный в сказке «После дождичка в четверг»…

— Я ему придумал металлические зубы (после этого многие артисты стали делать для своих персонажей такие эффектные накладки-фиксы). Кстати, моему Кощею зубы делали лучшие специалисты — из поликлиники Большого театра. Там ведь врачи и техники обслуживают певцов, у которых с дикцией все должно быть в идеальном порядке.

Олег Табаков с Василием Меркурьевым
С Василием Меркурьевым в фильме «Люди на мосту». 1959 г.
Фото: РИА НОВОСТИ

— А как реагировали окружающие, когда вы появлялись в таком устрашающем виде?

— А это вы лучше спросите у моей жены Марины, ведь в этой сказке она снималась вместе со мной…

Марина Зудина: Его зубы ничуть меня не пугали. И вообще, это было самое лучшее время. Мы снимали в Ялте, и по вечерам ходили с Олегом Павловичем ужинать в ресторан гостиницы «Ореанда». А вокруг — красота, все цветет (это был май). На самом деле тогда моя голова была больше занята не съемками, а чувствами, лю­бовью… Правда, погрузиться в нее с головой я не могла — время от времени мне нужно было уезжать из Ялты в Севастополь. Потому что параллельно я снималась тогда в двух картинах. В Севастополе — в фильме «Валентин и Валентина». Мою сестру играла Лариса Удовиченко. И она, уже звезда, заслуженная артистка, сама предложила мне, студентке третьего курса, остаться в двухместном люксе, куда нас хотели вместе поселить, а себе выбрала обычный. Сказала: «У тебя главная роль, и в люксе должна жить ты...» Как же это меня тронуло, хотя мне было очень неудобно... Лариса делилась со мной женскими секретами: научила, например, что кожу надо беречь и не умываться мылом, а снимать косметику молочком.

— Марина, в то время у вас практически каждый год была главная роль. Например, в картине «Благородный разбойник Владимир Дубровский».

Между прочим, на роль Дубровского сначала пробовался Александр До­могаров, но его не утвердили. Он в те годы вообще немного снимался: видимо, его красота не внушала доверия режиссерам. И только с годами они рассмотрели в нем настоящий драматический талант. А вот Филиппа Янковского утвердили. Но когда начались съемки, через пару дней стало ясно, что в кад­ре он выглядит слишком молодо. Съемки отложили и стали искать нового Дубровского. В какой-то момент роль предложили Олегу Меньшикову. О том, чтобы Дубровского играл именно Костик из «Покровских ворот», мечтала вся женская половина съемочной группы. Девушки постоянно говорили режиссеру: «Ах, Олег! Ах, Меньшиков!» Чтобы попробоваться с Олегом, я даже попросила перенести мой госэкзамен в ГИТИСе! А Меньшиков не прилетел на пробы — что-то у него не сложилось.

Олег Табаков
Олег Табаков: «Моя судьба решилась в далеком 1948 году. Руководитель театральной студии во Дворце пионеров попросила меня погромче произнести главный коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Я произнес, и меня тут же зачислили в студию...»
Фото: Филипп Гончаров. На Марине платье LANVIN, клипсы Marni

Потом, правда, он появился. Но, видимо, пробовался без особый охоты. И только затем возник Миша Ефремов. Он, кстати, тоже очень нравился девушкам, но к Мише на съемки приезжала его будущая жена Асия. В то время он был очень увлечен созданием театра «Современник-2», часто ездил из Минска, где шли съемки, в Москву. Из-за занятости в театре у Ефремова не было времени учить огромные куски текста на французском (его герой ведь притворяется французом). Поэтому для него на больших листах бумаги писали нужные слова русскими буквами и держали эти листы рядом с камерой, чтобы он мог читать...

— Олег Павлович, вскоре на экране мы увидим вас вместе с младшим сыном Павлом — и в фильме Алек­сея Мизгирева «Дуэлянт», и в картине Констан­тина Богомолова «Гнез­до глухаря» (по спектаклю Мос­ковского театра под руководством О. Табакова. — Прим. ред.). Много ли советов народный артист СССР давал­ начинающему актеру, когда после съемок они вместе приходили домой?

Нет! Я что-то советую, только если сын меня спрашивает, а когда не спрашивает, то и не лезу. Ведь актер существо тонкое, ранимое…

— А когда на экране мы увидим вашу дочку, Машу Табакову?

— Как судьба сложится. Ей предлагают какие-то роли, и я вижу, что на сцену она идет легко и с радостью. Но я не люблю об этом говорить. Жизнь покажет…

Благодарим отель The Ritz-Carlton, Moscow за помощь в организации съемки

События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Кулебяка с зелёным луком и яйцом: классический рецепт от Александра Бельковича
«Меланж можно заменить на хорошо взбитое яйцо», — советует шеф-повар и телеведущий Александр Белькович.




Новости партнеров




Звезды в тренде

Анна Заворотнюк (Стрюкова)
телеведущая, актриса, дочь Анастасии Заворотнюк
Елизавета Арзамасова
актриса театра и кино, телеведущая
Гела Месхи
актер театра и кино
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Ирина Орлова
астролог