Мишель Пфайффер: «Мой рацион состоял из сигарет, кофе и кока-колы»

Мишель Пфайффер в картине Люка Бессона «Малавита» выступила в роли жены мафиози, которого сыграл ее друг Роберт Де Ниро.
Адам Стоун — специально для «7Д»
|
03 Октября 2013
Мишель Пфайффер Мишель Пфайффер Фото: EVERETT COLLECTION/ALL OVER PRESS

«Мои дети страшно удивились, когда узнали, что я уже была замужем. Но я подумала, что лучше признаться самой, пока они не услышали это из каких-нибудь других источников», — рассказала Мишель Пфайффер.

Мишель Пфайффер, оставившей незабываемый след в культовых фильмах о гангстерах «Лицо со шрамом» с Аль Пачино и «Замужем за мафией», недавно вновь выпал шанс поучаствовать в любимых зрителями гангстерских разборках.

В картине Люка Бессона «Малавита» она выступила в роли жены мафиози, которого сыграл ее старый друг Роберт Де Ниро. А это значит, сбылась давняя мечта Мишель, ведь она дважды снималась в картинах с легендарным актером, но ни разу не была с ним в кадре вместе.

Пфайффер — одна из самых загадочных голливудских звезд. В свои пятьдесят пять выглядит так, что позавидует любая старлетка. Снимается нечасто, интервью практически не дает и уже более двадцати лет наслаждается семейным счастьем (редкость для знаменитостей ее уровня) с телепродюсером и писателем Дэвидом Келли. В каком-то смысле союз этот стал наградой за череду личных неудач — до встречи с Келли красавице Мишель не очень-то везло в любви.

«Роберт Де Ниро оказался на удивление доступным, легким и щедрым партнером». Кадр из фильма «Малавита» «Роберт Де Ниро оказался на удивление доступным, легким и щедрым партнером». Кадр из фильма «Малавита» Фото: EVERETT COLLECTION/ALL OVER PRESS

Ранний брак с актером Питером Хортоном закончился разводом, романы с Вэлом Килмером, Джоном Малковичем и Майклом Китоном тоже ни к чему хорошему не привели. Разочаровавшись, Мишель приняла решение в одиночку воспитать ребенка. Долгий процесс удочерения девочки Клаудии Роуз уже подходил к концу — шел 1993 год, — когда актриса на судьбоносном свидании вслепую, подстроенном ее друзьями, познакомилась с будущим супругом. Вскоре Мишель и Дэвид поженились, а через год у них родился сын Джон Генри. Чего еще желать? Разве что можно на досуге потягаться силами с экшен-звездами. В «Малавите» особых трюков нет, но Пфайффер все равно удалось похвастаться потрясающей физической формой.

— Как вам совместные съемки с Де Ниро — не разочаровали? Особенно потрясает горячая сцена на диване.

«По-настоящему меня признали и перестали путать с другими актрисами лишь после выхода «Иствикских ведьм» «По-настоящему меня признали и перестали путать с другими актрисами лишь после выхода «Иствикских ведьм» Фото: EVERETT COLLECTION/ALL OVER PRESS

Такая «химия» между вами, слов нет…

— О, это мой любимый эпизод! Как вы его назвали — сцена на диване? Очень мило. Мне нравится. (Улыбается.) Скажу так: моя мечта исполнилась — в третьем фильме у нас наконец-то не только фамилии стоят в титрах рядом, но есть и совместные сцены. И я отнюдь не разочарована. Хотя, признаюсь, пришлось понервничать: не знала, чего от него можно ожидать. На удивление, Роберт оказался очень доступным, легким и щедрым партнером. Я была настроена на большие трудности. Забавно, но Боб не знал, что самое первое прослушивание, на которое меня отправил агент, проводилось для фильма «Бешеный бык» (в ленте Мартина Скорсезе Де Ниро сыграл одну из лучших своих ролей. — Прим. ред.). Разумеется, я понимала, что ничего из этого не выйдет, но мой агент посчитал, что это послужит отличным опытом.

И вот только теперь я рассказала об этом Бобу.

— В «Малавите» вы играете мать двоих подростков, почти таких же, как ваши дети…

— Клаудии уже 20 лет, а Джону — 19. Могу сказать, что материнство во многом определяло мой выбор ролей — раньше я старалась не отлучаться из дому надолго. Но сейчас дочь учится и живет далеко от меня, и сын поступил в колледж. Дети вылетели из гнезда. Предложение сняться в «Малавите» поступило незадолго до того, как я привезла Джона Генри в кампус колледжа. Прощалась с ним со слезами на глазах и думала: вот раньше я бы переживала, что придется оставить детей и уехать по работе, например в Нью-Йорк.

А теперь я могу улететь еще дальше, во Францию, где проходили съемки «Малавиты»...

— Может, поэтому возникает ощущение, что на экране вы отрываетесь по полной. Как настоящая жена гангстера! Невольно вспоминаешь вашу Женщину-кошку из «Бэтмен возвращается»…

— Я это обожаю — отрываться перед камерой. Всю жизнь приходится сдерживаться, вести себя прилично, а тут можно расслабиться и забить на все правила, разве не здорово? А еще я всегда была уверена, что сильные женщины чертовски сексуальны. Такие, которые могут всерьез надрать задницу любому… засранцу. (Смеется.) Сексуальностью обладает именно сила, и не важно, от кого она исходит — от мужчины или от женщины.

«Сильные женщины очень сексуальны. Такие, которые могут всерьез надрать задницу любому… засранцу» «Сильные женщины очень сексуальны. Такие, которые могут всерьез надрать задницу любому… засранцу» Фото: EVERETT COLLECTION/ALL OVER PRESS

— Вы уже 20 лет замужем за сценаристом и телевизионным продюсером Дэвидом Келли — редкий пример счастливого и долгого брака в Голливуде.

— Я не встречала более честного, чистого и целостного человека, чем Дэвид. На этих его поразительных качествах и держится наш союз. Конечно, Дэвид еще очень симпатичный. Не смазливый — ни в коем случае, я терпеть не могу смазливых мужчин. У Дэвида есть шрамы, слава богу. (Смеется.) Но если человека не уважаешь, то каким бы он ни был, все равно долго не продержишься — тошнить начнет.

— Это правда, что вы живете на ранчо вдали от Голливуда, хотя ваш муж много работает?

— Ну, постоянно присутствовать в Голливуде ему необязательно, писать же можно и дома.

Поэтому мы давно уехали из Лос-Анджелеса и купили ранчо неподалеку от Сан-Франциско. Сейчас у нас там живут лошади, а когда-то жили породистые миниатюрные ослики. Очень хорошенькие — с огромными глазами и очаровательными ушами. Правда, они кусались, и, чтобы не пугать гостей, мы отдали их на ферму. Жизнь на ранчо снижает уровень стресса. Я даже отвыкла от автомобильных пробок, и когда приезжаю в город, схожу с ума и не понимаю, что происходит. На ранчо я сама выращиваю некоторые овощи. А с недавнего времени вообще стала вегетарианкой — в основном, честно сказать, из-за простого желания сохранить здоровье и прожить как можно дольше. В молодости мой рацион состоял из сигарет, кофе и кока-колы, спортом никогда не занималась. Словом, совсем о себе не заботилась.

Так что теперь пытаюсь наверстать упущенное. Нет смысла отрицать, что для актрисы внешний вид очень важен. Мужчина в Голливуде и в 60 лет способен оставаться секс-символом, ну а женщине об этом можно лишь мечтать.

— Вы очень закрытый человек. И в молодости такой были?

— Нет, как раз в молодости я была очень общительная, открытая и не скрывала своих эмоций. Но жизнь научила, что для актрисы, особенно известной, разумнее вести себя более сдержанно. На то, чтобы по-настоящему довериться человеку, мне требуются годы. Я слишком многое пережила до встречи с Дэвидом, чтобы позволить себе быть уязвимой. Долго училась замечать красные флажки, сигналящие: будь осторожна, это плохой знак, можешь нарваться. Эти знаки обычно помогают не наступать на одни и те же грабли.

«Роскошь быть уязвимой возможна только когда стопроцентно доверяешь любимому человеку. Слава богу, сейчас я могу себе это позволить»  «Роскошь быть уязвимой возможна только когда стопроцентно доверяешь любимому человеку. Слава богу, сейчас я могу себе это позволить» Фото: LMK/ALL OVER PRESS

Но не всегда. А роскошь быть ранимой, трепетной и уязвимой возможна только при очень близких отношениях, когда стопроцентно доверяешь человеку. Слава богу, сейчас я могу себе это позволить.

— До брака с Дэвидом у вас было немало романов, и даже замуж вы выходили…

— Не все романы я бы охарактеризовала как «отношения», многие из них были лишь любовными интрижками, а это разные вещи. Замуж за Питера Хортона я вышла в очень раннем возрасте, это не считается. Честно говоря, я и забыла об этом. И дети мои, кстати, долго не подозревали даже, что я когда-то уже была замужем. Страшно удивились, когда я им сказала. Не могли себе представить, что у мамы когда-то мог быть другой муж, не их отец. Я поняла, что надо признаться самой, пока они не узнали из каких-нибудь других источников — глупо получится.

Да, я плохо выбирала мужчин, неудачно. Неправильно. А если с самого начала делаешь неправильный выбор, сколько ни старайся, ничего не выйдет. Вот Дэвида я выбрала правильно, поэтому у нас все хорошо.

— Вы были так разочарованы в мужчинах, что решились в 33 года усыновить ребенка одна? Готовы были стать матерью-одиночкой?

— Дело не в разочаровании. У меня очень сильный характер. И в какой-то момент я решила, что не хочу зависеть от мужчины. Я безумно, отчаянно хотела детей, а того, от которого могла бы родить, так и не встретила. И ко мне однажды пришло озарение — не буду ничего и никого ждать. Возьму и удочерю девочку. Сама. Так у меня появилась Клаудиа Роуз.

А вскоре, как вы знаете, я встретила мужчину — свою вторую половину — и от него уже сама родила сына. Убедившись, что из Дэвида выйдет отличный отец, поскольку замуж он меня взял уже с маленькой дочуркой. Я не ошиблась. С Дэвидом мы сходимся абсолютно во всем — во взглядах и представлениях о том, как надо воспитывать детей и какими мы бы хотели их видеть. У нас одинаковый талант держать правильный баланс между работой и семейной жизнью.

— Ваш муж сочиняет и продюсирует очень успешные на Западе сериалы («Элли Макбил», «Юристы Бостона» и многие другие. — Прим. ред.). Почему вы ни разу не участвовали ни в одном из них? Неужели не было соблазна попросить, чтобы он специально для вас что-нибудь придумал?

— Вероятно, потому, что мы слишком дорожим отношениями и не хотим ими рисковать. Хотя я считаю, что актеру должно быть все равно, где играть — на телевидении или в кино, лишь бы это была качественная продукция. А сериалы сейчас просто потрясающие снимают. И, слава богу, уже нет унизительного разделения на телевизионных и киноактеров. Но я все равно не хочу возвращаться домой со съемок сериала, к которому муж имеет отношение, и жаловаться ему. Не важно, на что. Впрочем, может быть, когда-нибудь и поработаем вместе. Дэвиду особенно удаются именно женские характеры. Я частенько его спрашиваю: «Как ты ­думаешь, эти актрисы хоть отдают себе отчет, как им повезло?»

— А как вы вообще стали актрисой? Ну, понятно, красивая девушка живет неподалеку от Лос-Анджелеса, Голливуд совсем близко… — Я была типичной калифорнийской девчонкой.

«У меня есть масса увлечений помимо кино. Например, я рисую. Портреты — моя специализация» «У меня есть масса увлечений помимо кино. Например, я рисую. Портреты — моя специализация» Фото: SPLASH NEWS/ALL OVER PRESS

Любила заниматься серфингом и ошиваться на пляжах с парнями. Однажды в парикмахерской мне посоветовали поучаствовать в местном конкурсе красоты, я его выиграла. А человек, который все это устраивал, занимался еще и поиском актеров. Он и дал мне первые рекомендации. Но я долго проработала кассиршей в супермаркете, прежде чем получила первую стоящую роль. Помню, изводилась в магазине, злилась ужасно. Моя мама всю жизнь была — работала, как она говорила, — домохозяйкой, нас у нее было четверо, а отец настраивал кондиционеры. И мама, естественно, мечтала, чтобы ее дети сделали карьеру, чтобы им удалось то, что не вышло у нее. Вот я, сцепив зубы, и торчала в супермаркете, ходила на прослушивания и надеялась когда-нибудь удовлетворить и свои, и мамины амбиции. Но по-настоящему меня признали и перестали путать с другими актрисами лишь после выхода фильма «Иствикские ведьмы».

— Почему вы так редко снимаетесь?

Дети ведь и правда уже выросли.

— Потому что раньше снималась очень много. Вообще-то сейчас у меня три фильма подряд вышли, обычно я работаю гораздо меньше. У меня есть масса других увлечений помимо кино. Например, я рисую. Портреты — моя специализация. Дети отправлялись в школу, а я — в свою студию. Собственно, иногда могла отказаться от съемок из-за того, что не люблю оставлять портрет незаконченным. (Смеется.) Но теперь, когда дети упорхнули из домашнего гнезда, придется, видимо, не только чаще сниматься, но и выдумать себе дополнительное хобби.

— Переживаете из-за того, что дети зажили самостоятельной жизнью?

— На этот счет принято шутить. Но это не смешно, совсем не смешно. Я бы сказала, что очень тяжело. Помню, Дастин Хоффман рассказывал — когда его ребенок уехал в колледж учиться, никто из семьи не мог решиться даже зайти в его комнату. Грустно…

— В последние годы вашими партнерами по фильмам становились совсем молодые актеры — Эштон Катчер в картине «Личное», Руперт Френд в «Шери», Зак Эфрон в «Старом» Новом годе»…

— Ну да, совсем дети! (Смеется.) Особенно Зак. Если так дальше пойдет, то моим фильмам будут присваивать самый строгий рейтинг. Но когда-то я, 32-летняя, играла возлюбленную героя Шона Коннери в «Русском отделе», а ему тогда было 60 лет… — А чему бы вы хотели научить своих детей?

— Двум важным вещам: жизнерадостности и способности сострадать.

«Всю жизнь приходится сдерживаться, вести себя прилично, а здесь наконец можно расслабиться, оторваться и забить на все правила. Ну разве не здорово?» «Всю жизнь приходится сдерживаться, вести себя прилично, а здесь наконец можно расслабиться, оторваться и забить на все правила. Ну разве не здорово?» Фото: EVERETT COLLECTION/ALL OVER PRESS

Если воспитать в детях эти качества так, чтобы они вошли в их кровь и плоть, жизнь у них будет насыщенной и успешной.


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.
Чулпан Хаматова Чулпан Хаматова актриса театра и кино, общественный деятель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Загрузка...

+