Мария Порошина: «Я плакала, говорила, что я некрасивая, что я одинокая»

«Я отличалась колкостью, даже колючестью. И считала, что несчастнее меня на свете нет человека».
15 Мая 2013
Фото: Екатерина Рождественская. На Марии платье ESTER ABNER

«Гоша очень нервничает из-за дочери: где она, с кем? Мне приходится ей говорить: «Полиночка, пожалуйста, сделай так, чтобы папа не делал мне замечаний по поводу тебя!» — делится с Екатериной Рождественской Мария Порошина...

Екатерина: У вас три дочери. Мне, матери троих сыновей, остается только гадать, каково это. Наверное, приятно, когда вам говорят, как они на вас похожи… Мария: Они на меня вообще не похожи!

Во всяком случае — внешне. И друг на друга, кстати, тоже ни в чем не похожи, просто три разные совершенно планеты. Вот взять старшую — Полину. Она вылитый папа. Я бы даже сказала, что она Куценко в двойной концентрации. Я все детство занималась народными танцами, художественной гимнастикой. Полина же иногда танцует даже не рэп, а нечто еще более рваное. Смотрю на нее и вижу, что пластика у нее совершенно отцовская. Но Гоша с этим не согласен. Говорит: «Я, между прочим, очень грациозно и изящно танцую». Полина смело может станцевать что-то очень смешное, странное. Но зато это танец души!

Екатерина: А были у нее трудности с переходным возрастом?

Мария: Лет в двенадцать Полина была очень закрытой, стеснительной, ранимой, раздавала всем свои игрушки.

С Константином Хабенским в фильме «Дневной дозор». 2005 г.
С Константином Хабенским в фильме «Дневной дозор». 2005 г.

Все подряд из дома тащила, лишь бы задобрить девочек. Слишком добрая, отзывчивая — над такими дети вечно смеются. Помню, моя подруга Марьяна Шульц, актриса МХТ, увидела однажды, как Полина с другими детьми готовит какой-то концерт, как выступает. И, не поверите, заплакала! Мы с Ильей (муж Марии Порошиной и отец ее младших дочерей — актер Илья Древнов. — Прим. ред.) перепугались: «Марьяна, что случилось? Почему ты рыдаешь?» А она: «Маша, ты не понимаешь! Маша, как она будет жить в этом жестоком мире? Что же это такое? Божественный какой-то ребенок!» Просто все дети держались спокойно, уверенно, а моя дочь совершенно безоглядно выворачивала душу наизнанку. И Марьяна представила, как легко в такую ничем не защищенную душу плюнуть, как-то оскорбить, посмеяться… И что вы думаете? Этот «божественный ребенок» через какой-то год-два поставил такой блок, такую защиту, что жестокий мир и близко не мог к ней подступиться!

Полина стала всерьез интересоваться правами детей, отстаивать их и дома, и в школе. Начались споры, демонстративные жесты. Мы с Ильей пытались, конечно, как-то ее ограничить — в употреблении сленга, в опасном общении. Мы видели, что компания, к которой она тянется, влияет на ребенка тлетворно.

Екатерина: Ну и как? Удалось ее ограничить?

Мария: Не совсем. Пришлось принять ситуацию такой, какая она есть. Мы просто стали проводить с Полиной усиленную работу, разбирали разные ситуации — кто в чем не прав, кто прав, помогали отличить истинное от ложного. Чтобы она не запуталась. В общем, полтора-два года нам пришлось понервничать.

Екатерина: А что папа? Он в тот период Полину поддерживал?

Мария: Ну конечно, он же постоянно держит руку на ее пульсе. Других детей у Гоши пока нет (хотя я надеюсь, будут). И он только и делает, что нервничает из-за Полины: где она, с кем? Мне даже иногда приходится говорить дочери: «Полиночка, я не хочу, чтобы папа делал мне замечания по поводу тебя!» Хотя бывает и наоборот: он впадает в панику, а я тем временем пребываю в каком-то благостном расположении духа, успокаиваю его, привожу примеры и из своей, и из его молодой жизни. А в другой раз я звоню Гоше и говорю: «Повлияй на нее, пожалуйста, что же она творит!» А он: «Мань, Мань, спокойно. Все хорошо, я ей все скажу. Ну а у тебя самой-то как дела?» — то есть меняет тему. Вот так мы с ним друг друга по очереди и успокаиваем.

С Галиной Даниловой в фильме «Елки». 2010 г.
С Галиной Даниловой в фильме «Елки». 2010 г.
Фото: KINOPOISK.RU

Потому что, если мы одновременно будем нападать, Полине трудно придется! А ведь есть еще Илюша, который принимал непосредственное участие в ее воспитании с пяти с половиной лет! Так вот когда мы все втроем принимаемся ее воспитывать, тут уж вступается моя мама и говорит: «Вы с ней поаккуратнее, пожалуйста».

Екатерина: И, небось, напоминает, что вы и сами в ее возрасте не лучше были…

Мария: Как ни странно, она, кажется, забыла об этом! Во всяком случае, мама считает, что по сравнению со всеми моими дочерьми я была и проще, и послушнее. А ведь я отличалась колкостью, даже колючестью. И точно так же, как Полина, в 13 лет считала, что несчастнее меня на свете нет человека и при этом я одна все знаю и понимаю, а взрослые какие-то глупые, легкомысленные…

«Других детей у Гоши пока нет (хотя я надеюсь, будут). И он только и делает, что нервничает из-за Полины: где она, с кем?»
«Других детей у Гоши пока нет (хотя я надеюсь, будут). И он только и делает, что нервничает из-за Полины: где она, с кем?»
Фото: PERSONASTARS.COM
«Мама считает, что по сравнению со всеми моими дочерьми я была и проще, и послушнее»
«Мама считает, что по сравнению со всеми моими дочерьми я была и проще, и послушнее»
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной

Даже по школьным фотографиям заметно: все кругом в белых фартуках, с бантами, а на мне фартук черный, одна лямка спущена, волосы короткие и взъерошены, колготки гармошкой, лицо наглое… Помню, в период моего трудного переходного возраста мама говорила своему мужу, моему отчиму: «Все, Дим, я умываю руки! Иди сам разговаривай с ней!» И он беседовал со мной час, два. Я плакала, говорила, что я некрасивая, что меня никто не любит, что я одинока, что убегу из дома… Почему-то для меня было важно, чтобы слова утешения мне сказал именно мужчина, защитник. Вот и Илюша умеет буквально на пальцах объяснить Полине какие-то жизненные закономерности. К примеру, от него она усвоила: нормально, когда человек делает два шага вперед и один назад. Лучше — три шага вперед и только потом один назад. Но если человек делает один шаг вперед и три назад — нужно срочно исправлять ситуацию!

А года два назад у Полины наступило затишье, она стала усиленно учиться. Вот в этом году будет поступать в институт, ведь ей уже 17 лет.

Екатерина: Куда она нацелилась?

Мария: У нее два направления. Она хочет быть актрисой, но еще увлечена гуманитарными предметами и собирается поступать на театроведческий. У нее идет какой-то постоянный поток сознания, постоянный разговор: не закончив одну тему, она переключается на другую. А если она молчит, значит, пишет эссе, какие-то рассказы. Или читает: то томик Толстого откроет, то Чехова. Кстати, Чехова она считает гениальным автором и ходит на все спектакли по его пьесам, а потом пишет сравнительный анализ. Еще Илюша ей все время что-то подкладывает из своих любимых писателей — Гессе, Ричарда Баха, Достоевского...

Екатерина: Семнадцать лет — хороший возраст для открытий!

Вот я своих никак не могу заставить читать... Так, значит, она на актерский факультет будет поступать?

Мария: Попробует. Она уже прослушивается в одном месте. Ее попросили подготовить серьезную прозу, взрослую. А она, при том что давно читает такую литературу, удивилась: «Мама, а как это — серьезная проза?»

Екатерина: Наверное, это роман Горького «Мать». Так это все тревожно, нервно с этими поступлениями в институт… Сама-то Полина как?

С отцом Михаилом Ивановичем
С отцом Михаилом Ивановичем
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной

Мария: Она человек целеустремленный, самоуверенный — может быть, даже излишне. Но это дает ей импульс идти вперед, ничего не страшась. Неудачи ее не останавливают. Тут пришла она после прослушивания и сообщает: «Мама, я стала петь, а мне говорят: «Не надо, Полиночка, не пой». Я что, плохо пою?» Я, конечно, ответила, что совсем не плохо, и если ей нравится — пожалуйста, пусть мурлыкает себе под фортепиано. Она ведь любит подобрать что-то и петь… Но усиленно в этом направлении развиваться действительно, пожалуй, не стоит. Что природа дала, то дала! В моей семье есть люди с оперными голосами, я знаю, что это такое, и понимаю, что у Полины настоящих вокальных данных нет. Но она считает, что имеет право попытаться.

Екатерина: А у кого в вашей семье оперные голоса?

Мария Порошина в роли Снегурочки. Новогоднее представление в Музее имени Пушкина. 1989 г.
Мария Порошина в роли Снегурочки. Новогоднее представление в Музее имени Пушкина. 1989 г.
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной
«Илюша умеет буквально на пальцах объяснить дочкам какие-то жизненные закономерности»
«Илюша умеет буквально на пальцах объяснить дочкам какие-то жизненные закономерности»
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной

Мария: Моя бабушка пела в оперетте, мама училась у оперных вокалистов, потом перешла на режиссуру к выдающемуся Борису Александровичу Покровскому (теперь она работает в Большом театре), папа был вокальным солистом в ансамбле «Березка» — они с мамой вместе учились в ГИТИСе на курсе музкомедии. Конечно же маме хотелось петь в Большом, и была такая возможность. Но, увы, не сложилось! Узлы на голосовых связках, операция, и оперный голос пропал. И тогда мама перешла на режиссуру. Я с детства привыкла к обществу артистов, режиссеров, музыкантов. Они приходили к маме в гости, и я позволяла себе с ними хулиганить, танцевать, щеголяла перед ними в маминых нарядах, каких-то шляпках… Правда, когда мне говорили: «Сейчас карета превратится в тыкву», — я безропотно шла спать.

Екатерина: То есть у вас и выбора-то не было: идти в театральный институт или нет…

Мария: При этом я не очень-то верила в то, что поступлю — с моими-то стеснительностью, неумением, ленью. Я до последнего не могла выучить прозу, стихотворение. Все время откладывала на потом — мне было очень страшно. В итоге поступать пришла с опозданием, когда вовсю шли вторые и третьи туры. И то благодаря одному своему другу, который меня буквально силой затолкал в помещение Школы-студии МХАТ. Помню, в тот день был сильный дождь, и тур уже закончился, но меня впустили. И вот я, совершенно мокрая, читаю «Письма незнакомке» Моруа, и Кривина «Полусказки», и еще басню Крылова «Кошка и Соловей». Экзаменаторы начали хихикать еще на Кривине. В моем отрывке речь шла о мокрой курице, а у меня же капли стекали по лицу.

Но я старалась сохранить серьезность. Дело дошло до стихов, я подготовила своих любимых Анну Ахматову и Марину Цветаеву. А они говорят: «Нет чего-нибудь другого, повеселее?» Я испугалась: «Нет, вы что! Как вообще возможно сейчас веселиться?» Тут уж зал грохнул от хохота. Меня попросили: «Давай «Мороз и солнце; день чудесный!..». Помнишь?» Я на ходу пытаюсь вспомнить, там, где забыла, несу какую-то отсебятину. И опять слышу смех. Я не понимаю, что происходит, мне это неприятно, и я готова уже развернуться и уйти. Говорю: «Прекратите, пожалуйста. Вы же мне мешаете!» Словом, меня взяли в качестве комедийной актрисы. Правда, через два года отчислили. Но все оказалось к лучшему! После года мучительных раздумий, имею ли я право оставаться в актерской профессии, я заново поступила в Щукинское училище и вот там-то, можно сказать, раскрылась!

Мария с дочкой Аграфеной на отдыхе в деревне. 2011 г.
Мария с дочкой Аграфеной на отдыхе в деревне. 2011 г.
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной

Этюды начала щелкать как орешки. У нас собрался очень интересный курс: Максим Аверин, Антон Макарский, Оля Будина, Наташа Антонова, Дмитрий Мухамадеев, Олег Кассин, Михаил Владимиров, Илья Бледный, Оля и Федор Баландины, Екатерина Решетникова, Дмитрий Кошмин… К счастью, в Щукинском существует прекрасная традиция: каждое 23 октября там собираются все выпускники. А капустник делается силами выпусков разных десятилетий: кто окончил институт в 1973 году, 1983-м, 1993-м, 2003-м… В этот раз присоединятся те, кто получит дипломы нынешним летом…

Екатерина: То есть трешки?

Мария: Да, трешки. И капустник открывает всегда один и тот же человек — Этуш Владимир Абрамович, дай Бог ему здоровья!

«Я, например, мужчин вообще плохо понимаю. И мне страшно интересно, что они между собой обсуждают, из-за чего переживают, о чем вообще думают?»
«Я, например, мужчин вообще плохо понимаю. И мне страшно интересно, что они между собой обсуждают, из-за чего переживают, о чем вообще думают?»
Фото: Марк Штейнбок

Когда я училась, он был ректором. Вот таким образом мы и видимся с однокурсниками. Потому что возможности пообщаться с коллегами вне сцены и съемочной площадки вечно не хватает! Вот я дружу с Александром Васильевичем Феклистовым, Александром Николаевичем Балуевым. И мы даже иногда семьями выбираемся к кому-то на дачу. Но чаще, чем раз в год, не получается… Нет времени!

Екатерина: А если у вас вдруг образуется свободный день, чему вы его посвятите? Может быть, спорту?

Мария: Да что вы! Я лучше проведу этот день с детьми. Ведь из-за съемок, гастролей мы с ними иной раз дней по пять не видимся! И то приходится прилагать усилия, чтобы больше пяти дней не выходило. Иногда беру детей с собой.

«Моя мама говорит: «Ну хоть Симочка, я надеюсь, будет певицей». Но она и танцами занимается. Говорят, у нее очень хороший подъем, растяжка и вообще балетные данные»
«Моя мама говорит: «Ну хоть Симочка, я надеюсь, будет певицей». Но она и танцами занимается. Говорят, у нее очень хороший подъем, растяжка и вообще балетные данные»
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной

Допустим, прошлым летом у меня были гастроли на море — грех не взять детей! И на съемки со мной то Полина ездила, то Сима. Когда снимали «Анну Герман» в Киеве, Сима ездила со мной дня на три-четыре. Только вот Груняшку я пока никуда не брала…

Екатерина: Вы их одинаково всех любите или у вас кто-то в любимчиках?

Мария: Нет любимчиков. Помню, Александр Феклистов, у которого трое детей, когда я Аграфену вынашивала, говорил: «Мышечка, имей в виду, младшую ты будешь любить больше всех». А я отвечала: «Как это так, Александр Васильевич? Вот я люблю Полину, она старшая. Я люблю Симу, она младшая. Разные совсем девочки, девять с половиной лет разницы. Ну а третью я куда пристрою? В какую область своего сердца? Я не понимаю, как можно любить еще и третью, чтобы первые две не обижались!»

На что он говорил: «Не волнуйся, природа сама все распределит». Теперь Аграфене три года и два месяца. И действительно, природа подсказала, куда ей вклиниться. Она очень взрослая девочка, говорит: «Мамочка, я осень хоошо азговаиваю». Болтушка страшная!

Екатерина: А Сима какая?

Мария: Симочке семь с половиной. И у нее очень интересный голос. Я даже не знаю, как на профессиональном языке называется ее тремоло. Моя мама говорит: «Ну хоть Симочка, я надеюсь, будет певицей». Но она и танцами занимается с балетными преподавателями Большого театра. Говорят, у нее очень хороший подъем, растяжка и вообще балетные данные. Еще Сима рисует, ходит на хор, а сейчас мы записываем ее в музыкальную школу на фортепиано.

Пусть занимается! Для девочки, мне кажется, все это будет полезно. Тем более что Симочка, когда у нее есть свободное время, хулиганит. Такой боец наравне с мальчишками в своем первом классе…

Екатерина: В черном фартуке набекрень?

Мария: Нет, наоборот, в отличие от меня и от Полины, она у нас такая принцесса: длинные волосы, одевается аккуратно. Говорит: «Мамочка, не надо меня одевать в серую форму. Ну что я как серая мышка буду?» При этом любит бегать, и ей постоянно делают замечания. Вот я и хочу максимально загрузить ее кружками, чтобы было куда деть энергию.

Екатерина: Я вас слушаю и жалею, что у меня девочки нет.

Потому что у мужиков ну совершенно другие интересы!

Мария: Это счастье, когда у женщины есть и сыновья, и дочери. Тогда она знает, что такое маленькая женщина и что такое маленький мужчина. Потому что я, например, мужчин вообще плохо понимаю. И мне страшно интересно, что они между собой обсуждают, из-за чего переживают, о чем вообще думают? И вот я у вас, как у матери троих прекрасных сыновей, хочу спросить: воспитывая мальчиков, можно ли хоть чуть-чуть приблизиться к пониманию, что такое мужчина?

Екатерина: Машечка, я, когда с детьми общаюсь, не анализирую абсолютно! Я делаю все исключительно по наитию. И мне совершенно все равно, как и что они между собой обсуждают. Я просто стараюсь, чтобы из них выросли хорошие люди.

Илья с Аграфеной на отдыхе в Греции
Илья с Аграфеной на отдыхе в Греции
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной

Чтобы они уважали родителей и чтобы к женщинам тоже уважительно относились. А для этого нужен пример родителей. Вот я воспитывалась на примере мамы и папы. Когда папа проходил мимо мамы, обязательно ее обнимал, целовал и говорил: «Аленушка, я тебя очень люблю». И я понимала, что это и есть то счастье, к которому надо стремиться. Так и наши дети: они смотрят на нас, и это дает надежду, что и нашим внукам будет чему поучиться у своих родителей.

Мария: Да-да! Только так можно воспитать таких мужчин, которые сейчас в дефиците: воспитанных, мудрых, интеллигентных, обладающих тонким и точным чувством юмора, в том числе способных посмеяться над собой.

Екатерина: Да уж, бывают мужчины, на которых смотреть вообще не хочется, тем более — взглядом с поволокой.

«Если и я, и Гоша одновременно будем нападать, Полине трудно придется! А ведь есть еще Илюша, который принимал непосредственное участие в ее воспитании с пяти с половиной лет!»
«Если и я, и Гоша одновременно будем нападать, Полине трудно придется! А ведь есть еще Илюша, который принимал непосредственное участие в ее воспитании с пяти с половиной лет!»
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной
Мария с дочерьми Серафимой и Аграфеной в Греции. 2011 г.
Мария с дочерьми Серафимой и Аграфеной в Греции. 2011 г.
Фото: Фото из личного архива Марии Порошиной

Кстати, а когда вы даете согласие сниматься в каком-то фильме, у вас есть возможность отказаться от партнерства, которое вам неприятно?

Мария: Нет, я не могу себе позволить сказать режиссеру, что не хочу работать с каким-то актером.

Екатерина: Даже если у вас с ним постельная сцена?

Мария: Но в постельных сценах я вообще не участвую! Так что у меня нет причин интересоваться вопросом, кто на какую роль утвержден. Хотя, конечно, я радуюсь, если узнаю, что кто-то из людей, которых я люблю и ценю, будет работать со мной вместе. С другой стороны, я трижды подумаю, прежде чем дать согласие на участие в фильме, где на второстепенные роли приглашают вообще не актеров, а людей с улицы.

К сожалению, это сейчас распространено.

Екатерина: Может быть, просто хороших режиссеров мало?

Мария: Сняться у замечательных режиссеров — Соловьева, Хотиненко, Рязанова, Михалкова, Митты, Учителя, Чухрая — это счастье. К сожалению, меня судьба как-то не выводит на этих людей. Но, с другой стороны, я снялась в очень хорошем сериале «Анна Герман» у Вальдемара Кшистека и Артема Антонова. Не говоря уж о Тимуре Бекмамбетове, у которого мне посчастливилось работать и в «Дозорах», и в «Елках».

Екатерина: Кстати, а что у нас с «Дозорами»? Кончились?

Мария: Вообще-то такая информация обычно скрывается. Но что касается «Дозоров», Лукьяненко уже давно сказал, что готов написать продолжение — специально для кино. Я думаю, что это было бы замечательно!

Екатерина: Хорошая у вас героиня в «Дозорах»…

Мария: Я прочла сценарий и сразу поняла, что это отличная роль. Но после проб два-три месяца мне от Бекмамбетова никто не звонил. Я думала, что выбрали какую-то другую актрису. И когда мне все-таки позвонили и спросили, свободна ли я в декабре, январе, феврале и марте, я сначала даже не могла понять, о каком «Дозоре» вообще идет речь. Удивлялась: «А что, фильм разве еще не снят?» Но оказалось, что все это время Бекмамбетов утверждал артистов на небольшие роли. Тимур просто так работает.

У него вообще творчество постоянное. Тут сошлась и его восточная мудрость, и художественное образование — он же замечательный художник! Вот он отснимет какой-то блок, посмотрит да и решит переснимать, чтобы улучшить качество. К примеру, однажды Тимура озарило, что наша с Костей Хабенским сцена в кафе получится смешнее, если там не Костин персонаж будет подшофе, а мой. Я говорю: «Как? Я же не умею играть пьяную, я же никогда не пробовала! Дайте хотя бы вечером дома потренируюсь!» Но нет, не дали! Сразу стали снимать. У меня с перепугу сердце стучало так, что я думала, звукорежиссер сейчас скажет: «Маша, нельзя ли потише, не слышно слов».

Екатерина: А если бы вы и правда были доброй волшебницей, как ваша героиня, что бы вы сделали?

«Я плакала, говорила, что меня никто не любит, что я одинока, что убегу из дома… Почему-то для меня было важно, чтобы слова утешения мне сказал именно мужчина, защитник»
«Я плакала, говорила, что меня никто не любит, что я одинока, что убегу из дома… Почему-то для меня было важно, чтобы слова утешения мне сказал именно мужчина, защитник»
Фото: Екатерина Рождественская. На Марии платье JULIA DALAKIAN

Мария: Пожалуй, я сделала бы так, чтобы никто не запирал замки, как это было у нас в детстве. Чтобы дети гуляли беззаботно. И чтобы стало чуть поменьше торговых центров. Может быть, достигнув какой-то планки достатка, люди, наконец, пресытятся? Ведь кроме материальных есть же еще и другие ценности! Кто, спрашивается, будет думать о природе? Например, о том, что у нас в Центральной Сибири отходы зарыты и в любую секунду может произойти утечка в Енисей… Кто будет помогать слабым? Я понимаю, что не все имеют возможность перечислять крупные суммы детским домам, в больницы, в благотворительные фонды. Но имеет смысл начать с малого! Кто сколько может. Или хотя бы помочь перейти дорогу старушке — пусть даже она при этом ворчит, ругается… Господи, я говорю какие-то банальные, элементарные вещи!

Екатерина: Ну, дай бог нам дожить до того, чтобы эти банальности стали всем очевидны… Спасибо, Маша. Будем ждать нового «Дозора»…

События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Гороскоп с 15 по 30 апреля для всех знаков зодиака
Середину апреля Овнам рекомендуется встретить в спокойном расположении духа. Компромисса в рабочих дискуссиях удастся достичь к завершающей декаде месяца. Личные отношения ожидаются глубокими и пылкими.

Гороскоп с 15 по 30 апреля Телец




Новости партнеров




Звезды в тренде

Анна Заворотнюк (Стрюкова)
телеведущая, актриса, дочь Анастасии Заворотнюк
Елизавета Арзамасова
актриса театра и кино, телеведущая
Гела Месхи
актер театра и кино
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Ирина Орлова
астролог