Мария Порошина: «Важнее всего было довести Илью до ЗАГСа, поэтому я ничего ему не сказала»

Актриса откровенно рассказала о своей жизни и съемках в "Ночном дозоре".
Елена Костина
|
30 Июля 2015

— Маша, недавно вы нам рассказали, как похудели на 18 килограммов. Но каких усилий стоит оставаться в такой великолепной форме?

— Знаете, я раньше казалась себе такой прекрасной пышкой. И вот мы поехали в Крым со спектаклем «Идеальная жена», в котором играем с моей лучшей подругой Наташей Антоновой. В Ялте пошли с ней на пляж, она критично на меня посмотрела и сказала: «Маша, если хочешь, чтобы тебе давали только роли обиженных и брошенных тетушек или старушек, то продолжай в том же духе, но можешь лишиться и профессии, и мужа. В общем, обижайся не обижайся, а я тебя предупредила!» Эти слова заставили меня задуматься. Полнота же и возраст придает, а мне бы хотелось еще поиграть молодых героинь! И вот, помня себя стройной и звонкой, я поставила перед собой цель — вписаться в одежду, которую носила еще в 10-м классе!

Худеть начала прошлой осенью под присмотром диетолога-гастроэнтеролога, которая сначала дала мне задание в течение двух недель вести дневник и записывать все, что ем. Доктору нужна была полная картина: что я люблю, на чем срываюсь. И она ужаснулась, читая мои записи: две порции пельменей в 12 часов ночи! Я поначалу думала, что силы воли не хватит отказаться от привычного рациона. Но доктор подобрала мне индивидуальную систему питания, и оказалось, что придерживаться ее совсем не тяжело. Просто нужно знать свою норму. Кому-то, например, можно пять кусков шашлыка, а мне всего два с половиной, потому что остальное откладывается в так называемые «ловушки» жира. Вообще, каждый прием пищи не должен превышать объем стакана, и этого хватает. Что хотите — и суп, и салат, и даже тортик, но чтобы все могло уместиться в стакане.

«Гоша всегда о Полине заботился. Она для него как свет в окошке» «Гоша всегда о Полине заботился. Она для него как свет в окошке» Фото: photoxpress.ru

Много пищи не надо, просто нужно есть чаще и небольшими порциями. И уже в подсознание входит, что, допустим, сейчас на перекус можно только семь орешков, одно яблоко и один мандарин. Что интересно, я даже ни разу не встала на весы, но мерила объем — грудь, талия, бедра — и подсчитывала, сколько ушло сантиметров, пока мои школьные платья не стали мне как раз! Наконец-то чувствую себя в себе, мне комфортно и играть легче.

— А муж, актер Илья Древнов, вас поддерживал?

— Ой, есть такие мужья, которые закрывают холодильник и говорят: «Не подходи, толстая ты мне не нужна!» И тогда женщина, наверное, быстрее приводит себя в форму. А Илюша не такой прямолинейный, вот я и пребывала в расслабленном состоянии после рождения младшей дочери Груняши столько времени. Ни слова критики от мужа не услышала, и даже когда взялась за себя, Илюша сделал вид, что, мол, это не обязательно, его-то все и так устраивает. Но когда результаты моей борьбы с лишним весом были налицо, не скрывал радости: «Ну вот, наконец-то!» Я так и ахнула: «А что же ты раньше молчал?» Илюша улыбнулся: «Просто не хотел на тебя давить». Хитрый какой!

— Скорее деликатный и умный. И с дочерьми он тоже так?

С Гошей Куценко в фильме «Ночной дозор». 2004 г. С Гошей Куценко в фильме «Ночной дозор». 2004 г.

— Илья — как хороший артист и, соответственно, хороший психолог (потому что все артисты должны быть хорошими психологами, чтобы понимать своего героя), если видит, что ребенок чем-то обеспокоен, шаг за шагом потихонечку «вытягивает на свет» эту детскую проблему, отыскивает правильные слова и помогает найти выход из ситуации. Девчонки его обожают, а он, как лев, оберегающий свое потомство, постоянно начеку: где его чада, все ли с ними в порядке? Старшую Полину, нашу с Гошей Куценко дочь, Илюша воспитывал с ее пяти лет. Конечно, Полин папа тоже всегда о ней заботился, она для него свет в окошке. Но Илюша быстро нашел подход к девочке, они подолгу беседовали, часто вдвоем отправлялись в кино или музей, если я, например, была на съемках.

С дочерью Полиной и мамой Наталией Петровной С дочерью Полиной и мамой Наталией Петровной Фото: Филипп Гончаров. На Марии и Полине платья STELLA DI MARE

— Полина родилась, когда вы были студенткой Щукинского училища, а Гоша Куценко только делал первые шаги в профессии. Туго приходилось?

— Конечно, да и время было голодное. Помню, ребята-москвичи водили иногородних однокурсников домой поесть, потому что в общежитии, кроме крупы, ничего не было, да и далеко не все родители имели возможность ее прислать. Хорошая одежда была не по карману, меня спасало то, что я умела вязать, и моя мама вязала, а бабушка шила, причем такие вещи, что все спрашивали: «Где брали?» Памперсы, подогреватели для молока, красивые бутылочки в Москве уже появились в продаже, правда, цены на них были такие, что нам они все равно оставались недоступны. Но знакомые, часто бывавшие за границей, привозили нам оттуда все эти новомодные вещички. Что-то постоянно дарили друзья, особенно Гошины, потому что многие из них уже работали, а мои — студенты, денег ни у кого не было.

О том, чтобы взять академический отпуск, у меня и мысли не возникало — мало ли, вдруг не получится вернуться. Я ведь однажды уже была отчислена из института: еще до Щукинского училища поступила в Школу-студию МХАТ, причем достаточно легко. Но в свои 16 лет была такая безалаберная, казалось, весь мир у моих ног, можно гулять и веселиться. Была уверена: кого-кого, а меня точно никогда не выгонят, это невозможно! Но в итоге меня отчислили. Я получила хороший урок! Гоша, а он был на два курса старше и в тот год заканчивал учебу, утешал: «Маша, да ты самая лучшая, как они могли…», и ругался, и возмущался, и переживал. Хотя сам понимал, что педагогам виднее, кто им нужен на курсе, а кто нет. Подружки тоже меня поддерживали. Но что они, мои ровесницы, сами тогда еще без жизненного опыта, могли толкового посоветовать? Помню, я была в шоковом состоянии. И тут в коридоре встретила профессора по художественному слову Анну Николаевну Петрову. «Маша, — сказала она, — у тебя все будет хорошо, вот поверь мне и не волнуйся!» Эти слова, так по-доброму сказанные женщиной безум­но эрудированной, талант­ливой, интересной, потрясающей рассказчицей, не то чтобы меня успокоили, но показались мне какой-то еле-еле светящейся точкой отсчета чего-то нового в жизни. Но пока впереди была неопределенность. Я вся в сомнениях: а имею ли я право быть актрисой? Гоша с другом собирались показываться в театры, думали, что будут нарасхват, репетировали отрывки, но в последний момент поругались и никуда показываться не пошли. А ведь когда сразу после института тебя берут в театр, то, даже выходя в массовке, не говоря уже об эпизоде, чувствуешь себя при деле, есть ощущение, что ты твердо стоишь на ногах.

«Однажды пришлось сниматься без перерыва два дня и три ночи. Спала, сидя на стульях. Гримеры меня жалели, не будили. Стрессы и усталость накопились такие, что это было по-настоящему опасно. С тех пор таких «подвигов» не повторяю, берегу нервную систему» «Однажды пришлось сниматься без перерыва два дня и три ночи. Спала, сидя на стульях. Гримеры меня жалели, не будили. Стрессы и усталость накопились такие, что это было по-настоящему опасно. С тех пор таких «подвигов» не повторяю, берегу нервную систему» Фото: Филипп Гончаров

Гоша был этого лишен. И хотя уже стал вести «Партийную зону» и вместе с друзьями придумывал киносценарии, все равно без постоянной работы чувствовал себя неспокойно. Какой-то жуткий год был для нас обоих. Но потом я поступила в Щукинское училище, веры в себя прибавилось. Учеба уже подходила к концу, когда я забеременела Полиночкой. Я была занята в четырех спектаклях: «Бедность не порок», «Аршин Мал Алан», «Тень» и «Гедда Габлер», и везде у меня — большие роли. Меня очень поддержала наша художественный руководитель Марина Александровна Пантелеева, доброжелательно ко мне отнеслась, участливо спрашивала: «Есть кому тебе помогать? Справишься? Ну хорошо». Нам с Гошей помогали мои и его родители, с удовольствием оставались с внучкой. Была такая постоянная смена караула. Светлана Васильевна, мама Гоши, очень Полиной гордилась и считала, что та пошла в их породу. Так и говорила: «Все-таки она очень на меня похожа, такая же красивая!» Так что нам с Гошей помогали. Сам-то молодой папа, после того как забрал нас из роддома, вообще не понимал, что с малышкой надо делать. Конечно, потом освоился и на ручки не боялся брать, и нянчил ее, и бутылочку с молоком давал, но остаться вдвоем с Полей ему было страшновато. Ну а я...

Помню, когда сдавала дипломный танец, приходилось сцеживаться прямо за кулисами. А когда выдавался перерыв, ездила кормить дочку грудью, мы жили неподалеку, на Цветном бульваре, и мне удавалось добраться до дома за 20 минут, потом я снова мчалась в институт. У нас был замечательный курс, со мной вместе учились Наташа Антонова, Максим Аверин, Антон Макарский, Оля Будина и многие другие. Кого ни возьми — все талантливы и востребованы. Мы встречаемся каждый год, хотим придумать для нас всех какой-нибудь спектакль, и надеюсь, получится.

«Сцену поцелуя между нашими с Костей персонажами снимали на Ямайке. Эта поездка была подарком судьбы» «Сцену поцелуя между нашими с Костей персонажами снимали на Ямайке. Эта поездка была подарком судьбы»

— Одна из первых ваших ярких ролей — волшебница Светлана в «Ночном дозоре». А как вы попали в эту картину?

— Да просто мне прислали сценарий, который мне очень понравился. Дальше — тишина. Думала, взяли другую актрису, расстроилась. Прошло месяца четыре, и вдруг мне звонят оттуда: «Вы сейчас свободны?» Я не поняла, думала, картину давно сняли: «А зачем вы спрашиваете? И как, кстати, фильм?» Оказалось, что долго длился подготовительный период, и меня наконец утвердили. Помню, как вскрикнула в трубку: «Я очень свободная, я совершенно свободна, я совсем свободна!» Но тут я погорячилась, потому что у меня начались съемки в сериале «Всегда говори «всегда» и в фильме «Четвертое желание». И потом я не знала, как все разрулить, а однажды пришлось сниматься без перерыва два дня и три ночи, то есть трое суток я домой вообще не заезжала.

Спала, сидя на стульях, во время перестановок сцен. Гримеры меня жалели, не будили, держали мою голову, которая западала то вправо, то влево, и гримировали, как куклу. Под конец третьих суток я поняла, что в организме происходят какие-то необратимые процессы. Стрессы и усталость такие, что это уже было по-настоящему опасно. И хорошо, что у меня не было еще одного съемочного дня, потому что могло плохо кончиться. С тех пор таких «подвигов» не повторяю, берегу нервную систему.

— Когда речь заходит про фильмы «Ночной дозор» и «Дневной дозор», вас всякий раз спрашивают, не было ли на съемках каких-нибудь мистических историй...

— Почему-то — да, все спрашивают о мистике, хотя ничего такого я не припомню. При этом съемки одного эпизода чуть не стали для меня роковыми. Снимали сцену в питерском метро. Собрали массовку — яблоку негде упасть, делали много дублей. И в один из моментов, когда Костя Хабенский выходит из вагона, а я туда захожу, и мы встречаемся взглядами, меня кто-то толкнул так, что я упала, и одна моя нога по самое бедро провалилась между перроном и вагоном, а другая оказалась на перроне. И вот народ, как в час пик, протискивается мимо туда-сюда, глядя перед собой, а я внизу сижу на полушпагате, одна нога болтается, и вытащить ее не могу, потому что слишком узкое пространство. И хотя уже должен тронуться поезд, молчу. Нас ведь как учили? Команду «Стоп!» может дать только режиссер. И считается дурным тоном, когда артист вдруг спохватывается, мол, извините, ошибся, сейчас переделаю, давайте переснимем. Хорошо, Костя увидел, что я упала, не растерялся и резко выдернул меня из «западни», а буквально через долю секунды двери поезда захлопнулись, и он стал набирать скорость. Мы с Костей стоим, уставившись друг на друга минуты три-четыре, я в панике, он тоже, видимо, в шоке, потому что оба понимаем: промедли Костя, и я бы могла лишиться ноги или вообще погибнуть. Кстати, из многочисленных дублей в картину вошел именно этот.

«Помня себя тонкой и звонкой, я решила похудеть и вписаться в одежду, которую носила еще в 10-м классе. И не успокоилась, пока школьные платья не стали мне впору!» «Помня себя тонкой и звонкой, я решила похудеть и вписаться в одежду, которую носила еще в 10-м классе. И не успокоилась, пока школьные платья не стали мне впору!» Фото: Филипп Гончаров

Фактически Костя спас мне жизнь. А съемочная группа ничего не заметила: ну исчезла у них артистка из кадра на мониторе, перекрыл ее кто-то из толпы, а потом — раз, и появилась. Но и забавные истории на съемках случались. Одна из них связана с нашим с Костей поцелуем в душе на фоне старого советского кафеля. На самом деле предстояла съемка поцелуя с героиней Гали Тюниной, поскольку по сюжету в этом эпизоде персонаж Кости предстает в образе ее героини. У Кости в тот день был выходной, но он пришел на «Мосфильм» по каким-то своим делам. С ним была его жена Настя, они заглянули к нам: «Привет! Как дела?» И тут Тимуру Бекбамбетову пришла идея вставить в сцену поцелуя Костю: чтобы в какие-то моменты он сменял Галю. Так зритель не забудет, кто из персонажей целуется на самом деле. «Костя, — спрашивает его Тимур, — у тебя есть для нас полчаса, максимум час?» Костя обернулся к Насте: «У нас есть время?» Она ответила, что раз надо, то конечно.

Мы быстро отсняли сцену, а потом еще Костя репетировал с Галей эпизод, где его герой, все еще в женском образе, смотрит футбол. Показывал ей, как он сам обычно болеет перед телевизором, как вскакивает, как кричит, как заламывает руки. Нам, женщинам, не то чтобы этого не понять, просто у мужчин другая реакция, другой напор. А я в тот день все время ворчала: «Ну как можно романтическую сцену поцелуя снимать на фоне ужасного кафеля? Нет чтобы на пляже, на фоне моря и белого песка, как в музыкальных клипах!» На самом деле, мне самой на море очень хотелось. Я шутила, конечно, но Тимур за шутку ухватился. Через несколько дней спрашивает: «Загранпаспорт есть? Мы летим на Ямайку снимать поцелуй». Я думала, это розыгрыш, но оказалось, у Тимура друзья что-то снимали на Ямайке и нас пригласили. К тому времени я была беременна Серафимой, причем на четвертом месяце, и животик был достаточно большой. А на Ямайке в сцене поцелуя у водопада моя героиня должна быть обнаженной, что для меня в принципе недопустимо. Но взяли дублершу, тело снимали ее, а лицо — мое.

«Полина долго готовилась к своей первой серьезной роли. Думаю, Гоша с ней занимался, что-то подсказывал. Они же не разлей вода, оба стремительные, общительные, фонтанирующие» «Полина долго готовилась к своей первой серьезной роли. Думаю, Гоша с ней занимался, что-то подсказывал. Они же не разлей вода, оба стремительные, общительные, фонтанирующие» Фото: Филипп Гончаров

— И муж вас так далеко спокойно отпустил?

— Илюша знал всю съемочную группу, видел, как мы поглощены процессом. И потом, доктор, который вел мою беременность, кстати муж Наташи Антоновой, сказал, что опасности ни для меня, ни для ребенка нет. Я спокойно перенесла 11 часов перелета туда и обратно, замечательно провела на Ямайке пять дней, наслаждалась морем, гуляла по берегу, собирала ракушки. Поездка казалась мне каким-то подарком судьбы.

— Гоша тоже снимался в «До­зорах», и потом у вас были совместные фильмы. А сейчас он как режиссер пригласил вас с Полиной в свою картину «Если любишь…», в которой и для его нынешней супруги Ирины нашлась роль. Вы дружите семьями?

— Конечно, иначе и быть не может. Но справедливости ради надо сказать, что у Полины в этом фильме не роль, а крохотный эпизод. Вот в картине «Компенсация» Веры Сторожевой у нее действительно была роль. Она долго сидела над материалом в поиске, как может вести себя девочка с пороком сердца, вела дневник от имени героини, придумывала ей биографию. Думаю, Вера с ней занималась, и Гоша (он тоже в картине снимался) что-то ей подсказывал. Они же не разлей вода, оба стремительные, общительные, фонтанирующие. Что касается моей героини в Гошиной картине, я играю врача-реаниматолога, у меня там эпизод, может, чуть побольше, чем у Полины, а Ира играет девушку в джипе. К сожалению, на площадке мы с Ирой не пересекались, но мы достаточно часто встречаемся на каких-то Гошиных концертах или бываем друг у друга в гостях.

Я бы любой выбор Гоши приняла безоговорочно, но с Ирой у нас действительно сложились хорошие отношения, она замечательная, живая, эрудированная, разговорчивая. Мы все так радовались, когда у Иры с Гошей родилась дочка Женечка, малышка — просто чудо. Удивительно, как материнство меняет женщину, Ира очень заботливая мама. Да и Полинка к малышке по-настоящему привязалась. А Сима с Груней постоянно спрашивают: «А когда мы поедем к нашей сестричке Женечке?» Не считаем нужным моих младших девочек разубеждать. Считают, что Женечка им сестричка, — и здорово! Недавно у Женечки был день рождения, годик исполнился, собирались вместе к ним в гости, но у нас графики не совпадают. Илюша с Полиной долго не могли найти «окно», поэтому поздравлять Женечку с подарками, которые, надеюсь, пришлись Ире по вкусу, поехали мы с младшими девчонками и моей мамой. Гоша не смог составить нам компанию, так занят съемками своего фильма, поэтому получился такой девичник.

«Мы с Ильей надеемся, что когда-нибудь выкроим свободную неделю, соберемся компанией и отпразднуем свадьбу» «Мы с Ильей надеемся, что когда-нибудь выкроим свободную неделю, соберемся компанией и отпразднуем свадьбу» Фото: Юрий Феклистов

— Вы, как мама трех дочек, уже, наверное, про детей знаете все.

— Все про них не узнаешь — все дети ведь разные. Вот Полина, например, как и ее папа, пишет стихи, очень хорошие, философские. Как-то Симе дали в школе задание разобрать стихо­творение Маршака и написать на него что-то вроде рецензии, причем в стихах. Мы с ней долго пытались что-то сочинять, пока не пришла Поля: «Что у вас? Дайте пять минут!» И быстро написала лаконичный, тонкий, но в то же время шутейный стих. Поля гораздо старше сестричек, поэтому интересы у них разные. Симочка родилась, когда ей было девять лет, а Груня еще через четыре года. А вот у младших девчонок разница в возрасте небольшая, они друг с другом варятся. Но и они — очень разные. Сима — такой креативный ребенок. Добрый и хороший, но вечно устроит какую-нибудь шалость или придумает игру, за которую обязательно ей влетит от взрослых. И, в отличие от других детей, наказание ее не пугает: ну накажут и накажут, главное, вот оно — приключение! Груняша, наоборот, очень серьезная и хозяйственная девочка: «Мама, ты руки вымыла? А свет выключила? Я убрала у кота, пожалуйста, там не мусорите!» И очень совестливая, хотя, конечно, тоже любит пошалить.

— Маша, у вас с Ильей обе девочки родились в гражданском браке. Только после рождения младшей дочери тихо расписались. Причем свадьбы у вас так и не было. Почему?

— Да мы собирались! Причем хотели отпраздновать это событие где-то на острове и пригласить всех друзей. А узаконить отношения решили после рождения Груняши, потому что прибавилось бумажной волокиты. Полгода с Илюшей пытались подстроиться под графики друг друга, ждали, чтобы у нас совпал выходной. И то у Ильи вечером был спектакль. В загс с нами поехали самые близкие друзья — актриса и режиссер нашего со Славой Бойко спектакля «Неоконченный роман» Наташа Булыга и ее супруг. Пытались позвать и других, но каждый отвечал: «Ой, я в этот день занят!» А мы специально заранее не предупреждали, зачем ломать людям планы? В день свадьбы я нарядилась в черное пышное платье от модного дизайнера, подобрала бусы и сережки, накрутилась, как куколка, а Илюша надел строгий черный костюм. И вот мы с друзьями уже стоим у лифта, а Илья немного задерживается в квартире, как вдруг я вспоминаю, что у меня нет паспорта. Потому что вчера были съемки очередного эпизода «Всегда говори «всегда», причем в тюрьме, куда попал персонаж Славы Бойко. В тюрьму же без документов не пускают, пришлось достать из сумки паспорт. А потом я его сунула в карман телогрейки, которую накинули на меня гримеры, — в тюрьме было холодно. В итоге я его там забыла...

«Илюша и Полина быстро нашли общий язык. Они подолгу беседовали и часто вдвоем ходили в кино и музеи, пока я была на съемках» «Илюша и Полина быстро нашли общий язык. Они подолгу беседовали и часто вдвоем ходили в кино и музеи, пока я была на съемках» Фото: Марк Штейнбок

О том, что случилось, я успела сказать друзьям, пока Илюша не подошел. «Маша, ты сошла с ума, вас же не распишут!» — «Распишут, что-нибудь придумаем!» Едем в лифте, я говорю Илье: «Вернись, пожалуйста, возьми права и загранпаспорт, вдруг туда надо тоже печать поставить». Илья засомневался, но просьбу выполнил. Выходим на улицу — а там лимузин, правда без колец, но красивый. Илюша заказал! А внутри шампанское, какие-то коньяки, цветы. Очень было приятно. Тут бы радоваться. А на меня испуганными глазами смотрят наши друзья, потому что не знают, что говорить Илье и как вообще быть. И они молчат. И я молчу. А он понять не может: почему все такие грустные? Добираемся до места, и первым делом я узнаю, что сегодня, 18 декабря, День работников загса. Тут от сердца немного отлегло: в честь профессионального праздника к нам, может, проявят снисходительность? И вот настал торжественный момент.

Мне следовало бы сыграть сцену поиска паспорта. Но я сыграла неправильно: надо мне было открыть сумку, по­искать паспорт и потом заплакать. А я стала открывать сумку и тут же заплакала. Илюша ничего не понял и смотрел на меня безумными глазами. А я зачем-то продолжала копаться в сумке, потом выдала: «Забыла паспорт в тюрьме!» — «Где?!» — «В тюрьме! В телогрейке!» Сотрудница загса в шоке, я поспешила ее успокоить, мол, на съемках. Они на меня смотрят страшными глазами, а мне становится смешно. Я говорю какую-то чушь, устраиваю непонятный концерт, и люди пугаются, смотрят на меня как на сумасшедшую, и тогда я начинаю хохотать, но от этого у них еще больше глаза округляются. Такую истерику, которая со мной случилась, не сыграешь, когда человек то плачет, то смеется. Слова отрывистые, слезы хлещут. Потом смех. Но Илья все равно не поверил: «Нет паспорта? Да ты специально это подстроила!» Вот поэтому-то я и не стала ничего ему говорить в лифте — он бы оскорбился, развернулся, и все бы на этом кончилось. Мне же было важно его все-таки до загса довести, ведь столько лет этого ждали! Пытаясь спасти положение, я говорю работнице загса: «Есть водительские права, может, вы туда печать поставите? Мой паспорт закрыт в «Останкино», у всех сегодня выходной!» А она твердит: «Ну попросите кого-то привезти документ, мы подождем». Я — свое: «Все пропало, все пропало!» Илюша повторяет: «Ты специально!» В общем, каждый произносил свой монолог. Но стали вызванивать друзей. И случайно Илюшин друг Денис Королев оказался рядом с телецентром, причем нашел способ взять на охране ключи и забрать мой паспорт.

«У меня большие планы. Но самое главное — чтобы все мои близкие были здоровы и наша семья в ближайшем будущем еще увеличилась» «У меня большие планы. Но самое главное — чтобы все мои близкие были здоровы и наша семья в ближайшем будущем еще увеличилась» Фото: Филипп Гончаров. На Марии платье Ella Rose Richards Paul & Joe Sister, на Полине свитер MaxMara Weekend

В итоге через десятые руки нам его привезли. Ждать, правда, пришлось два часа, но мы, уже немного успокоившись, так хохотали! Наконец паспорт доставили, и нас с Илюшей благополучно расписали. Мы отблагодарили сотрудников загса тортиком с шампанским, ведь людям хотелось поскорее свой праздник отметить и разойтись по домам, а им пришлось с нами возиться. Сами же, очень довольные, мы поехали в ресторан.

— Друзья потом не говорили, что вы зажали свадьбу?

— Говорили. Но мы не оставляем идею, что, когда у всех выдастся свободная неделя, мы на острове соберем большую компанию и отпразднуем свадьбу. Правда, с нашими графиками эта мечта несколько лет остается мечтой, но когда-нибудь она исполнится.

— А о чем вы мечтаете лично для себя?

— Поучаствовать в музыкальном спектакле. Я очень люблю петь, у меня вся семья поющая — мама, папа, сестра по отцу Настя Порошина, она работает в Театре оперетты. Со сцены мне пока довелось спеть только в спектакле Саши Балуева «Территория страсти», там сольные партии исполняют артисты мюзиклов, и вдруг мне, драматической артистке, — такой подарок. А в кино исполнила финальную песню под титры в сериале «Всегда говори «всегда». Вот недавно я предложила что-то записать к сериалу «Семейные обстоятельства», где сейчас снимаюсь, играю адвоката по семейным делам, может быть, получится. Хотелось бы еще сыграть в фильме по классике или в какой-то исторической картине. У меня большие планы, но самое главное — чтобы все мои близкие были здоровы и наша семья в ближайшем будущем еще увеличилась.

Благодарим отель St. Regis Москва Никольская за помощь в организации съемки


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Дочка взяла от родителей все самое лучшее.

  • #
    Очень приятная женщина и актриса: естественная и по-настоящему женственная

  • #
    Дочитала до "двух порций пельменей на ночь". Нам опять скармливают очередную историю о том, чего не было. Иначе удивительно, как дожив до зрелого возраста , дама позволяет себе трескать столько на ночь, а потом обращаться к диетологу.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Дарья Жукова Дарья Жукова Галерист, искусствовед
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +