Мария Порошина: «Со слезами на глазах я провожала взглядом свою мечту»

«Иметь столько детей, как у меня, очень непросто. Иногда не знаешь, как каждому уделить время.
Инна Фомина
|
11 Августа 2021
Мария Порошина с дочерьми С дочерьми Аграфеной и Серафимой на фестивале в детском центре «Орленок» Фото: Юрий Феклистов

«Иметь столько детей, как у меня, очень непросто. Иногда не знаешь, как каждому уделить время. К тому же вот уже два года со мной нет мамы, которая была моей защитой и опорой. Главной помощницей. А теперь все по-другому. Иногда бывает очень грустно. Но любые трудности, и одиночество в том числе, даются не просто так, а чтобы человек что-то понял про себя новое и стал сильнее...» — рассказывает актриса Мария Порошина.

— Мария, вас я уже видела с короткой стрижкой. Но, оказывается, не только вы сменили имидж, но и ваша 15-летняя дочь Серафима. Когда я ее встретила тут, на Всероссийском фестивале визуальных искусств в детском центре «Орленок», едва узнала. А кто первый из вас рискнул изменить внешность?

— Это произошло одновременно. Кстати, Сима сначала не думала так резко меняться, просто сделала каре. Потом увлеклась южнокорейским бойз-бендом BTS, а у ребят из этой группы выстриженные виски. Вот их поклонники и поклонницы и стали делать такие же...

— Вы не были против?

Мария Порошина «Не хочется отказываться от хорошей роли только из-за большой загрузки в данный момент. Сейчас предложения есть, а потом не будет месяц, два, три» Фото: из личного архива Марии Порошиной

— Была категорически, потому что мне кажется это совсем неженственным. Но потом согласилась с решением Симы. Все-таки ничего дурного в этом нет. Когда ребенку 15 лет, уже можно давать ему некую свободу самовыражения, учитывать его желание менять образ, что-то такое придумывать. Кстати, моя мама (заслуженная артистка России Наталия Красноярская, певица и режиссер. — Прим. ред.) это тоже понимала. Когда Полинке (старшая дочь Порошиной Полина Куценко. — Прим. ред.) было лет тринадцать, она очень захотела стать блондинкой. И бабушка ее покрасила — тайком от меня! Летом они поехали отдыхать в Сочи и там все проделали. Когда я увидела дочь со светлыми волосами, сначала рассердилась. Но мама сказала: «Маша, ты уж меня прости — это все я. А Полину не ругай, пусть она попробует. Поэкспериментируем?...» В итоге Полина походила какое-то время осветленной, а потом спокойно вернулась к своему родному каштановому цвету.

Да мы все в подростковом возрасте подражали звездам, любимым музыкальным группам — и нашим, и западным. И я тоже когда-то втихаря от родителей покрасилась. Летом поехала в «Спутник» — это был пионерский лагерь в Анапе для детей сотрудников Большого театра, где тогда работала моя мама. Вместе с другими девочками мы купили осветляющую краску и сделали модные «перышки». Некоторые расстались со своими кудрями! Моя подруга отрезала косу — шикарную, ниже пояса, толщиной с руку, и привезла «сокровище» с собой в Москву в пакете. Ее мама была в шоке!

А когда человек взрослеет, желание постоянно менять внешность проходит. Поэтому, наверное, не стоит категорически запрещать то, что не вредит здоровью или психике ребенка. Но и потакать всему, что взбредет подростку в голову, не следует. Да, по поводу прически у нас с Симой были и разговоры, и споры. Но потом мы пришли к консенсусу и остановились на черном цвете, а не безумном розовом или синем. У Симы яркий, сильный характер. И она любые свои просьбы и действия умеет очень четко аргументировать, что и не поспоришь. Иногда даже удивляюсь, как лихо она меня «обрабатывает».

— С новым имиджем Симы все понятно — характер плюс переходный возраст. А вы почему коротко постриглись?

Мария Порошина с Людмилой Клементьевой С Людмилой Клементьевой в сериале «Склифосовский 9». 2021 г. Фото: Первый канал

— Сама на это никогда не решилась бы. Хотя... В детстве у меня над кроватью висело много репродукций картин Рембрандта, Ренуара. Бабушка и мама постоянно меняли их и, кроме того, еще добавляли красивые картинки из журналов, прежде всего фотографии советских киноактрис. Очень долго висел портрет Ирины Алферовой с Александром Абдуловым и маленькой дочкой Ксюшей — какие же они там красивые! А еще в уголочке был прикреплен бумажный пакет с рекламой дорогой западной косметической фирмы (такой пакет считался в СССР немалой ценностью!) — очень красивая зеленоглазая девушка с короткой стрижкой и челкой набок — как сейчас у меня. Я любовалась ею и хотела такую же прическу... Прошло много времени, но по собственной воле расстаться с длинными волосами я никогда не смог­ла бы. Я просто потеряла их — в прямом смысле. Из-за съемок в разных проектах перегрузила окрашиванием и ежедневной накруткой. В 9-м сезоне «Склифосовского» была жгучей брюнеткой. В четвертом сезоне «Родителей» мой цвет — блонд. А у Александра Жигалкина в проекте «Французы под Москвой», где я играю деревенскую женщину, мне сделали корни темные, а верх светлый. Такое разнообразие имиджей работает на роль. Но в итоге мои волосы сказали: «Знаете что, Мария, до свидания! Мы уходим, а вы ждите новых!» И у меня остался ежик в два сантиметра с какими-то редкими клочками. Первое время, когда я снимала кепочку, подруги от неожиданности начинали дико смеяться. Я спрашивала: «Что, совсем плохо?» Они мялись: «Нет-нет...» Я улыбалась: «Ничего? И так ведь хорошо?» Они вроде соглашались: «Да, конечно, ничего страшного!» Но тут же каждая посылала мне названия средств для роста волос — кто ампулы, кто крем, кто сыворотку… Я и сама не воспринимала себя такую, не понимала — как это? Но деваться было некуда. В конце концов решила: будем считать, просто идет обновление и души, и тела.

— Как с ежиком работалось?

— Ситуацию спасали чудесные художники по гриму. В Санкт-Петербурге я снималась в сериале «Медиум» моего любимого режиссера Елены Николаевой (с ней довелось работать в картинах «Не отрекаются любя...», «Девочка», «Контригра») — этот проект покажут на канале «Россия»). Моя героиня — обычная женщина, счастливая жена и мама троих детей — открывает в себе некие способности и начинает помогать полиции в расследовании запутанных преступлений. Но дар свой она считает изъяном и мучается от этого. Я долго думала над ролью, советовалась, как преподносить такие необычные темы во Благо. Ведь моя героиня делает полезное, доброе дело и бескорыстно помогает людям, попавшим в беду. Образ простой и милой женщины в «Медиуме» помогали создавать замечательные гримеры. Они «восстанавливали» мне длинные волосы за 25 минут! Сшили трессы — мини-парички, которые потом клеили особым скотчем. Это было даже удобнее, чем накручиваться на бигуди. В обычной ситуации на прическу уходит час, не меньше: пока нанесут определенный состав, пока накрутят, уложат, а потом кудри еще и распустятся, если сырая погода. А тут приклеил прядки и спокойно ходишь целый день! И тогда остается больше времени на работу с лицом, так что тебя могут сделать красавицей. (Смеется.) Сейчас волосы я уже подлечила и хочу вернуться к длинной прическе, что больше нравится и мне самой, и, главное, детям.

— Кстати, чем они занимаются? Наверняка есть новости, ведь со времени нашего прошлого интервью прошло больше года...

Мария Порошина «Сейчас волосы я уже подлечила и хочу вернуться к длинной прическе, что больше нравится и мне самой, и, главное, детям» Фото: из личного архива Марии Порошиной

— Дети растут! И радуют, и огорчают порой. Все знают, как бывает непросто. Когда вечером они вчетвером на меня «наваливаются» — сына надо накормить и выкупать, с дочками пообщаться, выслушать, что у них происходит, — иногда не понимаешь, как каж­дому уделить время. К тому же вот уже два года со мной нет мамы, на которой все держалось. Она была моей защитой и опорой. Главной помощницей! А теперь все по-другому. И иногда бывает очень грустно. Но любые трудности, и одиночество в том числе, даются не просто так, а чтобы человек что-то понял про себя новое и стал сильнее...

Не устаю удивляться, какие же у меня разные дети! Самая старшая Полина — ей 25 лет — как и я, окончила Театральный институт имени Щукина. И теперь вместе со своим молодым человеком актером и режиссером Яном Яновским преподает в театральной студии РГСУ. Уже выпустили со студентами «Фантазии Фарятьева», «Коварство и любовь», сейчас взялись за «Пигмалиона». Ян поставил «Фандо и Лис» абсурдистского драматурга Фернандо Аррабаля в Юго-Осетинском драматическом театре (спектакль привозили в Москву на фестиваль, и он имел большой успех). А еще дочь играет со своим институтским курсом спектакль «До+Вла=Тов». Режиссер Родион Овчинников поставил его как дипломный, и вот уже пять лет он популярен у зрителей. В Театре на Таганке Полина играет в постановке «Lё Тартюф. Комедия» и репетирует в «Капитале» по Марксу. Точно так же, как я в ее возрасте, дочь переживает, что пока нет больших ролей в кино. Я ее успокаиваю, ведь сама стала сниматься только в 26 лет, и начинала отнюдь не с главных ролей...

Самому маленькому — Андрюше — два с половиной года. Он уже вовсю общается, разговаривает и пробует шутить. Еще он очень крепкий (зовем его Боровичок). Любит боксировать, и у нас есть маленькая боксерская груша. Рисует и лепит из пластилина. Симе в сентябре будет 16. Переходный возраст, и этим все сказано. Она очень эмоциональная натура, типичный гуманитарий, любит играть на фортепиано, интересуется философией, изучает японский, на карантине сама освоила хип-хоп. В прошлом году мы ее перевели в другую школу, где небольшие классы и индивидуальный подход к ученикам — там ей очень нравится. А вот серьезные занятия живописью (она училась в Строгановке) Сима пока оставила, к моему большому сожалению. В общем, ребенок ищет себя. А я не тороплю. Сейчас ведь даже непонятно, какие профессии лет через пять будут востребованы. Пятилетняя Глаша занимается теннисом, из девяти мячей отбивает девять! И вслед за старшими сестрами пошла в прекрасную хоровую студию. Очень активная девочка, громкая, шумная, постоянно включает радио и танцует под любую музыку. Мы так и говорим: «Выступает народная Глаша!» А Груняша — ей 11 — оканчивает музыкальную школу (ту самую, в которую в свое время ходили и Полина, и Сима). Раньше танцевала в ансамбле «Юность», но из-за пандемии прекратила и теперь на удивление увлеклась карате. У нее явные актерские задатки, но я не вожу ее на кастинги или детские телепроекты. Пусть повзрослеет и поймет, насколько это сильное желание или кратковременное увлечение.

— Груня ведь тоже здесь, в «Орленке»...

Полина Куценко, Кирилл Янчевский и Евгения Романова Полина Куценко, Кирилл Янчевский и Евгения Романова в спектакле Театра на Таганке «Lё Тартюф. Комедия». 2020 г. Фото: Photoxpress.ru

— Да. Только в отличие от Симы, которая была тут не один раз, Груня приехала впервые. Обе дочки, кстати, участвуют в работе фестиваля — они члены детского жюри.

— А вы дали мастер-класс для детей и выступили на закрытии....

— Да, и при этом сильно волновалась! На церемонии закрытия фестиваля актеры исполняли популярные советские песни. Когда мне предложили спеть «Севастопольский вальс», сначала испугалась: как песенную классику преподнести современным детям? А потом подумала, что это дань памяти героям Великой Отечественной войны, моему дедушке. Он как раз воевал в Севастополе, был десантником — враги называли их «морскими дьяволами». Дедушка, у которого было много боевых наград, рассказывал мне о войне. Например, как, идя в штыковую атаку, они зажимали зубами ленточки от бескозырок, чтобы даже в смертельно опасной ситуации не потерять этот символ русского моряка...

— На фестиваль в «Орленок» вы приехали с гастролей в Крыму, добирались на самолете, поезде и машине. Скажите, не устали от такой беспокойной жизни «на чемоданах»?

— Нет, ведь это же новые места, новые впечатления. Кстати, театральные гастроли сейчас стали совсем другими, чем в советские времена. Тогда каждое лето московские театры выезжали надолго — на недели! — в какой-нибудь крупный город. И показывали несколько разных спектаклей. Ехали со всеми декорациями, которые доставлялись фурами или даже самолетами! Я не успела застать такого, хотя год работала в те­атре Арцибашева, а потом в Театре имени Моссовета начала репетировать две пьесы. Но из-за беременности Груняшей эти спектакли так и не закончила. А сейчас гастроли — обычно спектакль с одним названием. Один вечер — один город, следующий — другой...

Конечно, очень сложно каждый день переезжать — иногда по 7—8 часов проводим в дороге перед спектаклем, любой удобный момент используя для сна. Приезжаем на место, технический персонал ставит декорации, а мы «проходим свет», вспоминаем текст, танцы. Играем спектакль, быстро ужинаем, собираем чемоданы — и снова в путь. Помню, когда у меня мама работала в Большом и приезжала с гастролей, то первый день в Москве она никуда из дома не выходила, просто отдыхала. Сейчас такой возможности часто не бывает. Иногда после гастролей, даже не заезжая домой, бежим на съемку. Ведь не хочется отказываться от хорошей роли только из-за большой загрузки в данный момент. К тому же всегда бывает по-разному: сейчас предложения есть, а потом не будет месяц, два, три. Тут уже не думаешь, сложный ли у тебя график. Если в проекте хорошая роль, режиссер, сценарий и актерский состав прекрасный — это огромная радость. Ну и о финансах тоже нужно всегда думать и что-то рассчитывать наперед...

У актерской жизни две стороны. Приятную мы видим на экране и на красочных фотографиях в журналах. А сколько за этим стоит труда, сложностей и нюансов, известно только посвященным. Конечно, нашу работу нельзя сравнить с тяжелым физическим трудом. Но порой после спектакля или съемок мы все мокрые — буквально выжимаем костюмы и падаем на диван, чтобы отдышаться. Если к тому же у тебя не было выходных почти месяц, то это совсем непросто. Безусловно, домашние дела скапливаются и нужно решать много проблем, связанных с детками. Учеба, кружки, совместные поездки, еда, личное. Все, как у всех...

— Что вы с собой берете в поездки?

Мария Порошина «На гастролях пытаюсь заниматься спортом. Были съемки в Петербурге, и я, закончив смену в 10 вечера, шла в зал. К детям спешить не надо, значит, можно уделить час своему здоровью: поплавать, позаниматься на тренажерах, сходить в сауну» Фото: Юрий Феклистов

— Иконы и книги, новый сценарий. Не всегда удается все прочитать — учитывая ночные переезды, но хотя бы начать. Я люблю читать по старинке, шурша страницами, а не в планшете. Еще на гастролях пытаюсь заниматься спортом. Были съемки в Петербурге, и я, закончив смену в 10 вечера, шла в зал. К детям спешить не надо, значит, можно уделить час своему здоровью: поплавать, позаниматься на тренажерах, сходить в сауну. Когда такой возможности нет, подкачиваю мышцы с помощью резинки типа эспандера. А чтобы ноги держать в тонусе, приседаю. Все-таки после 40 лет форма куда-то исчезает. Чтобы не перешивать костюмы для спектаклей и вообще хорошо выглядеть на экране, надо за собой следить.

— В общем, сидеть без работы — это не для вас!

— Конечно! Сколько потрясающих мест в России и за рубежом удалось увидеть благодаря актерской профессии! Например, я трижды побывала на Ниагарском водопаде. Любовалась этим чудом природы и вечером, и днем, и в дождливую, и в солнечную погоду. В Канаде удалось увидеть места, где снимали фильм «Выживший» с Ди Каприо. Безумно красивые, с замками в готическом стиле, горными реками, минеральными источниками, в которых мы купались. Кстати, местная природа мне очень напомнила наш Алтай. А после того, как в Лос-Анджелесе я увидела киностудии и походила по улицам, где живут звезды, с особенным чувством посмотрела картину «Однажды в... Голливуде»: так приятно было узнавать знакомые места.

В Индии я встретила Джулию Ро­бертс! На днях с Таней Абрамовой вспоминали эту историю. Мы с ней снимались в очередном сезоне сериала «Всегда говори «всегда» в Гоа. Съемочная группа была из Болливуда. К слову, одна индийская актриса, очень приятная и интеллигентная женщина, удивлялась: «Почему вы, русские, такие серьезные? Почему вы спорите с режиссером, как это возможно?» Мы объясняли: «Мы не спорим, а просто находимся в поиске — как снять лучше. Общаемся, фантазируем, чтобы придумать более интересные сцены. Конечно, на площадке режиссер — главный. Но как на врачебном консилиуме — другие мнения тоже могут быть правильными. И все довольны!» Еще ее удивляло, что русские не отмечают окончание каждой сцены! Оказывается, в Болливуде так: сняли за два часа сцену — все аплодируют, обнимаются и садятся отмечать — чаем со сладостями. Сняли еще одну — снова хлопают, радуются и устраивают небольшой праздник! Мы смеялись: «Если бы мы так часто пили чай, у нас часов пять лишних на съемки уходило бы!» Но у нас бывало и такое, что на съемках угощают чем-то. Например, фуагра. Я сейчас снимаюсь в комедийном сериале «Французы под Москвой» у Саши Жигалкина (он работал над такими популярными проектами, как «Воронины» и «Папины дочки, «Родители»). Съемки были в Балашихе, на частной ферме, и нас угостили местным фуагра — очень вкусный утиный паштет!

Мария Порошина с детьми «Моя героиня — обычная женщина, счастливая жена и мама троих детей — открывает в себе некие способности и начинает помогать полиции в расследовании запутанных преступлений» С юными партнерами по сериалу «Медиум». 2021 г. Фото: STAR MEDIA

Но вернемся к Гоа и Джулии Ро­бертс. Сижу я как-то во время обеден­ного перерыва под кондиционером, от жары парик к голове прилипает. Другие артисты могли во время пауз окунуться в океан, а мне не разрешали. От влаги и прическа, и грим могли испортиться. Вдруг звонит Таня Абрамова — она пошла на местный рынок, где у нас была запланирована следующая съемка: «Беги скорей, здесь твоя любимая актриса!» — «Кто, Алиса Фрейндлих?» — «Ты сумасшедшая, По­рошина?!» — «Марина Неелова?» — «Ну подумай!» — «Лена Яковлева?» — «Нет, беги сюда». — «Скажи, иначе не пойду». А она: «Джулия Робертс!» И я стремглав кинулась на рынок. Прибежала и сразу увидела ее совсем близко. Она была в кепочке, на спине рюкзачок, а там маленький ребенок. И на животе рюкзак — там тоже маленький ребенок. А рядом идет темнокожий телохранитель с третьим. Судя по всему, в это время она снималась в фильме «Ешь, молись, люби». Говорю Тане: «Сейчас догоню ее и скажу: «Мы, русский народ, вас любим, какая же вы талантливая, спасибо вам большое...» Хотела припустить со всех ног, но Таня меня притормозила: «Оставь человека в покое, не трогай ее». — «Но это же моя мечта — поблагодарить ее, пожать руку, прижаться к Робертс головой и сказать: «Мы любим вас!» А Таня: «Как тебе не стыдно! Она же на отдыхе. Ты подойдешь к ней, это заметят другие, и весь рынок на нее налетит! Не надо...» Я послушалась подругу и вскоре видела только спину Джулии — со слезами на глазах провожала взглядом свою мечту. Теперь думаю, что надо было к ней подойти и все-таки устроить себе праздник, а ей, конечно, дискомфорт. (Смеется.)

— Вам самой приходилось быть в подобной ситуации — когда с вами зрители хотели пообщаться не в самых подходящих местах?

— Приходилось. Но я никогда не забуду слова Саши Балуева, которые он сказал почти 20 лет назад. Тогда мы с ним и с Александром Феклистовым только начали ездить по стране с постановкой «Великолепный мужчина», оказавшейся очень успешной, мы играли ее лет пятнадцать. Помню, пос­ле спектакля покидаем очередной театр через служебный вход. Балуев — абсолютно уставший, не спавший четыре ночи подряд из-за перелетов и съемок, да еще с температурой. И тут к нему кидаются зрители. Женщины обнимают, мужчины жмут руки, заводят беседы на военные темы, о политике — обо всем. Вижу, Саше плохо, он практически падает, но улыбается поклонникам, общается. Пока всем не дал автографы, не ушел. Спрашиваю: «Что же ты людям не сказал, что болеешь — мол, отпустите меня». А Балуев говорит: «Артист не имеет права отказать зрителям во внимании: в фотографии, автографе, доб­ром слове, улыбке. Эти люди тебя любят, пришли тебя посмотреть на сцене, и ты тоже должен быть им благодарен!»

Кстати, режиссером «Великолепного мужчины» был Михаил Дмитриевич Мокеев. В свое время он поставил легендарный спектакль «Эмигранты», который не только стал событием в театральной жизни, но и определил мою судьбу! Благодаря этой постановке у меня произошел серьезный переворот — духовный, эстетический. Я поняла, что если творчество и искусство — вот такие, то я очень хочу быть причастной к этому. И рискнула поступать в те­атральный. Потом Михаил Дмитриевич у нас в институте поставил дипломный спектакль «Гедда Габлер». А через какое-то время уже я играла в его «Великолепном мужчине». Вот как все закольцевалось, сошлось...

Мария Порошина «Дедушка воевал в Севастополе, был десантником — враги называли их «морскими дьяволами». У него было много боевых наград, и он рассказывал мне о войне» Фото: из личного архива Марии Порошиной

— Что-то новое готовите в те­атре?

— Да. С Андреем Ильиным репетируем постановку — там три новеллы, и у нас по три персонажа. Пока трудно свести расписания: съемки часто переносятся. Никак не можем сделать финальный рывок, для которого нужны десять дней репетиций. Но я думаю, что все получится. Потому что о таком партнере, как Андрей, можно только мечтать. У нас же с ним и Александром Феклистовым уже есть совместный проект — «Любовная чехарда». Это пьеса хорватского драматурга Миро Гаврана. Он, кстати, приезжал в Москву, смотрел постановку и остался очень доволен. Как и его жена-актриса, которая играла в этой пьесе в Хорватии. Пожимая мне руку, она улыбалась: «Как здорово: у вас получилась совершенно другая история, но она тоже очень-очень интересная!» Гавран — автор и пьесы «Ищу мужа», которую мы играем с Мишей Полицеймако и Владом Котлярским. А в Театре Российской армии я сейчас репетирую в новом спектакле по «Свадьбе» Зощенко. Декорации очень необычные: футбольное поле, дирижабль. Музыка интересная. В общем, планов много!

— А семейные планы какие?

— Достроить дачу. Она в 50 километрах от Москвы, и мы ее возводим уже 15 лет. Там еще много чего не сделано. Но мы с детьми уже любим туда выезжать на несколько денечков. Особенно в жаркую погоду — у нас речка неподалеку...

— Дача обычно предполагает и огород, посадки. Нравится в земле копаться?

— Если честно, это не мое. В Москве, на застекленном балконе мы с дочками успешно выращивали огурцы, помидоры и перцы — был у нас такой период. Все было в цвету и в плодах. Но за городом надо же все постоянно поливать, а мы бываем там наездами. Вот посадили мы на даче 15 туй, а они все засохли. Очень люблю, когда у людей красиво в огороде, клумбы, с мая по октябрь по очереди расцветают разные растения и цветы. Но мы посадили только яблони, кусты смородины и крыжовника. Еще мечтаю о газоне, чтобы было где лежать и отдыхать. Огромные качели нам подарили, и дети все вместе на них забираются, и получается куча-мала. Мне не хватает гамака. Подходящие сосны у нас на участке есть. Чтобы лежать, читать, а над тобой — сосны и мирное небо!

Благодарим Всероссийский фестиваль визуальных искусств в детском центре «Орленок» за помощь в организации материала


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Ну это похоже на то , как тянут кота за его причиндалы , а он орет не своим голосом … пустое по моему бахвальство …

  • #
    Ну не навижу эти сопли с ахаром , когда так подлизываются … ну и порошина , не супер звезда , посредственность , как и все в рассейском кино , не вижу от чего сопли размазывать

  • #
    спасибо за интервью! отважная женщина! удачи ей и счастья! когда есть дети, одиночество не грозит...

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Любовь Толкалина Любовь Толкалина актриса театра и кино
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +