[AD]

Марина Майко: «Почему мы решили расстаться?»

«Постепенно накопились взаимные претензии, и произошел взрыв.
Варвара Богданова
|
18 Октября 2011
Фото: Елена Сухова

В последнее время супруги Марина Майко и Дмитрий Харатьян часто бывают на Мальте. Эти поездки связаны с новым кинопроектом Дмитрия. Их 13-летний сын Ваня вынужден там учиться. «Сейчас мы ненадолго вырвались в Москву, — рассказывает Марина. — Впервые за много лет остались вдвоем. Без Вани непривычно. Не хватает нам нашего энерджайзера. Но с другой стороны, как будто второй медовый месяц переживаем».

«Даже странно себе представить, что в нашей жизни было такое время, когда мы решили расстаться. Почему — толком и не объяснить. Просто постепенно накопились взаимные претензии, и произошел взрыв: ничего не значащая ссора переросла в большую обиду. Тогда я сказала, что нам надо пожить раздельно. Дима со мной согласился», — вспоминает Марина. «Сейчас я понимаю, что ничего страшного в этом не было. Поссорившимся людям, может, и стоит разбежаться и побыть в одиночестве, чтобы понять что-то, переоценить, соскучиться, наконец. Но тогда я переживала. Вернулась к родителям в Тирасполь. Ждала Диминого телефонного звонка и думала: «Что же происходит в моей жизни?» Мама мне сказала мудрую вещь: «Любовь, если она есть, проверяется временем и расстоянием». И я решила, что к нашим с Димой отношениям буду подходить философски.

Если нам суждено остаться вместе, так оно и будет. Но внутренне была готова к расставанию. Значит, решила, у каждого из нас случится в жизни что-то другое. И надо же, как только я успокоилась, Дима мне позвонил. Спросил: «Когда ты приедешь ко мне?» Я ответила: «Как только куплю билет…»

Тогда Марина и Дмитрий еще не были женаты. Их роман — классическая история нелюбви с первого взгляда. Они встретились в Одессе, где Дима снимался у Леонида Гайдая в фильме «Частный детектив, или Операция «Кооперация». За плечами у Дмитрия был неудачный брак, росла дочь Саша. После роли Алеши Корсака в картине «Гардемарины, вперед!» он был на пике популярности. Марина же только начинала свою актерскую карьеру, снимаясь у режиссера Александра Зельдовича в фильме «Закат». В своем родном городе она уже завоевала титул мисс Тирасполь, участвовала в конкурсе «Мисс СССР».

Молодые люди подружились. Жили в одном туристическом комплексе, часто встречались, ходили на пляж, гуляли по городу, пили кофе. Причем, как говорит Марина, в компании Диминых приятелей и приятельниц. «Мы с Димой шли к нашим отношениям постепенно, шаг за шагом. Как будто присматривались друг к другу. Дима красиво и ненавязчиво ухаживал, располагая меня к себе. Однажды пошли на море. Светило ослепительное солнце, Дима обернулся ко мне, его улыбка была настолько искренней и солнечной, что со мной в этот миг что-то произошло. Я впервые обратила на него внимание как на красивого мужчину». Но съемки в Одессе у Марины закончились. Она улетала в Москву на примерку костюма, потом на съемки в Евпаторию. Дмитрий еще на несколько дней оставался в Одессе.

«Бракосочетание у нас получилось оригинальным. Это и свадьбой-то назвать нельзя...» «Бракосочетание у нас получилось оригинальным. Это и свадьбой-то назвать нельзя...» Фото: Фото из семейного альбома

Казалось бы, судьба разводила их навсегда. Но Дима предложил пересечься в Москве — повидаться, Марина согласилась. «Вместе с его другом мы приехали встречать Диму в аэропорт. Я видела, что он рад меня видеть. Мы еще не стали парой, но я чувствовала, что у нас завязываются романтические отношения, что мы интересны друг другу». Марина уехала в Евпаторию, у Дмитрия тогда же были запланированы гастроли в Крыму, и в Москву они вернулись вдвоем. Поселились в небольшой Диминой квартире, официально оформлять отношения не спешили.

Почти восемь лет прожили в гражданском браке. «Дима говорит, что сомневался не в своих чувствах, а в том, нужен ли он мне в принципе. Понимал, что начинать отношения с девятнадцатилетней девушкой надо ответственно.

Мы обсуждали наше возможное будущее, Дима спрашивал, что я думаю, как вижу свою дальнейшую жизнь: с ним или без него. Тем самым давая возможность мне самой сделать выбор. Я задавала ему те же вопросы и чувствовала, именно чувствовала, что человек не созрел для загса. И не настаивала. Но я выросла в провинциальном городе, воспитывалась в консервативной семье. В день моего совершеннолетия папа надел мне на палец тоненькое золотое колечко и сказал: «Доченька, желаю тебе быть самой любимой, самой счастливой. Прошу тебя об одном, пожалуйста, будешь выходить замуж — только не за артиста». Сейчас-то мы частенько в шутку припоминаем папе его слова. Но тогда моим родителям понадобилось время, чтобы принять нашу ситуацию. Они не пилили меня, не говорили: «Марина, надо расписываться...» Но я понимала, папа и мама переживают. А как иначе?

Они — люди другого поколения, им понятнее жить по классическим консервативным правилам. Для них важен факт официально зарегистрированных отношений». Папа и мама Марины успокоились, когда Дмитрий приехал в Тирасполь, чтобы познакомиться с ними. Этот визит много значил. «Дима дал возможность увидеть, что с его стороны это не просто легкий флирт, а серьезные отношения. Что он не обидит меня, а, наоборот, всегда защитит, поддержит». Марина в тот период много снималась в кино, заканчивалась одна экспедиция, тут же начиналась другая. «Заезжая к родителям или возвращаясь в Москву к Диме, я не могла сообразить, где у меня лежат нужные вещи — вечно роюсь в шкафу, в сумках, в пакетах. Формально мой дом оставался в Тирасполе. Я устала жить на чемоданах, постоянно мотаться туда-сюда, мне хотелось определиться и с местом жительства, и со своим статусом.

«Иногда мне все еще хочется побыть маленькой девочкой...» «Иногда мне все еще хочется побыть маленькой девочкой...» Фото: Елена Сухова

Тогда в обществе не так лояльно относились к гражданскому браку. Некоторые вещи меня просто унижали. Например, мы с Димой приезжаем в другой город отдохнуть или на гастроли. А администрация гостиницы отказывается селить нас в один номер. Времена-то были советские, за нравственность боролись везде и всюду. Людям, не состоящим в браке, не положено было жить вместе. Конечно, Димина известность в результате помогала обходить эти бюрократические препоны, но все равно я чувствовала себя некомфортно. Я считаю, что нам, женщинам, нужен официальный брак — для внутреннего душевного спокойствия, для уверенности в завтрашнем дне. Нужна семья, дом, чтобы вить гнездо. Возможно, кто-то скажет, что все это можно делать и без штампа в паспорте, но мне психологически было спокойнее жить с ним».

Заявление в загс они подавали дважды.

«Как-то я поставила вопрос ребром. Постаралась обратить все в шутку, чтобы не обострять ситуацию: «Чего мы ждем? Чувства проверяем? Но мы столько лет вместе, уже прошли все испытательные сроки. Во всех интервью ты называешь меня своей женой, так почему бы мне действительно ею не стать? В конце концов, мне неловко перед родителями». И Дима как-то легко согласился. Видимо, был в хорошем настроении». Молодые люди подали заявление, после чего уехали на гастроли в Орел. «Там проходил большой концерт с участием артистов кино и эстрады. Вечером мы сидели в кафе вместе с Володей Пресняковым и Кристиной Орбакайте. На следующий день нам с Димой надо возвращаться в Москву и идти расписываться. Ребята задали вопрос: «Слушайте, а зачем вам все это нужно!

Вот мы, сколько лет уже нормально живем без всякого загса…» Дима ничего не сказал, но я посмотрела на него и поняла, что «клиент» не готов. Прямо ломает его, так не хочется идти в загс. Думаю: «Ну и ладно. Не буду я давить!» И не поехали. Мы как будто закрыли тему, жили спокойно. Дима, правда, предлагал: «Если хочешь — без проблем, пойдем и распишемся». Я отвечала: «Нет. Должно прийти такое время, когда все само произойдет». И такое время пришло, когда Дмитрий обратился в Союз кинематографистов с просьбой помочь ему улучшить жилищные условия. Квартира, в которой они жили с Мариной, была слишком маленькой. В Союзе ему сказали, чтобы увеличить жилплощадь, надо было увеличить семью, то есть жениться. «Сейчас я его подкалываю: «Тебе нужна была квартира, а не жена».

На что Дима отвечает: «Мне нужна была сначала жена, а потом квартира»… Я помню, как гуляла во дворе с собакой, вдруг на балкон вышел Дима и закричал: «Маруся, иди домой! Нам в загс ехать надо!» Я ничего не понимаю. «Зачем? — спрашиваю. — Что случилось?» Но Дима наш диалог на весь двор прекратил: «Давай, быстро домой!» Такое вот оригинальное предложение руки и сердца я получила... Бракосочетание у нас получилась тоже оригинальным. Это даже и свадьбой назвать нельзя. На дворе стояло лето. Я надела белый льняной сарафанчик, льняные ботинки, прикольную шляпку. Заплела две косички. А Дима был в черном костюме. До сих пор пеняю мужу: «У нас не было свадьбы, о которой я мечтала, ни подвенечного платья, ни фаты. На что Дима отвечает: «Зато в свидетелях у тебя был сам Гарик Сукачев. Ты все еще хочешь белого платья?

«До сих пор все свои новые наряды я демонстрирую мужу. Он — мой первый зритель. Со словами: «Смотри, что я себе купила» — устраиваю «шоу», от которого мы получаем одинаковое удовольствие». На Марине юбка A’La Russe «До сих пор все свои новые наряды я демонстрирую мужу. Он — мой первый зритель. Со словами: «Смотри, что я себе купила» — устраиваю «шоу», от которого мы получаем одинаковое удовольствие». На Марине юбка A’La Russe Фото: Елена Сухова

Давай отметим 25-летие нашей совместной жизни и устроим настоящую свадебную церемонию...» Сразу после регистрации все поехали на дачу к Паше Каплевичу, где нам накрыли свадебный стол. Оттуда в клуб «Кино» — Дима работал там арт-директором. Нас поздравляли «Лицедеи» с Вячеславом Полуниным. Настоящая клоунская свадьба получилась. Но вот что самое удивительное: вскоре после нашего переезда в новую квартиру я поняла, что беременна. И Дима тогда сказал: «Вот видишь, мы с тобой все сделали правильно».

Узнав, что Марина в положении, Дима, не раздумывая, сразу сказал: «Будем рожать». Правда, поставил жене единственное условие. «Он совершенно серьезно заявил: «Я тебя очень прошу, пусть у нас будет сын». Как будто я могла как-то повлиять. И вот первые месяцы своей беременности, пока еще никакое исследование не может определить пол ребенка, я просила Бога: «Господи, пришли «кусочек сыра».

Очень нужен мальчик. Дочка-то у нас уже есть, Сашка-то. Вот хочется ему сына. Сделай как-нибудь, чтобы у нас получилось». Через несколько месяцев мы вдвоем поехали на первое УЗИ. Врач показала Диме фотографии: «Ну, смотри». Он спрашивает: «Мальчик?» — «Да». Вот тут Дима был счастлив. Ну, думаю, слава богу». Рождение ребенка — сложный период в семье. Волей-неволей все внимание переключается на малыша, а мужчина остается как бы в стороне. «Но у нас же не классическая семья, — улыбается Марина, — муж у меня — артист, он часто уезжает на гастроли и съемки. Поэтому внимание ему уделяется тогда, когда он дома. То есть в общей сложности ничего не изменилось. Если серьезно, я находила возможность уделять любовь и заботу и мужу, и сыну.

А Дима — замечательный отец. Он от Вани не отходил. Когда работа позволяла, все делал — играл, гулял, переодевал». Марине в тот период нужна была помощь близких людей. Что такое послеродовая депрессия, она испытала на себе в полной мере. «Я поправилась. Казалось бы, ничего страшного. Но эти лишние килограммы портили мне настроение. Я же самоедка. Плюс усталость, постоянный недосып. Если бы у нас, у женщин, в этот период было больше сил, мы бы сбегали и в салон красоты, и в магазинчик, прикупили себе что-нибудь новенькое и интересненькое, и в спортзал бы успели. Но увы. Я решила не раскисать. Не жаловалась мужу, не ныла: «Вот, я толстая…» Зачем? Чтобы он смотрел на меня моими же глазами? Мы должны хорошо выглядеть — и это без обсуждений. Сама с собой я вела такие разговоры: «Ну да, я сейчас такая, ну и что?

Мы все меняемся. Дима сейчас тоже изменился. (Его, правда, возраст красит, а меня мои килограммы не украшают.) Но пройдет время, и я вернусь в свою прежнюю форму». Так и получилось. Дима, кстати сказать, в моем стремлении к совершенству всегда меня поддерживал и поддерживает: «Хочешь — иди в спортзал. Нужно в салон красоты — без проблем. В магазин за покупками — пожалуйста». До сих пор все свои новые наряды я демонстрирую мужу. Он — мой первый зритель. Со словами: «Смотри, что я себе купила» — устраиваю «показ мод». И, по-моему, от этого «шоу» мы получаем одинаковое удовольствие».

Даже самые счастливые семьи переживают сложные периоды. Марина говорит, что пресловутая притирка характеров проходила у них с Дмитрием не один год. «Когда в доме не случаются конфликты, это показатель того, что там живут абсолютно равнодушные друг к другу люди.

Я считаю: чем более страстно выясняются отношения, тем крепче любовь. Вот если ты к человеку не питаешь никаких чувств, тебе по фигу, что он говорит, делает или не делает, как себя ведет. Только любимому можно устраивать сцены, возмущаться, страстно что-то доказывать. Даже если в пылу ссоры Дима скажет мне какое-то резкое слово, я знаю, что потом он подойдет и попросит прощения: «Маруся, был не прав». И я могу извиниться, если что-то ляпну. Дима — чистюля, беспорядка в доме не терпит. А я — не идеальная хозяйка. Раньше Дима проводил со мной воспитательную работу, как я должна поддерживать чистоту в доме. Когда к нам приезжали разные съемочные группы с телевидения, он в шутку говорил: «Господи! Как хорошо, что вы к нам приехали.

Моя жена убрала квартиру. В доме наконец идеальный порядок». Я на него сердилась за эти слова. Потому что, если надо, все уберу без всякой съемочной группы. Но вот грязную чашку с вечера могла оставить. А Дима ругался, потому что утром он любит приходить в чистую кухню. Лет через семь я сдалась. Сделала вывод, что лучше этих утренних скандалов избежать. Ну ладно, в конце концов, помою я чашку — жалко нервных клеток, из-за нее потраченных, они нам пригодятся в старости. Как правило, мы миримся через две минуты. Невозможно молчать, когда постоянно возникают вопросы друг к другу. Например, у нас очередной конфликт, а Диме нужно уезжать на выступление. Он спрашивает: «Марусь, где мой костюм?» Молча достаю. Просит: «Погладь, пожалуйста». Молча глажу. Но мне, как жене, тоже невыгодно ссориться с мужем, потому что надо решить кучу вопросов.

«Дима мне недавно сказал: «Надо же, я про тебя еще не все знаю...» «Дима мне недавно сказал: «Надо же, я про тебя еще не все знаю...» Фото: Елена Сухова

Слово за слово, мы уже нормально общаемся. И все, ссору проехали».

Когда речь заходит о секретах семейного благополучия, Марина говорит, что у них идеальная разница в возрасте. «Мне нравились мои ровесники. Но я считала, что мужчина, за которого я выйду замуж, должен быть обязательно старше меня. Я люблю учиться, мне в жизни нужен ведущий. Вот Дима для меня и стал тем ведущим, он много знает, у него больше жизненного опыта. В любой момент даст мне правильный совет. Я, конечно, сначала скажу «нет», но потом подумаю и пойму, что он прав. Это очень крепкая спина, за которую я прячусь. Иногда мне все еще хочется побыть маленькой девочкой. А Дима по характеру похож на моего папу». Марина тщательно за собой следит, продолжая оставаться молодой и привлекательной женщиной.

«Чувствую, что Диме приятно, когда на меня обращают внимание другие мужчины. Я же стараюсь его не ревновать. Серьезных поводов для переживаний он мне никогда не давал, а интерес к Диме его многочисленных поклонниц только подогревает мои чувства к мужу. Несколько лет назад произошла забавная история. Я тогда с маленьким Ваней приехала к Диме на съемки в какой-то город. Пока он работал, мы гуляли. После смены Дима шел в гостиницу. «Смотрю, — говорит, — по набережной идет молодая женщина, стройная блондинка. Издалека видно, что красавица, как моя Маруся. С ней маленький беленький мальчик, такой же, как и Ваня. Подхожу поближе и вижу: а ведь это Маруся и есть. Первый раз за столько лет обратил внимание на другую женщину, а оказалось, это моя жена». Конечно, отношения со временем изменились.

Но только в лучшую сторону. Если раньше наши чувства можно было сравнить с молодым вином, то теперь это крепко настоянный ароматный коньяк. Иногда ловлю на себе Димин взгляд. Замечаю, что есть там и любовь, и нежность. Понимаю — я по-прежнему любима. Ура!.. Раньше Диму невозможно было вытащить на танец. Хотя ему всегда нравилось, как я двигаюсь, он предпочитал роль зрителя. Теперь Дима полюбил со мной танцевать. Так что даже после стольких лет мы все равно еще открываем друг в друге что-то новое. Дима мне недавно сказал: «Надо же. Я про тебя еще не все знаю». Ну так это же хорошо. Мы всегда и везде вместе. Ни разу не отдыхали порознь — только семьей. В гости или на какие-то официальные мероприятия без меня Дима ходить не любит. Мне иногда, может, и не хочется — настроения нет, нездоровится, голова болит.

Но Дима говорит: «Марин, ты что? Как это я пойду без тебя? Ты можешь себе представить, чтобы я где-то появился один. Что обо мне люди подумают! Ну неужели ты прямо совсем плохо себя чувствуешь? Выпей, в конце концов, таблетку от головной боли». Причем произносится это в ультимативной форме».

Карьера Дмитрия Харатьяна складывается на редкость удачно. Он продолжает много сниматься, ведет программы на телевидении, выступает с концертами. А вот Марина почему-то перестала сниматься. Больше не зовут или муж против? «Видимо, у меня заниженная самооценка. Я спокойно отношусь к своим актерским способностям. А Дима переживает, что я не реализовалась как актриса. Я столько раз отказывалась от ролей. Он расстраивался: «Почему ты это делаешь?» В тех немногих фильмах, в которых я сыграла за последнее время, соглашалась сниматься скорее, чтобы мужу было приятно.

В моей жизни удалось соблюсти правильный баланс. Я занята домом и всем тем, что с ним связано. Часть административной текучки в профессиональной деятельности мужа тоже на мне. Переслать фонограммы или какие-то документы, с кем-то встретиться, чтобы передать, например, рекламные плакаты, — легко. Могу что-то упустить, живой же человек... Вот недавно Дима прилетел с гастролей. Заехал домой, чтобы быстро переодеться для другого выступления. Я приготовила костюм и смокинг, как он просил, и рубашки. Но когда Дима приехал домой, начал мерить и выбирать либо это, либо то, перепуталось все. В результате я уложила ему не ту рубашку. Он позвонил мне после концерта и попенял со смехом: «Зараза! Все-таки ты перепутала рубашку!» Ну бывает, сорри…

Я по стуку входной двери понимаю, в каком настроении Дима пришел домой и нужно ли мне обращаться к нему с текущими проблемами.

Если чувствую, что он чем-то раздражен и раздосадован, скажу «привет» и продолжу заниматься своими делами. Он немножко придет в себя, обретет гармонию с окружающим миром. И через какое-то время я обязательно услышу: «Марин, ты представляешь…» — и все сам расскажет.

Мы с Димой теперь даже не пазл, мы — монолит, настолько приросли друг к другу».

Фото Дмитрия Харатьяна


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Murishka

    #
    Оба хорошо выглядят да и вообще приятная пара :)
  • Hen Nessy

    #
    Мне Марина нравится. Она неплохая актриса, жаль, что мало снимается.
  • Феяфтанке

    #
    Да, вся в семью ущла, а актриса и правда неплохая

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Чулпан Хаматова Чулпан Хаматова актриса театра и кино, общественный деятель
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...


    +