Лидия Чащина: «Любовь Шукшина — это измена и драки»

«Василий Шукшин был многогранен и многолик. Но ко мне он повернулся таким лицом, что врагу не пожелаешь!»
Анжелика Пахомова
|
30 Января 2013
Фото: Юрий Феклистов

«Василий Шукшин был многогранен и многолик. Но ко мне он повернулся таким лицом, что врагу не пожелаешь! Для меня Шукшин — это первая рюмка водки, первая сигарета, первая оплеуха, первый аборт, первая подлость и унижение, с которыми я столкнулась в жизни», — вспоминает вторая жена Василия Шукшина.

От нашего почти пятилетнего брака с Василием Шукшиным не осталось ничего материального: ни детей, ни имущества, ни писем, ни даже совместных фотографий… Нашего с Васей ребенка я рожать не стала — и эта боль до сих пор меня не отпускает.

«В Москву я приехала наивной провинциалкой — кровь с молоком, в сарафане и белых носочках, здоровая, жизнерадостная...» «В Москву я приехала наивной провинциалкой — кровь с молоком, в сарафане и белых носочках, здоровая, жизнерадостная...» Фото: Фото из личного архива Лидии Чащиной

Имущества у нас с ним не было никакого — в те времена Вася переживал самый неустроенный период своей жизни. А что касается писем и фотографий — расставаясь с Шукшиным, я изорвала их и бросила клочки ему в лицо…

Когда я слышу от кого-то — вот, мол, читал я тут намедни рассказы Шукшина и плакал, отвечаю: «Ну и плачьте дальше! Но не заставляйте меня разделять ваше восторженное отношение к этому человеку». Уже около пятидесяти лет прошло с того момента, как мы с Васей расстались, злость прошла, а обида и горечь останутся до конца моих дней. И говорить, как другие его женщины, что я была с ним счастлива, не могу. Большой талант и большая боль за народ, за Россию — все это у Васи было настоящее, не напускное.

Другое дело, что любить Россию в целом, наверное, легче, чем одного конкретного человека. И что можно унижать и обманывать свою жену, но лить слезы о судьбе русской бабы… Шукшин мог расплакаться, читая есенинское стихотворение, но когда я на его глазах чуть не умерла от тяжелейшего гриппа-испанки, он проявил редкое равнодушие… Он был многогранен и многолик. Но ко мне повернулся таким лицом, что врагу не пожелаешь! Для меня Шукшин — это первая рюмка водки, первая сигарета, первая оплеуха, первый аборт, первая подлость и унижение, с которыми я столкнулась в жизни. Мне этот человек не сделал ничего хорошего, не подарил даже ни одного цветка в жизни, и я никогда не поверю ни одной женщине, что она была счастлива с Шукшиным. Никогда! Я слишком хорошо знаю его. Подобные утверждения — это лишь дань его таланту, его популярности…

Возможно, я бы и сама не продержалась с ним так долго, если бы все вокруг не кричали: «Это такой талант!

«Комендант общежития сказала маме: «Мне жалко вашу чистую девочку. Шукшин ее испортит. К тому же он женат!» «Комендант общежития сказала маме: «Мне жалко вашу чистую девочку. Шукшин ее испортит. К тому же он женат!» Фото: ИТАР-ТАСС

Он человек от сохи! Он удивительный!» У нас ведь таланту все простительно… Впрочем, когда я с Васей познакомилась, не предполагала, что вскоре о нем так заговорят. Мы все тогда были студентами ВГИКа, все равны. И кому предстояло стать гением, а кому — сгинуть в потоке жизни, кто же знал?

Итак, общежитие ВГИКа, пятый этаж. Огромные коридоры и с двух сторон кухни. На одной из кухонь Кира Муратова варит кашу, и тут же я выглядываю в коридор, поджидаю девчонок. Они должны принести мне продуктов из магазина. И вот на кухню заходит коренастый, взъерошенный парень в сапогах, галифе и гимнастерке, подпоясанной ремнем.

«Под конец наших отношений Шукшин снял меня в своем фильме «Живет такой парень». 1964 г. «Под конец наших отношений Шукшин снял меня в своем фильме «Живет такой парень». 1964 г. Фото: Фото из личного архива Лидии Чащиной

Как сейчас помню жест, каким Вася расправлял складки этой гимнастерки: проводил руками с живота за спину. Именно это он со смущенным видом проделал, увидев меня. Как он потом вспоминал: «Увидел и обалдел! У меня по телу прошла дрожь…» Вернувшись в комнату, Вася стал думать, как ко мне подойти. А как может режиссер познакомиться с актрисой? Конечно, он дал мне сценарий своего дипломного фильма «Из Лебяжьего сообщают», предложил роль, заведомо зная, что она не моя и я ее не сыграю. Так все и началось… В это время я встречалась с одним летчиком, который мне все цветы дарил, фрукты. У Шукшина была совершенно другая манера ухаживать, довольно дикая. Главный ее элемент — бутылка водки в кармане, или портвейна, или перцовки... Но почему-то я выбрала именно его, а летчик получил от ворот поворот. И это при том, что Вася тогда был совершенно невыгодным женихом — без прописки, без жилья, без ясных перспектив.

Слава, популярность, положение в отечественном кинематографе — все это случилось с ним позже, уже без меня. А пока у Васи в активе роли в фильмах «Два Федора» и «Простая история» плюс огромное желание любой ценой пробиться в Москве. Помню, как он старался произвести на меня впечатление. Пригласил на премьеру «Простой истории», бахвалился, что, мол, Нонка Мордюкова к нему неровно дышит... Я много раз думала, чем же он меня взял? Ответ один: со своей наглостью, со своим животным началом самца, Васька схватил меня, не спрашивая, и понес! А я, совершенно не готовая к жизни, мало еще что понимающая девочка, не имела сил ему сопротивляться.

Нужно было видеть меня в 1959 году, когда я приехала из подмосковной Каширы в Москву поступать во ВГИК.

Кровь с молоком, в сарафане и белых носочках — наивная провинциалка, которая на весь этот сказочный мир режиссеров и актеров смотрит широко раскрытыми глазами. Помню, как в коридоре ВГИКа я встретила цокающую на каблучках Люсю Гурченко — она показалась мне совершенно неземным созданием! А красавица Жанна Болотова, поступавшая вместе со мной! Я таких никогда и не видела… Наверное, благодаря тому, с каким искренним восторгом я смотрела по сторонам, меня саму и взяли. В первый год во ВГИКе меня звали «теленок». Я попала на курс к самому Герасимову. Проучившись несколько месяцев, на уроке танцев повредила колено, в результате — гипс, реабилитация, и мне пришлось взять академический отпуск на год. Но роман с Шукшиным у меня уже был в разгаре.

«На другую женскую роль он взял Беллу Ахмадулину. Знакомство с ней помогло Васе войти в круг писателей и поэтов» «На другую женскую роль он взял Беллу Ахмадулину. Знакомство с ней помогло Васе войти в круг писателей и поэтов» Фото: РИА «НОВОСТИ»

КЛЯТВА НА КРОВИ

Так называемая свадьба у нас была, а вот загса и росписи не было. Отмечали у Вали Виноградова, там же провели и первую брачную ночь. На другой день, в общежитии, Вася посадил меня на колени и говорит: «Я умоляю тебя, будь со мной всю жизнь, будь мне верной. Поклянись, что не изменишь! Давай напишем эту клятву кровью». В окно светила луна. Мы вырвали листок из тетрадки , булавкой прокололи пальцы, выдавили кровь и заостренной спичкой написали: «Я, Лида, клянусь…», «Я, Вася, клянусь…». Мне казалось, что это гораздо серьезнее, чем штамп в паспорте. Хотя уже через несколько дней Вася бросил на пол листок с нашей клятвой, растоптал… А все потому, что увидел, как, обсуждая сцену с однокурсником, я приобняла того за плечи. Это было прилюдно, на лестнице института — мне и в голову не

пришло, что можно истолковать мое поведение как флирт. «В ревности Шукшин был страшен. Единственное, чего я добилась, — он перестал меня бить. После того, как я заехала ему сковородкой по башке» «В ревности Шукшин был страшен. Единственное, чего я добилась, — он перестал меня бить. После того, как я заехала ему сковородкой по башке» Фото: Фото из личного архива Лидии Чащиной «После съемок Вася бахвалился, что, мол, Нонка Мордюкова к нему неровно дышит» «После съемок Вася бахвалился, что, мол, Нонка Мордюкова к нему неровно дышит» Фото: РИА «НОВОСТИ»

Но когда тем вечером я подошла к общежитию ВГИКа, девчонки встретили меня и предупредили: «Лида, ты лучше не ходи к себе, потому что Васька пьяный и ищет тебя везде». Я спряталась в комнате у подруги, а когда Васька явился туда, забралась в шкаф. В полночь меня разыскала Тамара Семина: «С Васькой такой ужас творится! Иди, помирись с ним!» И я, дура, поддалась на ее уговоры, пошла к нему. Он стоял немного протрезвевший, но красные глаза были налиты гневом. Говорит: «Ты что, рога мне уже в коридоре стала наставлять?!» И отвешивает увесистую оплеуху, от которой в моей бедной голове еще добрых полчаса звенит. Меня ударили первый раз в жизни! Ужас! А Вася колотит кулаком в стенку шкафа, кричит: «Тебя надо убить, ты дрянь, потаскуха!» Впрочем, приступ гнева вскоре прошел, сменившись горьким раскаянием.

Шукшин рыдал, уговаривал, уткнувшись мне в колени: «Ангел мой, чистенький мой, Лидушка моя… Я же смотрю на тебя и даже поверить не могу, что ты тоже, как все люди, в туалет ходишь, — до того ты мне кажешься безгрешной. Господи, как я перед тобой виноват!» Надо было знать, с каким сортом женщин он когда-то общался, с какой грязью сталкивался! А встретив меня и поняв, с кем имеет дело, обалдел, счел какой-то инопланетянкой! Вася начал открывать мне, наивной, жизнь. Стал водить по друзьям. На столе везде водка. Я попала в компанию, где считалось хорошим тоном выпивать, курить, а потом чайниками глотать ячменный кофе и бежать на занятия. Шукшин и меня учил всему этому. До него я и глотка водки не пробовала, ведь у нас в доме алкоголя не держали!

ШУКШИН НЕ СКАЗАЛ, ЧТО УЖЕ ЖЕНАТ

Один мой друг написал письмо моей матери о том, что я связалась с бабником и пьяницей Шукшиным и что меня надо спасать. Мать приехала в Москву и провела целое расследование. Комендант общежития сказала ей: «Мне жалко вашу чистую девочку. Этот Шукшин испортит ее. Не говоря уж о том, что он женат!» Я побежала к Васе: «Покажи паспорт!» Он показывает чистый документ без штампа и спрашивает: «Что с тобой?» — «Да вот говорят, что ты женат». — «Кто тебе сказал такую чушь? Комендантша?! Так это она хочет, чтобы я на ее дочке женился. Давай с тобой договоримся: ты веришь мне, а не посторонним людям!» И я, глупая, верила... Только через два года он сознался, что действительно женат — на своей землячке Марии Шумской. Я нашла пачки ее писем у него в чемодане, и

тогда Вася вынужден был признаться: «Я расписался с ней по глупости, по пьяни. «Стоило Васе увидеть, как я кого-то приобняла на лестнице, — и мне приходилось прятаться от него по всему общежитию» «Стоило Васе увидеть, как я кого-то приобняла на лестнице, — и мне приходилось прятаться от него по всему общежитию» Фото: Фото из личного архива Лидии Чащиной

Но когда понял, что не люблю ее, написал в деревню письмо, в котором сообщил, что жить с ней не буду. Я специально потерял паспорт, а когда получал новый, не сказал, что женат». Почему он с ней не разводился? Потому что боялся отца Марии. Тот ведь уже один раз приезжал в Москву, прямо во ВГИК, поймал Васю за шиворот в коридоре и спросил: «Так что, ты не будешь с моей дочкой жить?» Васька сказал: «Нет». Тогда отец из-за голенища вытащил нож, и если бы сосед по комнате не перехватил его руку, Ваське бы вообще не жить. В общем, угрозами тестя Шукшин был напуган всерьез. Он и с Викой Софроновой после меня не решился расписаться. А с Лидой Федосеевой только тогда пошел в загс, когда уже попал в элиту и сам черт ему стал не брат.

Сейчас Маша Шумская отзывается о Шукшине очень комплиментарно, так же, как и другие односельчане. Все вспоминает, как он сидел с гармошкой под ее окнами. А я примерно представляю себе, как там у них на самом деле все происходило. Маша была очень красивая, ядреная девка, сибирячка. И Васька не знал, как к ней подступиться. А в деревне закон: пока не распишешься, женщина тебе не уступит. И вот он приехал на каникулы после первого курса, уже актер актерыч, и сделал ей предложение. Конечно, все были в восторге, потом отправляли ему посылки в Москву с облепиховым маслом, чтобы он лечил язву. Маша на свои деньги покупала ему одежду и присылала. Но Шукшин, увидев, каким он пользуется успехом у московских рафинированных дамочек, потерял к Маше интерес. Понял, что эта алтайская деваха ему ничего не даст, в то время как тут одна намек делает, вторая в восторге пищит, третья твердит, какой он талант.

Закружило парня, закружило! Все удивлялись, что я-то с ним так долго рядом продержалась. Его друзья говорили: «Ваську просто не узнать! Обычно поматросит и сбежит, а тут надо же, «жена»!»

ТВОРЧЕСКИЙ ВЗЛЕТ ЗАВЕРШАЛСЯ ЗАПОЕМ

Надо отдать Васе должное: когда он увлекался работой, он не только пить, он даже есть бросал. Только курил. Но как заканчивалась творческая фаза, ему сразу требовалось «расслабиться», и начинался запой. Федосеева-Шукшина и то нет-нет да проговорится, что, когда Вася пил, он был, конечно, неуправляемым. Но это общая фраза, а я расшифрую: допустим, вечером Шукшин гоняет женщину из угла в угол, норовя толкнуть посильнее, а утром просыпается и якобы ничего не помнит.

«Чем же он меня взял? Ответ один: со своей наглостью, со своим животным началом самца Васька схватил меня, не спрашивая, и понес!» «Чем же он меня взял? Ответ один: со своей наглостью, со своим животным началом самца Васька схватил меня, не спрашивая, и понес!» Фото: FOTOBANK.RU

И женщине следует сделать вид, что все в порядке, спросить его: «Хочешь чаю?» Так, видимо, делали все его женщины. А я ему говорила: «Свинья! Что ты вчера вытворял?!» Может быть, это не мудро с моей стороны. Но я не могла по-другому, иначе сама себя перестала бы уважать. Хотя единственное, чего я добилась к тому времени, — Шукшин перестал меня бить. Остановился после того, как я изо всех сил заехала ему сковородкой по башке! Вот такой язык он понимал. Еще в пьяном виде Вася мог запустить пальцы в салатницу и руками есть оливье. Или разбить витрину винного магазина. Или настенные часы во ВГИКе, бросив в них ботинок. Помню, из-за этих часов его вызвали к ректору, и накануне он все бегал вокруг меня, все причитал: «Ты понимаешь, что нам грозит? Мне диплома не дадут, но и тебя, как мою жену, из института исключат!»

В конце концов мне это надоело: «Кажется, ты добиваешься, чтобы я сказала, что это я во всем виновата? Тебя бы это устроило?» Отвечает: «О, Лидок, вот так и скажи!» Он всегда ужасно раскаивался, протрезвев, в том, что натворил. Однажды наговорил спьяну по телефону ужасных грубостей очень известному человеку. Утром, когда я Васе об этом напомнила, он аж затрясся от страха: «Боже мой, что же теперь будет?» А через два дня встречает того человека на киностудии, и тот с ним как ни в чем не бывало здоровается. Вася обалдевает, столбенеет, теряет дар речи, а потом приходит домой и говорит мне: «Ну ты представляешь, каким он оказался интеллигентом!»

Кстати, с интеллигентами у Шукшина отношения были сложными. Иной раз спьяну он мог накинуться с оскорблениями на абсолютно незнакомого прохожего в очках: «Ах ты, «интелихент» такой-сякой, в шляпе…»

С одной стороны, он умело использовал все эти интеллигентские восторги, восхищение его самобытностью. С другой — будучи человеком безумно тщеславным, обижался, что в нем видят прежде всего деревенщину. Не раз кричал: «Я им не недоумок какой-нибудь деревенский, у меня ума хватит их всех обмануть!» Вернее, он говорил не «обману», употреблял другое слово — он вообще был матерщинник. Но суть в том, что Вася действительно очень хорошо знал, как задурить «интелихентов». Чтобы, например, получить московскую прописку.

Шукшин тогда уже начал писать свои знаменитые рассказы. Помню, как он читал их мне и я поражалась, каким бесконечно интересным, необычным человеком оказался мой Вася, как прекрасно он владеет народным языком...

«Вася, когда увлекался работой, не только пить — есть бросал. Только курил. А после творческой фазы начинался запой...» «Вася, когда увлекался работой, не только пить — есть бросал. Только курил. А после творческой фазы начинался запой...» Фото: ИТАР-ТАСС

Только рассказы эти почти нигде не печатали. Шукшину отвечали, что это неинтересно, мелкотемье, не наш профиль, не наша стилистика… И Вася решил пойти другим путем. В журнале «Октябрь» работала секретарем некая Румянцева, в свое время она еще у Ленина была секретарем, такая партийная, очень интеллигентная старушка строгих правил. И вот Шукшин договорился почитать свои рассказы ей и ее незамужней дочери. Он как раз ехал домой к Румянцевым, но случайно столкнулся со мной в метро, и я увязалась за ним. Так он выкрутился, представив меня: «Это моя сестренка с Алтая, приехала, дурочка, тоже поступать во ВГИК». У меня дар речи пропал. Я как села в угол, так и осталась там. А Вася стал читать рассказы. Помню, начал с того, который называется «Правда»... А старушка напекла пирогов, у них такой интеллигентный, старый уклад: вымытые полы, цветочки в горшочках, канареечка в клетке.

Вася берет блюдце, ставит на пять пальцев и пьет, громко прихлебывая, хрумкая сахар вприкуску. И еще у него черная каемка под ногтями. А эти две интеллигентки не могут на него налюбоваться: «Боже, какая самобытность!» В итоге Румянцева помогла ему напечататься. Затем Вася пропал на месяц. Его друзья просили меня не заявлять в милицию, врали, что он в командировке. Потом выяснилось — Румянцева помогла ему с пропиской. Как он сделал ее без регистрации брака — загадка! Сказал только, что из той семьи его провожали со словами: «Более чудовищного человека, чем вы, мы не встречали». После чего Вася как ни в чем не бывало вернулся ко мне. И еще учил меня: «Понимаешь, Москва никогда не примет человека, если он порядочный и честный. Мне это сам Пырьев сказал!» Действительно, приехав однажды в Москву, он шел по набережной и встретил пьяного человека, им оказался Иван Пырьев.

Вот она, Васькина везучесть! Мало того, именитый режиссер еще и притащил оборванца к себе домой. Васька потом с гордостью вспоминал: «Мы всю ночь проговорили с Пырьевым. Он учил меня, как надо жить, точнее приспосабливаться. С тех пор Пырьева я больше не видел и не хочу видеть. Но то, что он мне говорил, я на всю жизнь крепко запомнил».

БЕЖАТЬ ИЗ СРОСТКОВ!

Нельзя сказать, что этот человек не любил меня. Просто его любовь была замешана на грубости, похабщине, матюках, драках, каких-то гнусных подозрениях… А иначе он и не мог любить! Мне кажется, Шукшин вообще слово «женщина» не понимал. Другое дело — баба, бессловесно обслуживающий персонал.

Лидия Чащина на праздновании своего дня рождения с сыном Денисом, внуками Алевтиной и Тимофеем и невесткой Александрой. 13 января 2013 г. Лидия Чащина на праздновании своего дня рождения с сыном Денисом, внуками Алевтиной и Тимофеем и невесткой Александрой. 13 января 2013 г. Фото: Фото из личного архива Лидии Чащиной

Он рассуждал: «На Руси издавна заведено: мужик иной раз сделает что-то не так, а баба — всегда простит! Баба всегда на высоте должна быть: верная, терпящая. Я люблю, когда баба верная!»

Удивляться чему-либо в Васином поведении я перестала после того, как мы съездили с ним в Сростки — он хотел познакомить меня со своей матерью. Помню, сидит такая пожилая важная тетка, нюхает табак. Стали мы с ней разговаривать. Я сетую: «Вы знаете, Вася мне не дает денег. Как-то раз заболел, так мне не на что было даже лекарства ему купить!» Она: «Вась, как же так? Ты живешь с ней и деньги не даешь? Так не положено. Пускай у нее будут деньги на хозяйство, она же жена тебе». Он молчит. А вечером свекровь накрывает стол. Пельмени подаются горой — у них в Сибири эти пельмени целыми мешками на зиму заготавливаются.

Но у меня, как назло, нет аппетита. Зато на другой день, когда мы оказываемся в гостях у очередной какой-то Васиной родственницы, я начинаю с аппетитом точно такие же пельмени наворачивать. И тогда мать Васе говорит: «Видишь как! Мои пельмени она не ела, значит, не уважила». А потом еще она слышит, как мы с Васей спорим из-за Хемингуэя, которым я тогда, как и многие, была увлечена, а Вася его критиковал. И вот слушает она нас, слушает да и говорит: «Ты, Вась, все-таки ей деньги не давай». А он кивает: «Ну вот, мам, наконец-то ты про нее поняла…» Обидно ужасно: они же обсуждают меня, не обращая внимания на мое присутствие, будто я не человек, а пустое место!

На следующий день опять застолье, опять пельмени и водка. Я вышла в сени попить воды, за мной увязался какой-то их родственник, стал лапать.

Я влетаю в комнату, кидаюсь к Васе, жалуюсь. А он мне, смеясь: «А что такого, он мужик!» Все кончилось тем, что я одна вернулась в Москву. А Шукшин даже не поинтересовался, как я долетела-доехала, ибо пьянки в Сростках были важнее.

«УЙДЕШЬ — УБЬЮ!»

Принято считать, что Шукшин был непрактичным человеком, бессребреником. Это неправда! Когда я с ним расходилась, выяснилось, что у него есть целых пять сберегательных книжек. Он писал матери: «В отношении денег, у меня их столько, что не знаю, куда их девать. Говори, что тебе надо!» Построил ей в Сростках шикарный дом, ну, конечно, по их меркам. Еще он очень здорово помогал сестре, оставшейся без мужа с двумя детьми.

«Шукшин увидел, каким успехом он пользуется у московских дамочек. Одна намек делает, вторая в восторге пищит, третья твердит, какой он талант. Закружило парня, закружило!» «Шукшин увидел, каким успехом он пользуется у московских дамочек. Одна намек делает, вторая в восторге пищит, третья твердит, какой он талант. Закружило парня, закружило!» Фото: ИТАР-ТАСС

Однажды Наташа приехала в Москву на несколько дней, и вот тогда я увидела, что такое Васина щедрость! Он водил сестру по ГУМам-ЦУМам, тюки шмоток потом еле в самолет поместились. Я же не могла выпросить у него пару рублей на чулки. Так и ходила год за годом в том, в чем меня мать из дому во ВГИК снарядила. Еле-еле выпросила у Васи синтетическую шубку. Он считал: «Баб надо в черном теле держать, потому что они все суки. А на мою и так все заглядываются, так что лучше пускай ходит в рванье».

Впрочем, один раз он щедро одарил меня. Снявшись в фильме «Аленка», положил на мое имя аж четыре тысячи рублей. Тогда это была огромнейшая сумма! Но через неделю, видимо, пожалел. Сказал: «Пришла телеграмма от мамы, у них там что-то случилось, срочно нужны деньги, не могла бы ты снять с книжки, а я тебе потом отдам».

Я, конечно, согласилась. Потом выяснилось, что ничего не случилось, он просто так эти тысячи отослал домой. Когда же я попыталась напомнить ему про обещание возместить мне эти деньги, он принялся ругаться последними словами. И я отступилась.

Наверное, если бы я родила Васе ребенка, мы бы с ним дольше прожили. Хотя вряд ли это принесло бы мне много счастья. Я узнала о своей беременности, когда мы с Васей были вместе уже три года и отношения у нас были из рук вон плохи. И вот передо мной встал вопрос: оставлять ребенка или нет. Жить негде, денег, как я считала, нет… Вася предлагал: «Поезжай на Алтай, к моей матери. Там родишь, будешь воспитывать. Зачем тебе эта актерская профессия?» А я отвечала: «И что? Буду сидеть в деревне на пару с Марией Шумской?

Нет, дорогой». А тут еще уговоры подруг, которые видели, как Вася ко мне относится, как оскорбляет… Он прекрасно знал, что я договариваюсь с одной медсестрой провести аборт на дому. Но молчал. И еще «успокаивал»: «Ты не бойся, у нас в деревне спицами это делают». Я тяжело перенесла операцию, началось воспаление. Да и на душе было хуже некуда. А тут еще Вася с притворным удивлением интересуется: «Ты что, аборт сделала? Зачем же?» — «А ты что, очень препятствовал? Ты разве этому не рад? Сам же постарался подтолкнуть меня к такому решению!» И вдруг он мне заявляет: «А ты не от меня была беременна». Я повернулась и ушла. А он все стоял у окна и кричал мне вслед: «Если ты, сука, от меня уйдешь, я вообще тебя убью». Вот в этом весь Шукшин. И даже теперь, когда я вижу его на экране, как он проповедует какие-то нравственные ценности, возмущению моему нет предела.

«ПОКА ТЫ В ИНСТИТУТЕ, ОН БАБ ВОДИТ»

Довольно долго я не понимала, что он мне изменяет.

Помню, хозяйка одной из квартир, которые мы снимали, пыталась открыть мне глаза — бесполезно! Кстати, в съемных квартирах нас обычно больше пяти дней не держали — Шукшин обязательно что-нибудь этакое вытворял, что пугало хозяев. А вот в том доме, в Сокольниках, мы задержались надолго. Квартиру нам сдала эффектная женщина, а через месяц она вдруг явилась и стала жить на кухне, на диванчике. Потом-то мы, конечно, поняли, что это была ее обычная тактика: взять вперед за два-три месяца с жильцов плату, перекантоваться недели две-три у своей сестры, а потом под предлогом ссоры с несуществующим женихом вернуться и жить вместе со съемщиками: система отработанная.

«Нашего с Васей ребенка я рожать не стала — и эта боль до сих пор меня не отпускает» «Нашего с Васей ребенка я рожать не стала — и эта боль до сих пор меня не отпускает» Фото: ИТАР-ТАСС

Так вот эта ушлая хозяйка меня предупреждала: «Твой-то — настоящий кот! Пока ты в институте, он сюда баб водит. Да и ко мне пристает». Но я не верила. Говорила: «Как вам не стыдно, вы наговариваете!»

Но однажды я увидела все своими собственными глазами. Доброжелатели рассказали мне, что Вася уединился в общежитии с одной актрисой — не буду называть ее имя. Оба были сильно пьяны. Я заставила их открыть дверь. По их виду мне стало все ясно. Хотя Шукшин пытался еще убедить меня, что между ними ничего не было. Но я слушала его с таким выражением лица, что они оба испугались. Думали, видимо, что я сейчас драться начну. Помню, эта женщина визгливо кричала: «Зверина!!! Она меня прибьет!» — и пыталась спрятаться.

Но я, разумеется, не собиралась с ней драться. Я повернулась и вышла из комнаты с твердым осознанием, что наши отношения с Шукшиным закончились.

В 1965 году я окончила ВГИК. Туда пришла — 82 килограмма: здоровая, жизнерадостная, наивная. Оттуда вышла — весила 62: измученная, матюкающаяся, разочарованная… Но многие пытались уговорить меня не рвать с Шукшиным. «Что ты делаешь с Васькой? Он места себе не находит, нельзя так с мужиком». Находил он себе место или не находил, а на моем возвращении особенно не настаивал. Он понимал: нужно покрепче зацепиться в Москве, и я ему в этом деле начинала мешать. Под конец наших отношений он снял меня в своем фильме «Живет такой парень». Одну из ролей дал Белле Ахмадулиной, благодаря чему и вошел в круг писателей, поэтов, сценаристов…

Потом сошелся с дочерью драматурга Анатолия Сафронова, Викой. Устроился у нее, заделал ребенка, но жениться не захотел. Шукшин рассказывал мне, приходя пьяный в гости по старой памяти: «У меня баба с пузом ходит, но жить я с ней не буду».

Он и про Федосееву-Шукшину потом приходил рассказывать. Вася увидел ее на съемках картины «Какое оно, море?». У Лиды за плечами было неудачное замужество, да и в кино ей ничего не светило. А тут — Шукшин, карьера которого как раз резко пошла на взлет. А привязать его просто: молчи да терпи! Вари борщи да обещай, что на всю жизнь будешь ему верной подругой. Но он все равно говорил мне: «Праздника у меня с Лидкой так и не получилось». И очень долго не мог смириться с тем, что эта женщина пойдет с ним по жизни до конца. Порой он после ссоры, пьяный, плакался мне: «Что я наделал?

«Приходя в гости по старой памяти, Вася плакал, сетовал, как плохо устроена жизнь. Говорил: «А ведь ты меня так и не поняла, змея подколодная! Я тебя любил, а ты не оценила» «Приходя в гости по старой памяти, Вася плакал, сетовал, как плохо устроена жизнь. Говорил: «А ведь ты меня так и не поняла, змея подколодная! Я тебя любил, а ты не оценила» Фото: Юрий Феклистов

Слушай, я не могу от нее избавиться!» Впрочем, это было нормально для Шукшина: женщина, которая еще недавно казалась ему необходимой, очень быстро начинала мешать.

Иногда Вася снова принимался упрекать меня. Курил, плакал, сетовал, как плохо устроена жизнь, говорил: «А ведь ты меня так и не поняла, змея подколодная! Я тебя любил, а ты не оценила». Но я уже смотрела на него как на безобидного пьянчужку, который сидит себе, что-то болтает, а что именно — абсолютно не важно.

Удивительно, но я умудрилась еще раз вляпаться почти в такую же историю. Вышла замуж за Владислава Чащина, который работал директором одной из картин на Киностудии имени Довженко, и уехала с ним в Киев. Через четыре месяца я уже ждала ребенка, и через пять выяснилось, что Владислав — хронический алкоголик.

Мы разошлись, когда сыну Денису был всего год. Зато третий муж отвечал всем моим требованиям — заботливый, самоотдача потрясающая, жертвенный, внимательный. Он действительно любил меня! Но у него не сложились отношения с моим сыном, и мне пришлось делать выбор. Разумеется, я выбрала сына. Сейчас он уже взрослый, воспитывает детей. Я благодарна Денису, что он, в отличие от меня, сумел создать семью и подарил мне эту ценность.

Что касается моего творчества, я заслуженная артистка Украины, работала в Театре киноактера, в театре «Браво», снимаюсь в кино. У меня много общественной работы, я секретарь Союза кинематографистов Украины. Пропагандирую творчество русских классиков, провожу чтецкие вечера.

Я благодарна судьбе, что Шукшин исчез из моей жизни.

Кто-то может спросить, зачем я это все рассказываю? Если меня спрашивают о Шукшине, я не могу говорить неправду. Какого черта я должна говорить красиво о человеке, который издевался над моей юностью? Но хочу заметить, что мой рассказ принадлежит тому времени, когда я была неопытной девочкой. Сейчас я Шукшина даже понимаю. Он пробивался всеми силами и боролся за свою судьбу, не считаясь с моей. Вот этого я и не могу ему простить! Я не рассматриваю его как художника. А говорю о нем как о жестоком человеке, мужчине, который пользовался моей наивностью и доверчивостью... Люди меняются. Но я не уверена, что если бы Шукшин сейчас был жив, то, встретившись со мной, попросил бы у меня прощения.


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • ТатьянаЛ

    #
    Верю этой женщине от первого до последнего слова. Еще прочитав откровения старшей дочери Лидии Шукшиной "Каравану историй", была просто шокирована. Известная артистка- сама Лидия Шукшина бросает свою родную дочь. Из того рассказа сделала вывод, что не последнюю роль в этой истории сыграл сам Шукшин. (советую всем прочитать, так сказать для полноты картинки). Лидия Шукшина постоянно говорила о их неземной любви с Василием Макаровичем, но при этом выскочила замуж то ли через 10, то ли через 9 МЕСЯЦЕВ(а не лет, прошу заметить) после смерти мужа! Так такая ли была любовь? Что-то сомневаюсь. Моя мама после смерти отца 8 лет не выходила замуж, хотя предложений было не мало. А тут и года не прошло. А то что гениям все позволено.... Это мнение верно до той поры, пока гений не плюнет вам в лицо. А после этого мнение поменяется на 180 градусов. Нужно разделять талант и характер.
  • 111111

    #
    ВЕРЮ!!!!!! И именно потому, что люблю рассказы Шукшина и хорошо их знаю. В них очень хорошо видно отношение к женщине вообще...прямо скажем неуважительное. Также верю, в соответствии со своей интуицией. Талант и человеческие качества не обязательно идут вместе. То что Шукшин мог быть именно таким, верю и вижу как женщина. И даже то, что Федосеева с ним жила, лишний раз это подтверждает. Крайне неприятная особа! Так что получается, они друг друга стоили в общечеловеческом плане! Хотя творчество Шукшина люблю! Очень необычное, откровенное и достойное интервью. Спасибо!
  • светлана

    #
    Вы знаете, граждане, это уже просто позор журналу полный! Такое чувство что редакция стоит на паперти и доедает последний кусок хлеба, если такой степени желтизну печатают. Никто из нас не ангел, все грешны, но каждый имеет право на то, чтобы в отношении него, или его близких после смерти соблюдалось правило "о покойниках или хорошо или ничего" и уж Василий Шукшин наверное хотя бы это право заслужил. Как можно позволять чтобы со страниц вроде как семейного журнала какая-то непонятная женщина ПОСМЕРТНО целенаправленно поливала грязью великого человека, любимого миллионами русских людей, при том что никто ей уже не может возразить и открыть другую правду. Хотя эта дама сама себя выдает повсеместно, всем же все понятно, чего она от него хотела и чего не получила, получилось что грязью она на самом деле себя облила. Жалко семью, которая вынуждена вот такое терпеть, наверное Екатерина Робертовна была бы тоже не в восторге если бы кто-то в другом издании допустил бы что-то подобное в отношении ее отца. Низко это, граждане журналисты..

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Виктория Бекхэм (Victoria Beckham) Виктория Бекхэм (Victoria Beckham) певица, модельер, автор песен, актриса, фотомодель, танцовщица
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +