Лариса Гузеева об алкоголе, отношениях с мужем и любви

Сегодня известная актриса и телеведущая празднует день рождения! Предлагаем вам прочитать одно из самых откровенных ее интервью.
Татьяна Зайцева
|
23 Мая 2013
Фото: Марк Штейнбок

«Я устала от романов, страстей, взлетов и падений. Не хочу больше колотиться. И теперь всем своим дала клятву: я — хорошая, я — только в семье», — рассказывает актриса и телеведущая Лариса Гузеева.

Из-за свехплотного графика съемок и гастролей Ларисе Гузеевой редко удается выкроить время на отдых. Но лазейка нашлась, и в компании мамы, дочки и корреспондентов «7Д» Лариса отправилась в путешествие по Швейцарской Конфедерации. В эту поездку их пригласило Российское представительство офиса по туризму Швейцарии.

Лариса Гузеева в бизнес-классе самолета швейцарского национального авиаперевозчика SWISS Лариса Гузеева в бизнес-классе самолета швейцарского национального авиаперевозчика SWISS Фото: Марк Штейнбок

В Берне Лариса восторгалась красотой фонтанов, а также знаменитыми астрономическими часами на часовой башне: «Боже, они же сконструированы в начале XVI века и с той поры бесперебойно показывают точное время! А механические фигурки на них все так же разыгрывают для прохожих свое представление. Фантастика!..» В Монтрё, называемом жемчужиной Швейцарской Ривьеры, наслаждалась волшебными видами Женевского озера и Альп. В Веве, навсегда связанном с именем Чарли Чаплина, побывала в единственной в мире шоколадной кондитерской, получившей право на изготовление уникального шоколада (в виде чаплинских ботинок) со вкусом одновременно горьким, сладким и острым, что символизирует непредсказуемый характер великого комика.

Посетила уникальный средневековый Шильонский замок. Продегустировала в лучших ресторанах блюда швейцарской кухни и вина местных кантонов. А утомившись после экскурсий и прогулок, снимала напряжение в СПА-центрах отелей объединения Swiss Deluxe Hotels, куда входят самые именитые и фешенебельные гостиницы Швейцарии категории люкс. В Берне это был старинный, элегантный Schweizerhof с уникальной коллекцией антиквариата и живописи; в Монтрё — один из лучших отелей мира Fairmont Le Montreux Palace. Вот там-то, в номере Ларисы, расположенном по соседству с апартаментами, в которых многие годы жил Владимир Набоков, корреспондент «7Д» и побеседовал с актрисой.

— Знаете, я пришла к выводу: в душе я — швейцарка. При всей моей внешней разбросанности, я мегасобранный человек.

С годами стала упорядоченной, системной. Да, у меня много недостатков: бываю несдержанной, даже грубой, но в несобранности, неаккуратности меня обвинить никак нельзя. Мне комфортно, когда все правильно. Когда точно знаю, что в верхнем ящике стола в правом углу всегда лежат ножницы. И если вдруг их не нахожу, потому что кто-то взял, у меня сбой в программе. Не хочу я глупо терять время на поиски! Это в молодости времени не жалко, а сейчас я его ценю. Точно так же меня приводит в восторг чистота. Я не сорю, даже если меня никто не видит. Клянусь. И вообще мне как-то легче жить по правилам. Да, в Швейцарии нельзя завести собаку или кошку, не согласовав с соседями. Да, после десяти вечера запрещено громко разговаривать на балконе. И если позволишь себе так побеспокоить окружающих, объясняться будешь с полицейскими…

«Мне хочется, чтобы после моего отъезда говорили: «Вот одна русская у нас побывала, Лариса ее зовут, — клевая! Она — как швейцарка!» «Мне хочется, чтобы после моего отъезда говорили: «Вот одна русская у нас побывала, Лариса ее зовут, — клевая! Она — как швейцарка!» Фото: Марк Штейнбок

И все это мне подходит! У меня нет внутреннего протеста, мне ничего не хочется нарушать. И я знаю, что, находясь здесь, ничего не испоганю и никому не будет за меня стыдно. Никто потом не скажет: мол, приехала русская артистка, больная на голову, и давай в полночь бросать окурки с балкона. Ни за что! Я даже не курю здесь. Потому что знаю: швейцарцы к этому плохо относятся. Мне хочется, чтобы обо мне осталось хорошее впечатление, чтобы они говорили: «Вот одна русская у нас побывала, Лариса ее зовут, — клевая! Она — как швейцарка!» Да, я хочу жить, как они. Именно в их упорядоченности я вижу свободу, а не в кошмарном хаосе, когда каждый делает, что хочет, ни с кем не считаясь. Ну и, конечно, красота здешняя нереальная меня завораживает. Я мир объездила, но такого восхитительного сочетания чуда природы и произведений человеческих рук не видела нигде.

Преклоняюсь. Они сохранили все, что создали их предки. Здесь нет ни одной высотки, ни одного бездарно спроектированного здания. Заходишь в какую-то кафешку на семь столиков и понимаешь, что и двести, и триста лет назад там было так же. Люди собрались один раз и договорились: мы хотим жить так. И живут. Тут все для человека… А мы? Ну что мы за уроды такие?! Почему не можем жить по правилам? Почему нужно все время быть против? От этого плакать хочется. Не знаю, какой бес сидит внутри нас…

— Лариса, ну а как быть, если один из этих бесов одолел бы вас в европейской стране?

— Если выпить, что ли, захочется? Ну и выпила бы! Но клянусь, все равно не стала бы нарушать правила. Не вела бы себя так, чтобы соседям пришлось вызывать ­полицию.

— Но разве выпивший человек может контролировать свои эмоции, поведение?

— Так ведь я, когда выпью — кстати, теперь это случается крайне редко, — не агрессивная, а, наоборот, расслабленная.

Всем сестра, подруга, мать. Всех люблю, всем все раздаю, дарю, со всеми целуюсь. Даже с теми, кого близко к себе подпускать нельзя. На следующий день, конечно, жалею, говорю себе: вот какая же я дура!.. Ох, правда, бывает, меня заносит. Например, в прошлом году на Новый год. Мы с семьей тогда прилетели в Берлин. А у меня 30 декабря еще был съемочный день — я работала с утра до вечера и дико устала. Я думала, что встречать Новый год мы будем в ресторане или же организуем новогодний стол на съемной квартире, где мы жили, закупив продуктов из местных магазинов.

Запросто можно было бы, благо всего везде в изобилии. Но нет. Моему семейству понадобился традиционный русский стол — с холодцом, салатом оливье и так далее. Разумеется, все хлопоты по приготовлению легли на меня. Это у нас в семье такая традиция — все взваливать на мои плечи. Ну что поделать, начала готовиться к празднику: режу, варю, наряжаю елку, а фоном звучит моя любимая музыка — песня группы «Eagles» «Отель «Калифорния». Периодически я звоню с поздравлениями всем своим друзьям, разбросанным по нашей необъятной родине и зарубежью. И каждому включаю эту песню. Под нее чокаемся, и… я продолжаю свою готовку.

— То есть непосредственно перед встречей Нового года с семьей вы уже были сильно навеселе?

С дочкой Лелей на набережной Женевского озера в Монтрё С дочкой Лелей на набережной Женевского озера в Монтрё Фото: Марк Штейнбок

— Наоборот, я чувствовала себя очень грустной, одинокой и невероятно уставшей. Особенно огорчило отсутствие подарка для меня под елкой. Хотя я сама приучила Игоря не дарить мне ничего ни на какие праздники. Дело в том, что он часто покупал то, что потом мне, втайне от него, приходилось передаривать. Но именно на этот раз, в том состоянии, в каком я пребывала, меня это страшно задело. Я даже расплакалась. И в слезах сказала своим: «Если вы меня любите и хотите сделать мне приятное, вот прямо сейчас вставайте и пойдем все вместе в отель «Калифорния» — я хочу именно там, укрывшись пледом и глядя на падающий снег, выпить коктейль!» Во мне же продолжала звучать любимая песня… Дочка Лелька вспоминала потом: «Мы тебя чуть не со слезами уговаривали: «Ну куда мы сейчас, ночью, пойдем? Подожди до завтра». А ты стояла, смотрела на нас злыми глазами и провоцировала на конфликт, мол, ну-ну, давайте, отказывайтесь, и тогда я уйду одна!

И мудрый папа, внимательно на тебя посмотрев, сказал: «Одевайтесь, идем!» (Со вздохом.) Так, не сопротивляясь, они отправились со мной в тот отель. Я села в баре, укрылась пледом и стала пить свой коктейль. А они расположились вокруг, и моя мама — в оренбургском пуховом платке — приговаривала: «Лелечка, ничего страшного, просто мама устала…» Я очень благодарна семье за то, что они в ту ночь поняли меня, прочувствовали и поддержали. Хотя до сих пор вспоминают мне тот Новый год. Спасибо, что со смехом… Конечно, я потом очень переживала из-за того, что испортила им праздник, а вот сейчас думаю: а что, собственно, произошло, что я такого натворила? Я всю жизнь не только исполняю, но еще и предугадываю желания всех членов своей семьи.

А тут первый раз в жизни попросила их сделать то, что захотелось мне. Да, была ночь, было холодно, и я понимаю, что им совсем не хотелось куда-то тащиться, но… Мне-то этого очень хотелось. И мое желание было искренним. Я вообще стараюсь не врать. Для меня ложь — противоестественна.

— А как вы реагируете, если врут вам?

— Не могу это выносить, у меня прямо падучая начинается. И сыну, и дочке с детства внушала: «Ребята, жизнь длинная, с вами может произойти что-то плохое, и вы должны знать: я вам помогу. Всегда. Только об одном прошу: никогда меня не обманывайте! Скажете правду — пойму в любом случае. Да, психану, ругнусь, но дальше уже начну действовать: помогать, выручать, спасать…» Помню, Георгия в 13 лет принесли домой пьяного, в абсолютно невменяемом состоянии.

Фото: Марк Штейнбок

Я испугалась до потери сознания. Что делать? Козлоногий бес, который в тот момент в меня вселился, толкал на самые радикальные действия. Но я сдержалась, поняла своего сына. А скажите мне, у какого мальчишки не бывает в этом возрасте подобного эксперимента?! К сожалению, все пробуют. Я потом своих друзей-актеров расспрашивала, и выяснилось, что у каждого эта ерунда случалась приблизительно тогда же… Знаете, я до сих пор горжусь тем, что, несмотря на ужас, который меня в тот момент практически парализовал, я все сделала правильно. Помогла сыну прийти в себя, а наутро отвезла его в наркологическую больницу — чтобы он своими глазами увидел людей, которые там находятся… Георгию сейчас 20 лет, и за эти семь лет я больше не только никогда не видела его пьяным, даже запаха ни разу не почувствовала…

Я очень рада, что у моих детей перед глазами пример отца — Игорь ведь не пьет и не курит. Меня это в нем восхищает. При его-то возможностях — ресторатора, сомелье — мог бы с утра до ночи, как у них говорят, «гулять по буфету». Но он вовремя понял: хочешь быть уважаемым человеком — живи на трезвую голову.

— Вы с мужем вместе уже 15 лет… За  эти годы ваши отношения как-то изменились?

— Да как?! Я вообще думаю, что глобально человек меняется только с рождения до года: зубы растут, первое «агу», первые шаги… Ну и в детстве. Вот от детей своих я требую изменений. А от мужа? Раньше, пожалуй, чего-то хотела, а теперь нет. Бессмысленно. Когда кто-то сетует на то, что в отношениях с партнером нет какого-то роста, движения вперед, я этого не понимаю.

Чего они хотят-то? Другой вопрос — меняются ли чувства… Знаете, если седовласые муж и жена напоказ ласкаются, держатся при всех нежно за руки, рассказывают, что в интимной жизни у них все как в первый день, — это, поверьте, неправда. Показуха. А другие утверждают, что с годами любовь перерождается в дружбу. Но я не верю и в чисто дружеские отношения в семье. Это означает одно: любовь добирается на стороне, то есть у обоих партнеров есть кто-то вне семьи. Для меня лично такое невозможно. И у нас с Игорем ничего не переродилось, хотя, конечно, все стало несколько по-другому, не так, как 15 лет назад. Это естественно. Но если бы у меня не было к Игорю чувства, можно ли представить, чтобы я — с моим-то характером — стала с ним жить?! Если противен мужчина, с которым ложишься в постель, можно просто заболеть и умереть.

На платановой аллее — одной из главных достопримечательностей города Веве На платановой аллее — одной из главных достопримечательностей города Веве Фото: Марк Штейнбок

Либо от тоски, изображая, что он тебе люб, либо от алкоголизма — надо же будет все время ложиться в кровать в забытьи. Нет, у нас все по-другому. У меня физическая потребность в Игоре. Хочу смотреть с ним вдвоем кино, в обнимку, в четыре глаза, мне интересно обмениваться мнениями, что-то обсуждать, ну и... Я его, конечно, люблю. При всех своих прочих достоинствах он очень образованный человек, эрудит. Иногда от той информации, которая валится нам на голову каждый день, жить не хочется, а он всегда может найти такие слова, которыми и все объяснит правильно, и успокоит. Поверьте, нет ни одного вопроса, на который он не смог бы ответить, как мне, так и детям. Вот и тут, в Швейцарии, бесконечно звоню ему и все подробно рассказываю. Ужасно хочется, чтобы он чувствовал то же самое, что и я.

— Зачем же делиться впечатлениями по телефону, не лучше ли было поехать вместе?

— (Категорично.) Исключено. Он обещал мне закончить ремонт к 1 сентября и до сих пор никак не доделает. Понимаю, что это не его вина, но я все равно схожу с ума. Ну представьте, до ноября спала практически на улице, под открытым небом. Клянусь. Потому что в доме воняет краской, а мне нужно утром на работу лицо принести, а не отечную массу. Вот и приходилось надевать шубу, шапку, забираться во всем этом под одеяло и спать на воздухе. Кошмар! Так что Игорю есть сейчас чем заняться, помимо Швейцарии. Это первая причина его отсутствия. А вторая — как ни странно, я не считаю, что всегда и везде парам нужно бывать вместе… А если вернуться к вопросу об изменениях в отношениях с мужем, знаете, пожалуй, одно все-таки имеется.

С моей стороны. У меня теперь к Игорю уже нет никаких претензий. Я поняла, что он имеет право быть самим собой. Не дергаю его больше, никуда не подталкиваю, не направляю, ничего не подсказываю — пусть все делает так, как хочет. И меня в нем уже практически ничего не расстраивает.

— А что раньше расстраивало?

— Да многое. Почему это вы думаете, что если, например, я взрывная, резкая, то у меня тяжелый характер? А мой муж, если он на людях молчалив, вежлив, корректен, — идеал? Но ведь никто же не знает, какой этот идеал за закрытыми дверями. Никто не знает, как он может кричать. А может. Поймите, Игорь очень хороший человек, мне невероятно повезло. Но он же живой, и нервы у него не из резины.

«Я не верю в чисто дружеские отношения в семье. Это значит — любовь добирается на стороне» «Я не верю в чисто дружеские отношения в семье. Это значит — любовь добирается на стороне» Фото: Марк Штейнбок

И он бывает крайне несдержан. Безусловно, я — тоже, но мой максимум, мой потолок — ругнуться. И все, остыла. Дальше ничего не будет. А вот Игорь запросто может обидеть — для меня, например, его крик хуже пощечины. Всякий раз на эти его безумные выплески я говорю: «Это выносить невозможно. Давай начнем нормально общаться. Ты такой значительный, умный, красивый, талантливый, но в подобных случаях становишься для меня крохотного роста. Имей в виду: если будешь продолжать орать на меня, на детей, на посторонних людей, я тебя разлюблю». На что он отвечает: «Это к вам не относится. У меня просто срыв, от безумной усталости». Понимаю, конечно, но это не аргумент. Я не перевариваю крика, визга. Вот заставила Игоря заняться упражнениями по технике речи, по определенной методике поставила ему голос.

Объясняла: «Ты же начальник, так хотя бы общайся с подчиненными хорошо поставленным голосом». А вообще считаю так: раз ты мужчина, научись сдерживать себя.

— То есть вы имеете право на несдержанность, а муж нет?

— Я же не кричу, у меня нет такой потребности. Даже в ярости говорю очень внятно, негромко, но при этом несколькими словами могу загнать любого человека, если, конечно, он повел себя неподобающе, в такие комплексы, что он всю жизнь будет вспоминать. Поэтому всегда предупреждаю: «Прошу со мной по-хорошему, не надо ко мне цепляться». Это даже не мужа касается, а вообще всех. Не провоцируйте, иначе вмиг просто расчленю на молекулы. У меня язык не лезвие, а лазер.

— О чем не раз свидетельствовали ваши недвусмысленные пассажи в телепрограмме Первого канала «Давай поженимся!». Вот, скажем, в Интернете сейчас обсуждают вашу жесткую реакцию на историю одной из участниц-невест, забеременевшей во время короткой поездки в Иорданию. Вы буквально отхлестали барышню перед всей страной и практически закрыли бедолаге надежду на замужество: дескать, должна быть счастлива, если тебя — такую-растакую — вообще хоть кто-­то возьмет в жены...

— Неужели? Странно. Я сейчас не могу вспомнить этот конкретный случай, но наверняка было чем возмутиться… А потому что нужно думать, с кем ложиться и от кого рожать. Им же, глупым девчонкам, все уши прожужжали предостережениями, разве что только из мусорного ведра не звучит: прежде чем сходиться с иностранцем, изучи законы той страны, откуда он родом!

И тогда решай. Иначе твое место в скором будущем — в следующей после моей программе, у Малахова в «Пусть говорят», где ты будешь рассказывать, как пытаешься отсудить детей и деньги. В этом смысле я, конечно, могла высказаться… Но вообще-то я, наоборот, люблю людей несчастных, запутавшихся. Разве сама такой не была? И как было бы хорошо, если бы в то время нашлись люди, которые бы давали мне правильные советы. Многих глупостей удалось бы избежать. Теперь-то я уверена: не через все нужно проходить на собственном опыте… В общем, для меня нет ничего милее, приятнее человека искреннего. А вот пафосных не люблю. Когда он абсолютный ноль, а сидит в студии и выкобенивается, придумывая про себя всякие небылицы, меня это смешит. Ну а что делать, если я вижу его насквозь?

«Зачем худеть? Вот если бы Константин Эрнст сказал мне: «Либо минус 20 килограммов, либо увольняю», — тогда другое дело!» «Зачем худеть? Вот если бы Константин Эрнст сказал мне: «Либо минус 20 килограммов, либо увольняю», — тогда другое дело!» Фото: Марк Штейнбок

Поверьте, на самом деле ничего скверного я в свои слова никогда не вкладываю. Сказать действительно могу резко, но всегда по существу и надеюсь, человек услышит, задумается.

— Или обидится.

— Да ладно, на что обижаться? Все просто смеются. (Задумчиво.) Но неужели со стороны я кажусь таким чудовищем? Странно… Хотя возможно, кто-то все-таки и дуется. Ну что ж, не нравлюсь, не гожусь — значит, выгоните меня! Но послушайте, если я стану всех облизывать и обласкивать, будет ли смысл в этой программе? А ведь я умею быть ласковой, мне это приятно. После 40 лет вообще как-то увеличивается потребность любить все человечество. Уже часто думаешь о Боге, о том, что придется расплачиваться за грехи, и, если честно, хочется быть для всех хорошей и доброй.

Но при этом я уверена на сто процентов: ровно на второй программе, поданной в таком ракурсе, Константин Львович Эрнст прогонит меня. Потому что никому будет не интересно смотреть, как ведущая нахваливает свою гостью: «Какая вы прекрасная, восхитительная, элегантная…» И ничего, что она вовсе не прекрасная и не элегантная?.. Поймите, иногда это мучительно — слушать истории, выдуманные от начала до конца. Мне все ясно с первой секунды. Совершенно очевидно, что конкретно с этой девицей история, которую она рассказывает, не могла случиться по определению. Это ясно по ее внешности, по одежде, по дешевой туши на глазах, по месту жительства, по манерам. Мне не надо много вопросов задавать в таких случаях. Задаю один, и вся ее версия сразу рассыпается в пух и прах. Но повторяю: у меня нет такой задачи — обидеть.

Наоборот, я хочу, чтоб ей было лучше… А вообще-то мне кажется, что не все имеют право шутливо или всерьез говорить другому правду, которая может задеть. Если человек ставит себя выше всего человечества, ему это непозволительно.

— А у вас, значит, такое право есть?

— Мне можно. Потому что я такая же, как все. Я всегда смотрю в глаза своему собеседнику и проникаюсь его жизнью. Вот, допустим, такая ситуация: Зина приехала в воинскую часть, мужа своего уже разлюбила, сбезобразничала там с другим офицером, а жена узнала… И я ставлю себя на место той женщины, мысленно окунаюсь в жизнь гарнизона, и мы сообща ищем выход из запутанной ситуации. Просто мне со стороны виднее, и я могу дать дельный совет… Или же мужик запутался в своей жизни, сам себе вредит.

«Всегда предупреждаю: «Не надо ко мне цепляться!» Иначе вмиг расчленю на молекулы» «Всегда предупреждаю: «Не надо ко мне цепляться!» Иначе вмиг расчленю на молекулы» Фото: Марк Штейнбок

И я говорю напрямик: «Слушай, ну ты просто дебил, потому что на одни и те же грабли наступаешь 55 раз, и, если будешь продолжать в том же духе, они, эти грабли, тебя убьют». И предлагаю выход. Часто очень жесткий. Но никогда я не хочу унизить человека просто так, ради красного словца, чтобы сказали: ой, какая она клевая и остроумная! Я действительно сопереживаю каждому. Многие потом подходят благодарить: «Представляете, у меня была похожая ситуация, и я не знала, как быть, а вы сразу нашли решение…» А дураки обижаются. Кстати, по поводу обид у меня вообще особое мнение. Недавно сидели с Георгием, разговаривали по душам, и он вдруг вспомнил: «Мне было лет семь, я прибежал с улицы и сказал тебе, что обиделся на друга. Ты посмотрела на меня своими прозрачными глазами и ответила: «Запомни сын, обиженных…

имеют». Я запомнил это, мам, на всю жизнь, — закончил он свой рассказ. — Ни разу в жизни больше не произнес это слово: «обиделся».

— А у вас самой нет поводов для обид на кого-нибудь?

— Почему же? Конечно, есть, но я не культивирую обиды, просто вычеркиваю таких людей из своей жизни… (Задумавшись.) Никогда не забуду кошмарные 90-е. Я — с крохотным сыном на руках. Перебивалась с хлеба на воду. Мясо покупала по блату у знакомого мясника — перемороженное миллион раз. Брала килограмм, разрезала на кусочки размером со спичечный коробок и опять замораживала. Доставала по одному и готовила еду Георгию, а если что-то оставалось, доедала за ним. (С усмешкой.) Зато красивая была и худая…

Помню свою безысходность. Помню, когда вдруг наступило блаженное время для тех, кто хорошо умел продавать, покупать, обменивать, а для таких, как я, пришли безвременье и голод. Помню, как у многих моих подруг началась зашибенная жизнь — их мужья стали зарабатывать бешеные деньги, они покупали квартиры, машины, мотались на Канары и Мальдивы, а я мыкалась одна с маленьким сыном. Будучи по натуре верной, привязчивой, продолжала тянуться к ним, к подружкам, а они быстренько зачислили меня в сбитые летчики. Покровительственно так говорили: «Ну вот, Ларка, ты теперь одна, в 30 лет, с ребенком, надо бы тебя, наверное, познакомить с кем-то. Может, с этим сойдешься? Ну да, он толстый, страшный, не слишком порядочный, но в твоем ли, Ларочка, положении кобениться?..» Я очень чувствительный человек, и пары таких намеков мне было достаточно.

«Хочется все предусмотреть, от всего детей предостеречь. Вспоминаю себя в молодости и понимаю: все шло к тому, чтобы я или в тюрьму села, или меня убили бы» «Хочется все предусмотреть, от всего детей предостеречь. Вспоминаю себя в молодости и понимаю: все шло к тому, чтобы я или в тюрьму села, или меня убили бы» Фото: Марк Штейнбок

И еще мне всячески давали понять наше несоответствие: мол, сейчас не до тебя, нам нужно собрать чемоданы, мы завтра в Лондон летим встречать Новый год… А ведь совсем недавно я брала этих людей с собой на съемки — устраивала в массовку, чтобы они в море покупались, какие-то деньги получили. Думала, что это мои настоящие друзья, и отдавала им себя полностью.

— А они, выходит, вам завидовали?

— Тогда я думала, что нет. Нам было хорошо. Весело жили. И я была уверена, что так будет продолжаться всегда. После «Жестокого романса» я объездила весь мир — и это по тем-то временам! Кто тогда куда ездил? У меня появились деньги, и, разумеется, я всем делилась с подругами, всех их гуляла, водила в рестораны, покупала им подарки.

А как иначе? Это нормально для меня… Но когда ситуация перевернулась с точностью до наоборот, они повели себя некрасиво по отношению ко мне. И я вычеркнула всех этих людей из своей жизни раз и навсегда. Уехала из Питера и захлопнула, законопатила дверь в прошлое… Зато я вывела для себя одну истину: в жизни все зыбко, непредсказуемо, переменчиво. Сегодня у тебя кто-то моет полы, а завтра, глядишь, ты будешь делать у него то же самое. Да, мне повезло, что у меня наступил, как говорит мой друг, ренессанс — вдруг заметили на Первом канале и пригласили вести программу. Но так же я понимаю: завтра может появиться другая программа, и про нас уже никто и не вспомнит. Эфир — это воздух, ничто. Поверьте, с самого начала я стала готовиться к тому, что мне позвонят и скажут: «Ларисочка, спасибо большое, но, знаете ли, у нас тут с рейтингами катастрофа, и вообще вместо вас у нас будет, допустим, Дима Нагиев…»

— Интересно, а когда у вас наступила пора ренессанса, ваши прежние подруги не проявились?

— А как же?

Когда «Женилки» по ТВ шли полным ходом, вдруг звонят мне: «Ой, Ларка, что же мы с тобой так много лет не виделись! Мы же родные люди, сколько вместе пережили...» Забыла, наверное, как я однажды попросила: «У тебя пацаны практически одного возраста с Георгием (ему тогда было шесть лет), возьми его ненадолго к себе, пусть вместе поиграют», на что она ответила: «Нет, они не хотят с ним играть». Да даже если дети так сказали, ты же сама мать, ты подруга, как можно было такое произнести?! Я не стала объясняться. Просто вежливо сказала: «Да-да, жаль, вот только времени совсем нет».

А они все равно продолжают названивать. Мне это непонятно. Делюсь с Игорем, а он говорит: «Да не бери в голову! Наплюй и забудь…» И мне уже смешно. Игорь всегда умеет успокоить, снять раздражение…

— Ну про Игоря понятно. А с остальными членами вашей семьи все просто или есть причины для раздражения?

— По-разному, но причина проблем в основном одна: к сожалению, я совершенно не умею делать скидки на возраст. Думала, ошибки, которые я наделала с Георгием, исправлю с Лелькой. Но не получается. С сыном, когда ему было 10 лет, я общалась как с 40-летним человеком, как с ровней. Так же происходит и с Лелькой. Ей 12 лет, и она говорит мне: «Я же только маленькая девочка, а ты меня уже загрузила, как взрослую тетю».

Ларису восхитили старинные фонтаны в Берне, откуда запросто можно пить воду Ларису восхитили старинные фонтаны в Берне, откуда запросто можно пить воду Фото: Марк Штейнбок

И я ловлю себя на мысли, что она права. Так же, как права моя 75-летняя мама, когда говорит: «Ты вообще не учитываешь мой возраст». Просто у мамы не такая быстрая реакция, как мне хотелось бы, а Леля пока еще не все понимает. И когда я осознаю это, падаю перед ними на коленки: «Простите, простите!» Разумеется, это никуда не годится. Это как если меня сейчас обвинить в том, что я не кареглазая… (Со вздохом.) И в детские игры я никогда не умела играть. Например, моя мама когда-то сидела с Георгием на ковре, и они вместе строили дома из конструктора. С Лелей она играла в куклы: «Здравствуй, Наташа!» — «Здравствуй, Оля! Ну, пойдем в гости». — «А к кому?» — «К Любе…» Мне было достаточно понаблюдать две минуты, и я понимала, что так не смогу ни за что. Но ребенку-то в том возрасте нужны были именно такие игры, в дочки-матери, а я приставала: «Давай-ка, Леля, я лучше тебе почитаю…»

Не зря Лелька, ссылаясь на брата, иногда пеняет мне: «Вот правильно Георгий говорит: ты — диктатор». Я тут же огорчаюсь и заливаюсь слезами: «Вы неблагодарные! Сколько ни делай, я для вас всегда плохая…» Конечно, все это выводит из себя. Леля не слышит меня, каждый раз сопротивляется всему, что я говорю. И это ужасно. Прошу ее: «Лелечка, дорогая, миленькая моя, я так тебя люблю! Ну не надо себе вредить, потом тебе же будет плохо. В 18 лет скажешь мне: «Мама, почему ты мне руки не оторвала, когда я заусенцы себе выдергивала, губы обкусывала, прыщики царапала?!» Говорю, объясняю, что останутся шрамы, — не понимает. Умоляю: «Солнышко мое ненаглядное, ну давай я тебе кремом руки намажу, отведу к врачу». Нет, продолжает делать по-своему.

Ну срываюсь, разумеется. А она мне: «Мама, что ты от меня хочешь? Я не пью, не курю, не наркоманка, не сижу у метро с бутылкой пива. Что тебя не устраивает, чем ты недовольна?..»

Наверное, действительно иногда я придираюсь излишне. Но ведь хочется все предусмотреть, от всего предостеречь. Не всем же, как мне, набивать шишки, учась на собственных ошибках. Вспоминаю себя в молодости и понимаю: все шло к тому, чтобы я или в тюрьму села, или меня убили бы. Во мне страха — ноль. И я влезала просто в самую клоаку. Что хотела, то и делала. Мой первый муж Илья, покойный, был наркоманом, и друзья его все были отморозками. Куда-то меня постоянно тащили за собой. А я и шла. Знакомилась с какими-то мутными компаниями. И за то, что меня там не изуродовали, не подсадили на иглу,  только Господа благодарить остается, который, видно, жалел мою маму.

«Дочка говорит: «Я же только маленькая девочка, а ты меня уже загрузила, как взрослую тетю!» Ловлю себя на мысли, что она права» «Дочка говорит: «Я же только маленькая девочка, а ты меня уже загрузила, как взрослую тетю!» Ловлю себя на мысли, что она права» Фото: Марк Штейнбок

И меня, наверное, все-таки любит. Поэтому и говорю детям: «Живите осторожно! Вам не нужен тот опыт, который был у меня. От него никакого толку…»

— Лариса, у многих людей в среднем возрасте происходит некая внутренняя ломка, меняется психология, появляется даже некая зависть к юности...

— «Кризис среднего возраста» это называется. Но у меня его нет. И объясню почему. Потому что я все успела. И в смысле семьи, и в смысле любви, романов, страстей, взлетов и падений. Всю жизнь я колотилась, больше не хочу. Я устала и успокоилась. Мне теперь уже интересно, что там у Георгия, у Лели, что из них получится, какая у них будет судьба…

Вот приходит ко мне на программу женщина 65 лет. У нее чулки в сетку, мини-юбка, ботфорты, нелепое декольте, и разукрашена она, как мартышка. Начинаю с ней разговаривать, выясняется: родители держали в строгости, вольностей не разрешали, юбка — только ниже колен. Они умерли, и вот она отрывается… Умом я понимаю, что все люди имеют право на самовыражение и мы должны быть толерантны друг к другу, но… У каждого возраста свой кодекс, и следовать ему необходимо. Если в преклонном возрасте захочешь позволить себе что-то из того, что приемлемо в 25 лет, надо хорошенько подумать, чтобы не выглядеть смешной. И если не успела в свое время, как, допустим, я: утонуть в страстях, окунуться в море романов, поездить автостопом в Ригу, поносить мини-юбки, повыходить замуж, поразводиться, нарожать детей... то, значит, поезд ушел.

А я вот все это успела. И сейчас горжусь тем, что я — зрелая женщина. И не придет мне, взрослой тете, в голову молодиться, изображать из себя девочку, заигрывать и всеми способами показывать, что я еще о-го-го. Нет, не хочу быть посмешищем. Как только вижу тетеньку моих лет, которая начинает хвалиться молодым любовником, понимаю сразу: все, кранты, значит, совсем у нее, бедной, плохи дела. Не успела в свое время. А я, повторяю, все успела. И теперь всем своим дала клятву: я — хорошая, я — только в семье. И мне так комфортно.

— А как насчет других комплексов, которые приходят с возрастом — все-таки меняется фигура, уходит прежняя красота?..

— Меня беспокоит одно — лишний вес. В моем случае это просто распущенность.

«У меня нет кризиса среднего возраста, потому что я все успела — поколотиться в страстях, утонуть в романах, выйти замуж, развестись, нарожать детей... Мне не о чем жалеть!» «У меня нет кризиса среднего возраста, потому что я все успела — поколотиться в страстях, утонуть в романах, выйти замуж, развестись, нарожать детей... Мне не о чем жалеть!» Фото: Марк Штейнбок

Я люблю поесть. Потому что вкусно и хочется все попробовать. Иногда, правда, посмотрю на себя по телевизору, подумаю: «Нет, это не я! Срочно надо худеть! Завтра же начну!» И тут же ухватываюсь за предательскую мыслишку: «А зачем? Тьфу, не сглазить бы — и так все хорошо». И… переключаю канал. Вот если бы Эрнст мне сказал: «Либо в следующем месяце минус 20 килограммов, либо увольняю!» — разумеется, я изменилась бы. Но, с другой стороны, не могут люди быть вечно молодыми и худыми. Я была такой, и довольно долго. Слава Богу, сохранилось подтверждение тому — в фильмах и на фотографиях. И все это видели... (Со вздохом.) Но все-таки я решила доказать, что у меня есть сила воли. Обещаю читателям «7Д», что в наступившем году вы меня не узнаете!

Благодарим Офис по туризму Швейцарии и авиакомпанию SWISS за помощь в организации поездки


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Cadir

    #
    После стольких браков-конечно хочется отдохнуть-да и кому она сейчас нужна!Давай поженимся для нее оттдушина где она высказывает все что хочет сказать своему мужу не более того!У нее есть ответы и советы на все случаи жизни-сама прошла-огонь и воду и медные трубы-но зачем оскорблять женихов и невест-которые этого не прошли?Я бы оставил только Василису-она более сдержана и высказывается по существу-остльных-на мыло!Пусть не позорят первый канал!
  • ТатьянаЛ

    #
    Ужасно раздражает манерный вальяжный голос Ларисы. Не зря в "Жестоком романсе" ее озвучивала Анна Каменкова. И еще бесят двойные стандарты. Когда всех девочек она отчитывает только за мысли о чужих мужьях, но когда на программу пришла Настя Кочеткова, у которой увела мужа дочь Михалкова, как все тут же поменялось. Как Гузеева начала хвалить дочь Михалкова. Ну как же - сам Никита Сергеевич! Разве можно что-то сказать плохое про его дочь. Иногда говорит откровенную чушь, но, как правильно здесь было написано, говорит ее с таким видом, как будто это истина в последней инстанции. Единственный хороший фильм с ней - это "Жестокий романс", где за нее поет Валентина Понамарева , а озвучивает, как я уже написала, Анна Каменкова. Интересно, удался ли бы фильм , если бы ее не переозвучили? Сомневаюсь.
  • Valentina

    #
    Я бы хотела иметь такую подругу, с ней надежно.....и правду скажет,и отчитает по полной, и пожалеет, и поможет.....уж она не предаст....

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Ума Турман (Uma Thurman) Ума Турман (Uma Thurman) актриса
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +