Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Кирилл Андреев: «Между нами с сыном особая связь»

«Когда меня повезли в операционную, ко мне бросилась Лола и как оберег положила на грудь фото Кирюшки…»

И вдруг папы не стало — совершенно здоровый человек сидел на своей кухне, встал, упал как подкошенный, и все. Потом выяснилось, что оторвался тромб… Я как будто часть себя потерял. Отец всегда со мной, особенно остро я чувствую боль утраты, когда мы выступаем в «Олимпийском» — он был заслуженным строителем и возводил этот комплекс. А мама работала главным технологом Первой образцовой типографии, умерла четыре года назад от рака. Как многие наши люди, не обращала внимания на боли, терпела — авось пройдет. Не прошло… Последние полгода ужасно мучилась, я возил ее по всем клиникам, но уже никто не мог помочь… Первое время после ухода мамы я жил как во сне. Плакал так, что порой не мог остановиться. А потом свою боль выплеснул в стихи, на которые Илья Зудин написал песню «Мама». Родителям я благодарен за каждый день своей жизни.

Ведь у меня было счастливое детство. Мы жили на Рязанском проспекте, и наш двор и лесопарк рядом казались мне самыми лучшими местами в мире. Когда теперь оказываюсь на родной улице, меня просто переполняют теплые воспоминания. И меня там помнят. В актовом зале школы, где я учился, моей персоне целый уголок посвящен.

— А кем вы хотели стать в детстве?

— Я всегда любил петь — любую мелодию мог воспроизвести. Гены у меня подходящие: бабушка пела в хоре Пятницкого, двоюродный дедушка танцевал в ансамбле Игоря Моисеева. И пластинки хорошие дома водились: когда папу послали в командировку в Алжир, оттуда он привез замечательную коллекцию западной эстрадной музыки. Но зубрить сольфеджио — это не по мне. Я был заводилой во всех дворовых играх: под моим руководством мы строили шалаш, бились в футбол, играли в казаки-разбойники.

И еще я обожал спорт. В 12 лет прошел строжайший отбор в школу плавания — из тысячи мальчишек взяли всего десять. Стал кандидатом в мастера спорта и на этом остановился. В конце 80-х спортивные достижения не кормили, а мне надо было думать о будущем. Тогда я, насмотревшись фильмов со Шварценеггером, занялся бодибилдингом — выжимал по 140 килограммов. А для заработков начал сниматься в рекламе. Когда принес домой 300 рублей гонорара, мама прослезилась — она в месяц зарабатывала 150. Первая фотосессия прошла в самом привычном для меня месте — в бассейне. Наверное, поэтому все получилось так удачно. Меня стали приглашать разные журналы. Однажды у метро «Арбатская» ко мне подошла девушка и сказала: «Вы очень фактурный.

«Бог не наказывает, Он предупреждает. После той травмы, словно заново родившись, я повзрослел, понял, как хрупка жизнь...» «Бог не наказывает, Он предупреждает. После той травмы, словно заново родившись, я повзрослел, понял, как хрупка жизнь...» Фото: Елена Сухова

Мой папа вместе с одним американцем владеет школой моделей, скоро его партнер приезжает сюда, в Москву. Приходите на кастинг». Я удивился: съемка в рекламе — это одно, а ходить по подиуму — совсем другое. Но на кастинг пошел, меня сняли на «Полароид» и… приняли. Через полгода я подписал контракт на 100 тысяч долларов на работу в Америке. Уже рисовал себе невероятные перспективы, но, как назло, совладельцы агентства разругались и мой контракт аннулировали. Однако в Нью-Йорк я все равно поехал. У меня было скоплено две тысячи долларов, и я решил: «Надо рискнуть!» Английский не знал, по совету американских знакомых по четыре часа пялился в телевизор, смотрел новости CNN — иногда засыпал, но заставлял себя вслушиваться в чужую речь. И через три месяца в моей голове как будто щелкнуло — стал понимать английский.

В Америке быстро нашел работу — снимался в рекламе одежды. Получал по 300 долларов за съемку и отправлялся по магазинам. У нас в СССР еда была по талонам, одежду покупали втридорога у фарцовщиков. А здесь полное изобилие, сотни моделей джинсов, десятки видов модных тогда сапог-казаков. Но через полгода я вернулся в Москву. В модельном бизнесе слишком много мужчин с определенной ориентацией. И в Америке я сталкивался с «теплыми» взглядами и недвусмысленными предложениями. А обойти этих влиятельных людей было невозможно: моя виза заканчивалась, продлить же ее могли только те, кто был мне противен. И я решил: лучше есть черный хлеб, но оставаться мужиком. Вернулся с теми же двумя тысячами долларов и двумя чемоданами классной одежды. В Москве все сложилось неплохо — съемки в рекламе, показы одежды, но я мечтал о большем.

И вот однажды повезло — меня пригласили сняться в клипе с самой Лаймой Вайкуле (я сыграл роль злобного продюсера). Как же я кайфовал на съемочной площадке: потрясающая певица, интересный режиссер Георгий Гаврилов, бывший муж Маргариты Тереховой, сейчас он работает в Америке, замечательный художник по костюмам Павел Каплевич! Я наблюдал за процессом и чувствовал: больше всего на свете хочу вот этого — петь, сниматься в клипах. Попытался выступать в ночных клубах, но без особого успеха, пока в одном заведении не встретил Наташу Ветлицкую. Мы с ней познакомились в моей модельной школе — она, суперзвезда, делала у нас фотосессию. Вряд ли помнила меня, но я набрался смелости, подошел к ней и признался: «Так петь хочется…» А Наташа говорит: «Ой, а мой знакомый композитор Игорь Матвиенко как раз набирает парней в группу.

Я вас познакомлю…» На прослушивание для будущих «Иванушек» на «Мосфильм» пришли сотни молодых парней. Но Матвиенко выбрал троих — меня, Сорина и Рыжего. Так что я — везунчик.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Сергей Светлаков Сергей Светлаков шоумен, телеведущий, актер, продюсер, сценарист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте