[AD]

Евгения Добровольская: «С Ефремовым жить невозможно!»

«Если двоим вместе тяжело, плохо — нужно разводиться. Я расставания не боюсь».
Наталья Дьячкова
|
20 Февраля 2013
Фото: Марк Штейнбок. На жене пуловер Sportmax, джинсы Diesel

«Если двоим вместе невозможно, тяжело, плохо — нужно разводиться. Я расставания не боюсь. И, кстати, никто из моих знакомых, прошедших через развод, не пропал и не очутился в дурдоме».

— Евгения, думаю, для многих женщин вы являетесь примером. Сильная, независимая, успешная. В 40 лет вы уже стали народной артисткой России. Постоянно снимаетесь в кино, играете на сцене прославленного МХТ. И при этом вы мать четверых детей!

— Ну, не знаю, какой я пример. Не сомневаюсь, что есть люди, которые меня ненавидят, которым совсем не нравится, как я живу. Да и ради бога! Мне все равно, что обо мне думают. Вот разве что, когда я играю спектакль, мне очень хочется, чтобы зрителям понравилось.

— Но уж в способности все успевать вы точно можете служить примером…

— Нет, не все! Кофе выпить вечно времени нет. (Смеется.) Это когда я была юной и старших своих детей бросала то на бабушку, то на няню, а потом отдавала их на пятидневку, вот тогда я много чего успевала. Кроме, как оказалось, самого главного — быть рядом с детьми, когда они росли. Помочь, когда им была нужна помощь. Там недоглядела, тут не протянула руку, тогда не помогла разобраться в проблемах… Теперь вот мучаюсь, чувствую себя виноватой.

«Мама для меня пример. Красавица в молодости, она и в 60 выглядела отлично».Женя с мамой Галиной Витальевной. 1966 г. «Мама для меня пример. Красавица в молодости, она и в 60 выглядела отлично».Женя с мамой Галиной Витальевной. 1966 г. Фото: Фото из личного архива Евгении Добровольской

Но у меня все же есть оправдание. Когда родился мой первый ребенок Степа, я училась в ГИТИСе, была совсем молодой и, естественно, мне хотелось чего-то добиться в профессии, это было тогда у меня в приоритете. Спустя пять лет появился на свет Николаша, а еще через пять лет мы с его папой — Мишей Ефремовым — развелись. И мне пришлось тянуть двоих детей. Тут уж хочешь не хочешь, а работай как проклятая! Вот я и соглашалась на все подряд. Это сейчас я уже могу выбирать и заниматься только тем, что мне интересно. При этом с младшими детьми Яном и Настей я стараюсь проводить как можно больше времени. Даже если нахожусь в театре, на репетиции, никогда не отключаю телефон. А вдруг что-то случится и я буду нужна кому-то из своих детей? Не хочу больше, чтобы они ощущали себя брошенными.

«Мой сын Николай — бурная смесь Ефремова и Добровольской». Николай с сестрой Настей. 2012 г.  «Мой сын Николай — бурная смесь Ефремова и Добровольской». Николай с сестрой Настей. 2012 г. Фото: Фото из личного архива Евгении Добровольской

— Женя, в вашей жизни был еще долгий период, когда вы одна растили уже не двоих, а троих сыновей. Не опасались, что мальчишки подрастут и упрекнут вас в том, что вы лишили их отцов?

— Ну, может быть, когда-нибудь кто-нибудь из них мне что-то подобное и скажет. Мол, как он страдал. Но пока Бог миловал — ни Степан, ни Николай, ни Ян ничего подобного не говорят. Кстати, а что, это было бы для них большим счастьем, если бы отец жил с ними в одной квартире и, допустим, лежа читал газету целыми днями? Или был все время занят, как Миша… Он прекрасный, но жить с ним невозможно. Не-воз-мож-но! (Смеется.) И потом, у нас папы никуда не исчезали, просто жили отдельно. И у Степы был отец, и у Николаши, они прекрасно общались, не теряли связи. К сожалению, Степин папа не так давно умер, внезапно и очень быстро сгорел от рака…

(Первым мужем Добровольской был актер Вячеслав Баранов. — Прим. ред.)

— Ну а вам самой разве легко было раз за разом разочаровываться в семейной жизни, в мужчинах?

— Очарование и любовь к мужчине, на мой взгляд, не могут длиться долго. Совместная жизнь должна приносить радость. А если она состоит из одних проблем и претензий, надо расставаться... И я не вижу в разводе никакой особенной трагедии! Не верю в сказки про вечную любовь, про какие-то две половинки. Не верю! «Любовь одна, только объекты разные», — так говорила Людмила Марковна Гурченко. (Улыбается.) Объекты моей любви — мои дети, по-настоящему родные люди. А муж, ведь он даже не родственник, чужой человек... Конечно, я знаю множество счастливых браков, когда люди много лет живут душа в душу.

«Степан долго был главным моим помощником. Научился готовить и кормил всю семью, водил Яна в детский сад».Со старшим сыном Степаном и новорожденным Яном. 2002 г. «Степан долго был главным моим помощником. Научился готовить и кормил всю семью, водил Яна в детский сад».Со старшим сыном Степаном и новорожденным Яном. 2002 г. Фото: Марк Штейнбок

Но если двоим вместе невозможно, тяжело, плохо, если в семье нет гармонии, а только злоба и ненависть друг к другу, надо разводиться. Кстати, как раз об этом французская пьеса «Предел любви», в которой мы играем вдвоем с Андреем Кузичевым. Она построена на монологах мужчины и женщины. Муж решил уйти от жены, а для нее это мощнейший удар, катастрофа, мир рушится! Пьеса демонстрирует разницу русского и французского менталитетов. Этим французам обязательно все на свете надо проговорить — каждую ступень своей жизни. Они договариваются о любви, о сексе, мол, что тебе нравится, как тебе нравится... У нас же это не принято совершенно. У нас поцеловал — вот и хорошо. Даже если и не хорошо поцеловал, все равно никто ничего не скажет. А французы все выясняют друг у друга подробнейшим образом и раскладывают по полочкам.

С первым мужем Вячеславом Барановым (кадр из фильма «Клетка для канареек»). 1983 г. С первым мужем Вячеславом Барановым (кадр из фильма «Клетка для канареек»). 1983 г. Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО

Причем если что-то в этом «шкафчике» перемешается — катастрофа! А для нас катастрофа — естественное состояние, мы постоянно так живем. Зато если что-то разложено по полочкам, нам некомфортно. Во всяком случае, я сама именно такая. И когда моя помощница по хозяйству Надя переусердствует и расставит все вещи по местам, я потом ничего не могу найти. Такой же хаос у меня и в голове, и в жизни…

— Возвращаясь к разводам… Ваша героиня воспринимает это как трагедию. Вам понятны ее чувства?

— Мне интересно было сыграть эту женщину, но я сама на нее не похожа. Я расставания с мужчиной не боюсь. И, кстати, никто из моих знакомых, прошедших через развод, не пропал и не очутился в дурдоме. У одной подруги, как и у меня, четверо детей, и она как-то справляется с ними одна.

«Жить с Мишей было не-воз-мож-но!» «Жить с Мишей было не-воз-мож-но!» Фото: Сергей Петрухин

Да, трудно! Бегает, крутится как белка в колесе. Но дети ее ни в чем не нуждаются, получают образование. Женщина вообще на многое способна! Мы лучше мужчин — умнее, тоньше, глубже, интереснее, загадочнее. Они же просты и примитивны в своих желаниях. Настоящих мужиков мало, в большинстве своем они инфантильны, к сожалению... Я никогда не боялась трудностей. Знала, что смогу сама поставить на ноги своих детей. Хотя разрыв с мужем — это болезненный процесс, как ни крути.

— То есть ваша позиция состоит в том, что незачем терпеть друг друга, если это становится тяжело, а лучше разъехаться, так?

— Абсолютно. И для ребенка это будет лучше, и поможет сохранить если не любовь, то хотя бы уважение друг к другу — то самое, что очень легко теряется в этих коробочках с минимальным количеством квадратных метров…

— Женя, а сами-то вы комфортный человек для близких людей?

— Как однажды сказал мне бывший свекор Олег Николаевич Ефремов: «Ты тоже не сахар».

«Дима пришел в наш сумасшедший дом и сразу в него вписался, как будто всегда тут жил. Не было у нас никаких притирок — я бы их не вынесла!» «Дима пришел в наш сумасшедший дом и сразу в него вписался, как будто всегда тут жил. Не было у нас никаких притирок — я бы их не вынесла!» Фото: Марк Штейнбок. на жене пуловер, джинсы Diesel, на Диме джинсы Lab Pal Zileri, пуловер Diesel, на Яне костюм Dondup, кеды GF Ferre, на Насте майка, толстовка Blumarine Baby, джинсы Kenzo, «Кенгуру»

Да, со мной жить очень сложно. Я эмоциональная, взрывная, совсем не сентиментальная, не лиричная. Чересчур, наверное, жесткая, даже черствая. И вот в этом смысле мне жалко моих мальчиков, которым, возможно, не хватало материнского тепла и ласки. Я с ними никогда не сюсюкала. Но у меня тяжелая жизнь, и если бы я была мямлей, то давно бы сломалась. Театр, между прочим, не самая благостная среда для выживания. Там невозможно быть белой и пушистой.

А придя домой, невозможно сразу перестроиться.

— И все-таки нашелся мужчина, которому удалось ужиться с такой неудобной женщиной, как вы.

— Знаете, Дима настолько легко влился в мою семью, что я даже не успела толком осознать, что у нас что-то изменилось. И он терпит меня уже восемь с лишним лет. Он мой тяжелый характер изучил очень хорошо, поэтому понимает меня с полуслова, даже с полувзгляда. Чувствует мое настроение и знает, когда лучше промолчать, дабы избежать бури и скандала. Он вообще немногословный человек, сдержанный. Но иногда и его прорывает. И тут уже я бросаюсь его успокаивать. Умоляю: «Тихо, тихо, не пугай детей». Или от греха подальше прячусь вместе с Настей в комнате, пережидать бурю. Муж вспыльчив, но его запал быстро кончается.

Потому что он действительно очень любит нас всех!

— Дмитрия вообще, судя по всему, трудно чем-то напугать. Не каждый решился бы связать свою жизнь с женщиной, у которой трое сыновей от разных отцов…

— Он просто пришел в наш сумасшедший дом и сразу в него вписался, как будто всегда тут жил. Не было у нас никакой притирки, подлаживания друг под друга. Я бы точно этого не выдержала! И с мальчишками моими у него никаких проблем не возникло, они приняли его совершенно спокойно. Если бы с его приходом в семье возник какой-то напряг, дискомфорт, кто-то кого-то раздражал и смущал, ничего бы у нас не сложилось. Я благодарна ему за то, что он всегда был очень добр и внимателен к маленькому Ясику. Он не стремился заменить ему отца, сын знает, что у него другой папа.

С Марией Ароновой в фильме «Артистка». 2007 г. С Марией Ароновой в фильме «Артистка». 2007 г.

А Димины родители для Яна самые настоящие бабушка и дедушка, он их обожает, и они его очень любят. Они удивительные люди — душевные, добрейшие, ко мне относятся как к родной. Частенько помогают мне с младшими детьми, если надо с ними посидеть. Я без них как без рук.

— Вы родили дочку в 44 года. Возраст создавал какие-то особенные проблемы?

— Когда я сообщила Олегу Павловичу Табакову, что жду ребенка, он спросил: «Сколько можно?» Я обещала: «Это последний». И все стали ждать этого ребенка — мы, друзья, коллеги, журналисты. Я еще носила в животе свою девочку, а в прессе уже вовсю писали, что Добровольская родила четвертого мальчика... (Смеется.) Рождение Стаси — это настоящее чудо!

Хотя она досталась мне тяжело. В последние месяцы беременности я только и делала, что лежала. Это пока молодая была, могла во время беременности экзамен по танцу сдавать. А тут уже даже просто пошевелиться было страшненько. После рождения дочки я подумала, что все сложности уже позади, и сразу активно начала действовать. Вернулась на сцену, ввязалась в какие-то съемки. А ведь Настя была очень беспокойной, ночами практически не спала. И хотя Дима меня поддерживал как мог, носил ее на руках, убаюкивал, но все равно я взвалила на себя слишком много. Говорят, что роды омолаживают. Чушь! Ничего они не омолаживают. Это мощнейший стресс для организма, а с возрастом все процессы усугубляются. Короче говоря, я не рассчитала свои силы. Не учла, что сильно поправилась — после родов весила 85 килограммов.

И мой позвоночник не выдержал такой нагрузки, произошло смещение позвоночных дисков. Я не могла повернуть шею, а когда пыталась это сделать, все тело пронзала острая боль. У меня стала отниматься правая рука, я не то что ребенка не могла поднять этой рукой, я даже чайник ею поставить не могла! Сколиоз у меня давно, и я привыкла к боли в спине. Но тут испугалась не на шутку! Ужасно ощущать себя слабой и беспомощной… Я же должна работать, младших детей поднимать, старшим помогать. И я поняла, что, пока не поздно, надо спасаться! Но прежде чем спасаться самой, мне нужно было ребенка спасать. Дочка родилась с жутким искривлением позвоночника. Благо у нас есть гениальный врач-массажист, которая лечила всех моих детей. Она врач от Бога, поднимает на ноги даже детей с церебральным параличом. Так вот, я стала возить к ней Настю на массаж и однажды пожаловалась, что у меня рука отнимается.

С Андреем Кузичевым в спектакле МХТ «Предел любви». 2012 г.  С Андреем Кузичевым в спектакле МХТ «Предел любви». 2012 г. Фото: РИА «НОВОСТИ»

Она прощупала мой позвоночник и была в шоке от того, как у меня все запущено. В общем, она и Насте помогла, и меня вернула к нормальной жизни. Но два раза в год мы с дочкой обязательно проходим курс лечебного массажа. У дочки теперь спинка ровная, она занимается в балетной студии, обожает танцевать…

— Девочки от мальчиков сильно отличаются?

— Да абсолютно разные планеты! Хотя собиралась я тут под Новый год купить Насте красивое платье принцессы, но дочка заявила: «Я не принцесса! Я — рыцарь». Сама выбрала себе щит и меч, доспехи крестоносца и с довольным видом всех вокруг устрашала… (Смеется.) Пока Настюша меня от себя отпускает с трудом. Она мой хвостик, все за мной повторяет. Если я читаю сценарий или разучиваю текст роли, сидит рядышком, листает книжки или играет на планшетнике.

Всякий раз, когда у меня вечером спектакль, умоляет взять ее с собой. Ей очень нравится бывать за кулисами — она там чувствует себя как рыба в воде, бегает по гримерным, со всеми радостно общается. Все в театре уже знают, что ее зовут Анастасия Дмитриевна — она только так представляется, когда с кем-то знакомится. Иногда я ее уговариваю: «Останься с бабушкой, у меня сегодня тяжелый спектакль». Но она настаивает: «Мама, я не буду тебе мешать, тихо посижу. А когда ты будешь кричать, закрою уши. Не бойся, я ничего не услышу». Настя уже привыкла к тому, что мама вечно на сцене кричит, роли-то у меня драматические. (Улыбается.) И дочке тоже хочется на сцену. Спрашивает меня: «А когда ты меня туда возьмешь и мы вместе потанцуем?» — А что все-таки выросло из ваших старших сыновей, которые, судя по тому, что вы рассказывали, в детстве были предоставлены сами себе?

— Нет, ну это слишком сильно сказано!

Они, конечно, не были предоставлены сами себе. Я старалась, к примеру, их эстетически развивать. И Степа, и Николай, и Ясик проходили испытание музыкальной школой. Правда, все как один этого испытания не прошли! С каждым я промучилась ровно по пять лет — они играли на фортепиано и на моих нервах. (Смеется.) И все трое в результате отказались заниматься музыкой. Теперь мне же предъявляют претензии: почему, мол, ты нас не заставляла? Я говорю: «Интересно получается! Пять лет вас водишь в музыкальную школу, сидишь там, мучительно ждешь, пока вы отзанимаетесь, потом еще по вечерам учишь с вами гаммы… И вот вы говорите, что больше не хотите заниматься.

А теперь выясняется, что вы в принципе-то хотели, но только при условии, что я еще больше усилий приложу». По-моему, бессмысленно давить на ребенка, заставлять его что-то делать. Все равно он поступит по-своему. Например, Ян сначала на скрипке учился играть, но при этом омывал слезами инструмент — они капали прямо на струны. Он уверял, что хочет играть на фортепиано, и я поверила. Но тут, разучивая гаммы, он уже стал рыдать в голос. А потом взял и «уволил» себя из музыкальной школы — хитрым, коварным, ужасным образом. Просто взял и специально завалил экзамен! Дома накануне все прекрасно играл, а утром мне звонок от учительницы: «Он сыграл две ноты — и все, остановился!» А у нас известно, какие музыкальные школы... Общим развитием они не занимаются. И хотя в нашем районе их целых три, везде говорят одно и то же: мы, мол, работаем на результат.

«Рождение Насти — настоящее чудо! Хотя она досталась мне очень тяжело. Пришлось и ребенка спасать, и самой спасаться» «Рождение Насти — настоящее чудо! Хотя она досталась мне очень тяжело. Пришлось и ребенка спасать, и самой спасаться» Фото: Марк Штейнбок. На жене платье Diesel, на Насте платье Val Max, туфли Blumarine Baby, «Кенгуру»

То есть всех учеников готовят в Бетховены. А чтобы ребенок просто ходил, изучал историю музыки — этого никак нельзя.

— Вот интересно, играть психологически очень непростую роль в спектакле «Письмовник» Ясик тоже сам ­решил?

— Он просто высказал желание играть на сцене. Я не возражала. А тут подвернулась именно эта роль. И вот уже больше года Ясик вместе со мной выходит на сцену МХТ. Действительно, это тяжелая взрослая постановка, и у детей там сложные роли. У Яна поначалу после этого спектакля случались настоящие истерики, он рыдал, бедный. Приходилось его подолгу успокаивать. Но постепенно, слава Богу, освоился в этой роли. Еще он занимается в музыкальном театре юного актера — там танцует и поет в мюзикле «Оливер».

Однако актером становиться пока не собирается, говорит: «Просто мне хочется быть там, где ты, мама, работаешь…» А вот Степа как раз категорически не хотел туда, где я работаю. Он сам выбрал свой путь — учился в лицее при РГГУ, окончил Плехановский институт. Сейчас ему 26 лет и он работает финансовым директором в какой-то компании. Я в этом ничего не понимаю. Но, по-моему, это хорошая должность. Степа очень серьезный парень, рано стал самостоятельным, долгое время он был моим главным помощником. Научился готовить, и, если у меня не было времени на это, Степан всех нас кормил. Очень рано он освоил вождение машины, получил права и возил Николашу в школу, Яна — в детский сад, а потом забирал их домой. Но, став студентом, он решил жить отдельно — снял квартирку, подрабатывал и сам ее оплачивал…

Николаша совсем другой. Ему 21 год, и он пока никуда от нас уходить не собирается. С ним все сложно. Характер адский — бурная смесь Ефремова с Добровольской. (Смеется.) И мне его жалко, понимаю, что ему самому нелегко. Он с детства был безбашенным, неугомонным, необузданным. Вымахал огромный — метр девяносто. Его отец всякий раз, когда видит Николашу, ужасается: «О, сын, ты еще, что ли, вырос? Я тебя боюсь». Николаю приходится нести знаменитую фамилию, и он признается, что это его гнетет. Все знают, кто его родители, дедушка, бабушка, и рассматривают парня с пристрастием. Николаша снялся в нескольких фильмах, среди которых «Белая гвардия», «ДухLess», вот и сейчас опять уехал на съемки в Ригу. Он учился в ГИТИСе, но диплом не получил. Пока он такой свободный художник, ищет себя.

Прекрасно, что книги стал читать, раньше был к ним равнодушен. И еще радует, что с младшими он возится с удовольствием. Теперь он наш большой усатый нянь. (Улыбается.)

— Ваши взрослые мальчики посвящают вас в свою личную жизнь, делятся проблемами, переживаниями?

— Наверняка они мне не все рассказывают. Но если возникает серьезная проблема или им действительно плохо, идут ко мне. Это дорогого стоит! Думаю, я правильно поступала, что не держала сыновей возле себя, не тюкала и не опекала на каждом шагу. Я лишь наблюдала за ними со стороны и осторожненько направляла. У них была свобода! Конечно, я пыталась их предостеречь от каких-то глупостей и ошибок. Но говори не говори, а свою голову не приставишь.

«У меня на участке целое хозяйство: козы, куры, петухи, три кошки и две собаки. И все это богатство — мое!» «У меня на участке целое хозяйство: козы, куры, петухи, три кошки и две собаки. И все это богатство — мое!» Фото: Марк Штейнбок

Чтобы понять что-то про жизнь и повзрослеть, приходится каждому свои шишки набивать. Самый опасный возраст — с четырнадцати до двадцати лет. Степа и Николаша его, слава Богу, уже проскочили. Я всегда безумно боюсь праздников, сборищ. Коллективное подростковое безумие — это очень опасно. В компании они слетают с катушек, становятся совершенно неуправляемыми, оголтелыми. У меня самой была юность о-го-го! Когда вспоминаю, что творила, ужасаюсь. Как только выжила, спрашивается… А поскольку у меня четверо детей, которых я сама привела в этот жестокий мир, покоя мне нет и не будет. Если они не со мной, за каждого волнуюсь и переживаю. Но что я могу? Только молиться за них.

— Женя, а вырваться из Москвы, съездить куда-нибудь в отпуск вам удается?

— Нет, я в принципе не умею отдыхать. И никуда не уезжаю дольше чем на четыре дня. Ведь я работаю в репертуарном театре, и каждый пятый день у меня спектакль.

— А дети как же? С папой ездят отдыхать?

— Нет, с бабушкой. Потому что у папы такая же сумасшедшая работа, как и у меня (Дмитрий — кинооператор. — Прим. ред.).

— Дима часто уезжает в киноэкспедиции?

— Хотелось бы чаще, конечно... (Смеется.) Нет, серьезно! Это ведь только на пользу отношениям. Не представляю, как люди могут находиться вместе изо дня в день и при этом друг друга не возненавидеть!

— Женя, в последнее время вы больше похожи на подростка, чем на многодетную маму. Выглядите прекрасно — худенькая, лицо молодое, глаза горят. Это потому, что у вас есть мощный стимул? Я имею в виду, что ваш муж моложе вас…

— Я не вижу в наших отношениях мезальянса. Ну да, ему тридцать пять, но я-то ощущаю себя лет на тридцать! И когда мне предлагают роли взрослых тетенек — искренне удивляюсь. Хотя иной раз веду Настю в детский сад, в который в разное время ходили все мои дети, и думаю: «Какой ужас! Я уже двадцать с лишним лет топчу эти ступеньки...» (Смеется.) А слежу за собой я, поверьте, не ради мужа, а прежде всего для себя. Он-то любит меня такой, какая я есть... Но мне хочется хорошо выглядеть. А жизнь заставила внимательно следить за здоровьем, придерживаться строжайшего режима питания.

«Муж терпит меня уже восемь с лишним лет. И пока мы с ним движемся по жизни в одной связке — мы семья!» «Муж терпит меня уже восемь с лишним лет. И пока мы с ним движемся по жизни в одной связке — мы семья!» Фото: Марк Штейнбок. На жене куртка Desam, на Диме куртка, джинсы Baon

Чтобы снять нагрузку с позвоночника и не допустить возвращения проблемы, о которой я вам рассказывала, надо было как можно быстрее похудеть. И вот, когда я была в отчаянии от того, что такая огромная, рыхлая, вялая, судьба послала мне встречу с доктором, у которой своя оригинальная методика «золотая игла»: нужно носить в ухе иглу, которая блокирует аппетит, и соблюдать диету, которая разрабатывается индивидуально для каждого. Мне пришлось совсем отказаться от круп и мучного — хлеба, пирожков, макарон. Зато я могу есть любое мясо и рыбу, кисломолочные продукты, овощи, фрукты. Мой завтрак — творог, нежирный кефир, фруктовый салат. На обед ем легкие супы, мясо или рыбу с овощами. А на ужин — тоже кусок мяса или рыбы, желательно приготовленные на пару, с салатом.

В день у меня не больше трех приемов пищи, а то и два, ведь ужин бывает не всегда. Пришлось «зашить» рот от перекусов — даже яблоко нельзя съесть просто так, это тоже считается едой! Ну и после шести часов вечера я ни крошки в рот не беру. Даже пью с осторожностью. О спиртном уж и не говорю — его категорически нельзя!

— Боже мой, сколько ограничений!

— Ну хочется же чувствовать себя молодой и прекрасной! У меня есть пример — моя мама. В молодости она была красавицей и лет до 60 выглядела отлично. Вела активную жизнь, тщательно ухаживала за собой... А что касается ограничений — трудно было только поначалу. Мне приходилось отдельно готовить для себя и отдельно — для своих домашних. А как готовить, не пробуя? И я периодически переставала их кормить, что, конечно, всех расстраивало.

(Смеется.) Но зато я очень довольна результатом — за год сбросила 22 килограмма. А теперь остается только поддерживать комфортный для меня вес — 61 килограмм... И еще я регулярно делаю разные омолаживающие процедуры для лица.

— Женя, а что вас, имеющую достаточно свободные взгляды на семейную жизнь, сподвигло официально выйти замуж за Дмитрия?

— Мы прекрасно жили не тужили без штампа в паспорте. А поженились ради Насти. Решили, что будет лучше и удобнее для всех, если дочка родится в официальном браке. Расписались где-то за месяц до ее появления на свет. Для меня это просто формальность. При этом я не тешу себя иллюзиями по поводу того, что Дима непременно всегда будет рядом.

«Не вижу в наших отношениях мезальянса. Ну да, мужу тридцать пять, но я-то ощущаю себя лет на тридцать!» «Не вижу в наших отношениях мезальянса. Ну да, мужу тридцать пять, но я-то ощущаю себя лет на тридцать!» Фото: Марк Штейнбок. На Яне куртка Ferrari, брюки GF Ferre, шапка Il Trenino, на Насте комбинезон Poivre Blanc, шапка Il Trenino, «Кенгуру»

Пока мы с ним движемся по жизни в одной связке — мы семья. А что будет дальше? Неизвестно. И уж во всяком случае я никого не держу!

— И если жизнь заставит, вы справитесь одна с четырьмя детьми?

— Так со старшими уже не надо справляться, они взрослые! Что выросло, то выросло. А с маленькими… Я готова ко всему! Но в будущее стараюсь не заглядывать. Зачем? Надо жить сегодня и сейчас, радоваться тому, что имеешь. Жизнь ведь такая хрупкая, непредсказуемая. И я научилась быть благодарной судьбе не только за хорошее, но и за трудности, горести, искушения, испытания.

— Женя, если бы вы могли начать все сначала, вы бы многое поменяли в своей жизни?

— Ничего бы по большому счету не стала менять. Ведь какие варианты изменений могут быть? Первый — пожертвовать детьми ради работы. Не могу сказать, что это бред, потому что многие люди искусства так и поступают. Но для меня это не вариант! Ведь когда человек умирает, на работе о нем очень быстро даже вспоминать перестают. Особенно если человек — театральный актер! Ведь спектакль — вещь эфемерная. Он идет-идет, а потом все — перестает идти, и ничего от него не остается. То, ради чего актер жертвовал, исчезает без следа. Спрашивается: ради чего тогда, зачем? Ради собственных амбиций? Но я не тщеславна. Ну а второй вариант — наоборот, пожертвовать карьерой ради детей. И это мне тоже не нравится! Я наблюдала такие судьбы — когда талантливая студентка рожает еще в институте и вместо того, чтобы попасть куда-то в театр, садится с ребенком.

Потому что, допустим, боится его оставить с мамой. И что потом? Ребенок вырастает и уходит жить собственной жизнью, а время уже безнадежно упущено… Нет, я ни о чем не жалею и ничего не хотела бы изменить! Ну да, мне ничего легко не доставалось, на голову не падало. Но зато я сама себе хозяйка, ни от кого не завишу, никому ничего не должна. Что имею — все мое: квартира, загородный дом. Я очень люблю свой подмосковный дом, несмотря на то что там приходится все время что-то ремонтировать, подделывать, перестраивать. Но это сладостные заботы! Кроме того, у меня там целое хозяйство: коза с двумя козлятками, куры, петухи, три кошки и две собаки. И все это богатство — мое! (Смеется.)

Фото Михаила Ефремова


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • thebestya

    #
    интересный материал, спасибо, но по фото сначала не признала)
  • Лилия

    #
    Любимая актриса! Не имею возможности видеть её на сцене,а в кино она хороша и неповторима в каждой роли. И чтобы не говорили и не писали завистники,Евгения права - она никому и ничего не должна!Дай Боже ей здоровья,счастья, радости и любви!!!
  • Ed

    #
    извенннните конечно,но дура-дурой.тупо просто женская логика(если не ********). :?:

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) певец, композитор, продюсер, танцор и актер
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...


    +